Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Сажин

К.и.н., с.н.с. Института востоковедения РАН, эксперт РСМД

Перекрытие Ираном Ормузского пролива, несомненно, станет casus belli – формальным поводом для объявления ему войны со стороны США и арабских нефтедобывающих стран Персидского залива. В данном случае пролив может послужить самостоятельной причиной развертывания боевых действий в регионе. Другой сценарий предполагает возникновение «Ормузского кризиса» уже в ходе боевых действий, осуществляемых с целью силового решения иранской ядерной проблемы.

Перекрытие Ираном Ормузского пролива, несомненно, станет casus belli – формальным поводом для объявления ему войны со стороны США и арабских нефтедобывающих стран Персидского залива. В данном случае пролив может послужить самостоятельной причиной развертывания боевых действий в регионе. Другой сценарий предполагает возникновение «Ормузского кризиса» уже в ходе боевых действий, осуществляемых с целью силового решения иранской ядерной проблемы. Однако при любых условиях в широком контексте проблема безопасности судоходства через Ормузский пролив (а также введение ЕС нефтяного эмбарго) является производной от глобальной проблемы неконтролируемой активности Ирана в ядерной сфере.

«Ормузский» баланс сил

ВМС и ВВС Ирана, которые задействованы в зоне Персидского залива, не идут ни в какое сравнение с группировками США и их союзников.

Иран способен на определенное время (по подсчетам специалистов, от одной–двух недель до месяца) перекрыть Ормузский пролив за счет установки минных заграждений и активных действий своих вооруженных сил. Военно-морские силы Корпуса Стражей Исламской Революции (ВМС КСИР), имеющие на вооружении быстроходные малотоннажные ракетные катера («москиты»), которые не могут засечь РЛС кораблей США, способны наносить мощные удары по кораблям противника в Персидском заливе. Кроме того, ВМС ИРИ имеют значительное количество береговых ракетных батарей, оснащенных пусковыми установками ракет HY-2 Silkworm (дальность стрельбы до 120 км, весом боезаряда 175 кг) и YJ-2 (известной как C-802 с дальностью стрельбы до 280 км, весом боезаряда до 225 кг). Нельзя забывать и о ракетных войсках с их «Шахабами» различных модификаций [1] и ВВС ИРИ.

Однако все же ВМС и ВВС Ирана, которые задействованы в зоне Персидского залива, не идут ни в какое сравнение с группировками США и их союзников. Достаточно сказать, что личный состав ВМС Ирана – около 40 тыс. человек [2]. Последнее время их основной задачей было участие в борьбе с сомалийскими пиратами. Кроме вышеназванного вооружения у ВМС ИРИ имеются три дизельные подлодки советского производства (класса «Кило»), три фрегата, два корвета, 170 боевых катеров (ракетных, торпедных, артиллерийских) и примерно столько же самолетов и вертолетов [2].

Соединенные Штаты на конец января 2012 г. располагали в регионе двумя авианосными ударными группировками (АУГ) во главе с авианосцами «Авраам Линкольн» и «Карл Винсон». Оба корабля относятся к авианосному подклассу «Нимитц» – это самые большие и наиболее вооруженные военные суда в мире. На борту каждого авианосца находятся свыше 5 тыс. человек, в том числе летный и летно-технический состав, а также 80 боевых самолетов. Кроме того, типовая авианосная группа, помимо самого авианосца, включает два крейсера, фрегат, три–четыре эсминца, две атомные подводные лодки, несколько кораблей обеспечения. В АУГ входят также по три корабля амфибийных сил с экспедиционным батальоном морской пехоты на борту (2200 морских пехотинцев). Большинство боевых кораблей сопровождения оснащено системой ПВО «Иджис». Они же могут быть носителями крылатых ракет «Томогавк», дальность полета которых составляет около 1000 км, а точность – до 6 м.

