Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.36)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Универсум мировой политики всегда был неразрывно связан со вселенной музыки. В России едва ли найдётся человек, который хотя бы раз в жизни не слушал знаменитый вальс ля бемоль мажор дипломата Александра Грибоедова.

Вслушиваясь в бесконечное многоголосие международной жизни, не устаёшь поражаться разнообразию мелодий и ритмов, причудливому переплетению тональностей и созвучий, богатству стилей и аранжировок. Не требуется многолетнего музыкального образования для того, чтобы представить внешнюю политику в виде оркестра, состоящего из большего или меньшего числа исполнителей, представляющих классические или модернистские опусы самых разных жанров. Чей-то голос на мировой арене звучит очень громко, чей-то — едва слышно, одни исполнители пользуются широким успехом, другие музицируют преимущественно для себя и своих ближайших соседей.

Вселенная музыки практически бесконечна, типы оркестров разнообразны, помимо бесчисленных сокровищ инструментальной музыки существует ещё и отдельный удивительный мир вокала. Автор оставляет за вдумчивым читателем возможность продолжить предложенные им параллели в распределении ролей на музыкальных и политических подмостках; без сомнения, здесь нас ждёт немало удивительных открытий.

Пока же ограничимся одной тривиальной констатацией: в политических оркестрах самого разного типа, как и в их музыкальных аналогах, главная роль так или иначе остаётся за дирижёром. Дирижёр не просто контролирует громкость и темп исполняемого произведения, не просто синхронизирует партии нескольких (подчас, нескольких десятков) самых разных инструментов. Он ещё и придает исполняемому произведению свою индивидуальную и неповторимую трактовку. На пюпитре у музыканта найдутся лишь ноты его партии, тогда как партитура всего опуса лежит только на режиссёрском пульте.

Помимо того, дирижёр, как правило, выступает организационным центром музыкального коллектива, распределяя музыкальные партии между исполнителями, предотвращая конфликты и улаживая ссоры, неизбежно возникающие в оркестре. Он остаётся главным посредником и медиатором, не позволяющим слаженному оркестру превратиться в неуправляемую толпу отдельных музыкантов.

Поэтому и спрос с дирижёров выше, чем с рядовых музыкантов — как в музыке, так и в политике. Лежащие на пультах дирижёров партитуры могут быть очень разными, но фундаментальные законы музыкальной и политической гармонии всё же универсальны. И глобальная сцена достаточно просторна, чтобы разметить на ней самые разнообразные коллективы исполнителей. При условии, что выдающиеся дирижёры современности готовы служить в первую очередь вечным ценностям, и только во вторую — своим личным амбициям или консолидированным групповым интересам своих оркестрантов.

Дирижёр,
Береги скрипачей,
Трубачей береги, дирижёр,
И высокую виолончель,
И кларнет, и корнет, и фагот,
И минор береги, и мажор,
И басы, и звенящую трель,
И смычок береги, и струну —
Дирижёр, береги тишину!
Давид Самойлов

Универсум мировой политики всегда был неразрывно связан со вселенной музыки. В России едва ли найдётся человек, который хотя бы раз в жизни не слушал знаменитый вальс ля бемоль мажор дипломата Александра Грибоедова.

Любой выпускник МГИМО помнит, что нарком иностранных дел СССР Георгий Чичерин был не только крупным исследователем творчества Моцарта, но и блестящим пианистом-импровизатором. Хорошо известно и о том, что