В январе 2012 г. США объявили о своих планах перебросить в марте к берегам Ирана третью АУГ. В ее состав войдут атомный авианосец «Энтерпрайз», ракетный крейсер и три ракетных эсминца.

В начале января Великобритания отправила в Персидский залив, где уже находится британский фрегат «Аргайлл», самый современный и мощный эскадренный миноносец «Дэринг». Министр обороны Британии Филип Хаммонд заявил, что Соединенное Королевство готово направить в район Персидского залива дополнительные корабли ВМС в том случае, если в регионе будет наблюдаться рост напряженности.

 

Борьба кланов, прежде всего, за власть и контроль над финансовыми потоками зачастую выплескивается и на международную арену, что делает внешнюю политику ИРИ недостаточно предсказуемой.

Помимо этого, на военных базах США в регионе постоянно дислоцированы значительные силы и средства. Естественно, что при таком раскладе итог гипотетической военной операции по разблокированию Ормузского пролива вполне прогнозируем. Это понимают и в Тегеране. Возможно, исходя из подобных соображений, в январе заявления иранской стороны стали менее радикальными и воинственными (хотя элементы блефа и шантажа все же прослеживаются). Скорее всего, в Тегеране решили не играть в «русскую рулетку» в Ормузском проливе. Однако, учитывая, что внутриполитическая обстановка в ИРИ осложняется жесткой борьбой двух кланов, двух центров власти, олицетворяемых президентом М. Ахмадинежадом и спикером меджлиса Али Лариджани, ничего исключать нельзя (особенно в условиях нарастания внутриполитической борьбы накануне назначенных на 2 марта 2012 г. выборов в меджлис и предстоящих летом 2013 г. президентских выборов). Обе группировки придерживаются идеологии «хомейнизма» – наиболее фундаменталистской версии шиизма – и стремятся доказать приверженность идеям аятоллы Хомейни и патриотизм, обвиняя друг друга в предательстве. Это опасно, поскольку борьба кланов, прежде всего, за власть и контроль над финансовыми потоками зачастую выплескивается и на международную арену, что делает внешнюю политику ИРИ недостаточно предсказуемой.

Дамоклов меч над Ормузским проливом

В связи с этим вероятность блокирования Ормузского пролива (и, соответственно, угроза войны) остается, и это будет висеть дамокловым мечом до тех пор, пока не будет решена иранская ядерная проблема.

Каковы могут быть последствия перекрытия этой важнейшей энергетической артерии?

  1. Мировой нефтяной рынок не дополучит 17 млн баррелей нефти в сутки. Особо пострадают Китай, Индия, Южная Корея, Япония, поскольку 85 % нефти, проходящей через пролив, предназначены для этих стран.
  2. Нефтедобывающие страны Персидского залива, в том числе и Иран, не досчитаются порядка 1млрд 700 млн долл. в сутки (из расчета 1 баррель нефти = 100 долл. США). ИРИ – около 200 млн долл. (В 2011 г. Иран добывал около 4 млн баррелей нефти в сутки и экспортировал около 2–2,2 млн баррелей.)
  3. При длительной блокаде Ормузского пролива вполне вероятен глобальный кризис производства вследствие дефицита нефти на мировом рынке.
  4. Вырастет цена на нефть (причем в зависимости от продолжительности блокады она будет постоянно расти).
  5. Энергетический и производственный кризис, высокие цены на углеводороды повлекут за собой военно-политическую напряженность в мире и, в первую очередь, на Ближнем Востоке.

Следует отметить, что даже без фактической блокировки Ормузского пролива, при наличии высокой степени военно-политической напряженности в его зоне, судоходство окажется под угрозой. Это приведет к возрастанию страховых рисков и соответственно к взрывному росту страховых платежей, что, безусловно, отразится на стоимости морских перевозок углеводородов и, вполне вероятно, на возможности самих перевозок.

Каким образом можно компенсировать негативные последствия от перекрытия Ормузского пролива?

  1. Увеличить добычу нефти с одновременным наращиванием мощностей по ее добыче вне зоны Персидского залива.
  2. Использовать, создавать и искать альтернативные пути поставок нефти из Персидского залива. В настоящее время строится стратегически важный для Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) 480-километровый нефтепровод «Фуджайра», идущий в обход Персидского залива и Ормузского пролива. Он будет запущен в июне 2012 г. 370-километровый трубопровод Хабшан – Фуджайра, называемый также «Абу-Даби», построен для передачи нефти из ОАЭ в Аравийское море, в обход Ормузского пролива. Допустимая пропускная способность этого трубопровода – около 2 млн баррелей в сутки. Саудовская Аравия использует два нефтепровода. Первый – 745-мильный Petroline от региона Абкейк к Красному морю с суточной производительностью 5 млн баррелей. Сейчас через этот трубопровод транспортируется всего 2 млн баррелей в сутки. Второй – трубопровод Абкейк – Янбу, который был разработан для передачи сжиженного природного газа (СПГ). Его мощность – 290 тыс. баррелей в сутки. Трубопровод идет в сторону Красного моря параллельно с трубопроводом Petroline. Трубопровод Tapline мощностью 500 тыс. баррелей в сутки проходит от Кайсумы в Саудовской Аравии до Сидона в Ливане, однако в настоящее время он не работает (не был в эксплуатации с 1990 г.). Трубопровод IPSI, действие которого было приостановлено после иракского военного нападения на Кувейт в 1991 г., имеет мощность 1,65 млн баррелей в сутки и простирается от Ирака до Янбу в Саудовской Аравии. Ирак экспортирует по трубопроводу Киркук – Джейхан менее одной пятой своей сырой нефти, что эквивалентно 350–400 тыс. баррелей в сутки. В настоящее время Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Иран и ОАЭ транспортируют большую часть своей экспортной нефти через Ормузский пролив. Катар также экспортирует 77 млн т СПГ по этому же маршруту. Закрытие этого маршрута вызовет проблемы, так как, если найти ему замену, транзитные расходы существенно возрастут, ведь морской путь транспортировки значительно дешевле трубопроводного. Кроме того, подготовка трубопроводной структуры к резкому увеличению объемов транспортируемой нефти потребует значительного времени и большого количества средств.
  3. Использовать стратегические резервы. По данным Международного энергетического агентства за октябрь 2011 г., национальных запасов нефти в основных индустриальных странах при нынешней норме потребления хватит на период от 432 дней (Великобритания) до 79 дней (Австралия).

«Красные линии» для Тегерана

Министр обороны США Леон Панетта на протяжении декабря 2011 г. – января 2012 г. постоянно заявлял, что есть две «красные линии», которые Тегеран не может перейти: это обладание ядерным оружием и блокирование Ормузского пролива. США, по словам Л. Панетты, не допустят этого.

Возникает вопрос: каким образом можно принудить Иран не переступать эти красные пограничные линии, разделяющие мир и войну, мирную и военную составляющие иранской ядерной программы?

Закрытие этого маршрута вызовет проблемы, так как, если найти ему замену, транзитные расходы существенно возрастут, ведь морской путь транспортировки значительно дешевле трубопроводного.

В экспертном сообществе рассматриваются различные варианты решения иранской ядерной проблемы. По сути, речь идет о двух вариантах. Первый – закончить все дебаты и признать за Ираном статус ядерной державы. Это откроет ИРИ легальную дорогу к созданию ядерного оружия со всеми вытекающими отсюда последствиями в плане региональной и глобальной безопасности, что невозможно в принципе. Второй вариант предполагает убеждение и принуждение Ирана к прекращению создания промышленной инфраструктуры для обогащения урана, по сути, научно-технической базы для производства ядерного оружия, другими словами – к выполнению требований резолюций Совета Безопасности ООН и МАГАТЭ. Пока воздействие на Иран ограничивается политико-дипломатическим давлением и финансово-экономическими санкциями. Но сама ситуация вокруг иранской ядерной программы чревата непредсказуемыми последствиями, в том числе и возможностью возникновения вооруженного конфликта, который послужит причиной или следствием блокировки Ормузского пролива. Так, во французских властных структурах есть мнение, что угроза военного удара Израиля по иранским ядерным объектам велика как никогда. «Периодом наибольшего риска» в Париже считают лето 2012 г.

Регион Ближнего и Среднего Востока, в силу последних событий в арабском мире, находится на переломном этапе. Возможны самые разные варианты развития событий. В связи с этим нерешенность иранской ядерной проблемы создает предпосылки к еще большей эскалации напряженности в регионе, прежде всего в зоне Персидского залива, Ормузского пролива, ухудшает отношения Ирана с арабскими странами, понижает уровень безопасности в мире в целом. В принципе воевать никто не хочет. Но, как это было и перед началом Первой мировой войны, провокация (не важно, спланированная или случайная) может привести к катастрофическому для региона и мира взрыву.

Ормузский пролив

Ормузский пролив — узкая, стратегически важная транспортная артерия, соединяющая Персидский и Оманские заливы Индийского океана. Северное побережье пролива принадлежит Исламской Республике Иран, южное – Объединенным Арабским Эмиратам и Оману. Длина пролива – 195 км. Самое узкое место шириной около 54 км. Максимальная глубина достигает 229 м, минимальная – 71 м по фарватеру. Пролив разделен на два транспортных канала шириной около 2,5 км каждый, которые отделены друг от друга пятикилометровой буферной зоной. Пролив настолько глубок, что по нему могут перемещаться нефтетанкеры грузоподъемностью до 15 тыс. т. На сегодня это – единственный морской путь, позволяющий экспортировать иранскую нефть и арабские сжиженный природный газ и нефть. По данным Управления энергетической информации США, через Ормузский пролив проходит 17 млн баррелей нефти в сутки, т. е. 35% глобального экспорта нефти по морю. Если учитывать нефтепродукты, то на долю пролива приходится около 40% глобального экспорта нефти по морю.

Военные базы США в регионе

В Саудовской Аравии размещены 9 тыс. американских военнослужащих, авиабазы «Эль-Хардж», «Принц Султан». В Катаре – 8 тыс. военнослужащих США, авиабазы «Эль-Удейд», «Ас-Салия», передовой командный пункт СЕНТКОМ (Центрального командования), откуда осуществлялось общее руководство боевыми действиями в Ираке. В Кувейте – 140 тыс. американских военнослужащих и 12 тыс. британских, авиабазы «Аль-Джабер», «Али Салем». В Бахрейне – 5 тыс. военнослужащих США, штаб 5-го флота США. В Омане – 3 тыс. американских военных. В Турции – 5 тыс. военнослужащих США и Великобритании, авиабаза «Инджирлик». В Иордании – 3 тыс. американских военнослужащих, авиабазы «Мафрак», «Азрак», «Сафауи», «Руйшед». На авиабазе на острове Диего Гарсия (Индийский океан) размещены стратегические бомбардировщики США Б-2 и Б-52 [3]. То есть всего более 185 тыс. личного состава вооруженных сил США и Великобритании.

1. Сажин В.И. Ракетно-ядерный потенциал Исламской Республики Иран: состояние и перспективы развития. (Издание Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.) М.: ЛЕНАНД, 2011.

2. Сажин В.И. Иранские вооруженные силы сегодня // Информационно-аналитический журнал «Современный Иран». 2010. № 1. Октябрь-декабрь. С. 49–61.

3. Силовое решение иранской ядерной проблемы: сценарий и последствия / Под ред. В. Дворкина, А. Арбатова; Международный Люксембургский Форум по предотвращению ядерной катастрофы. М., 2008. С. 9–10.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся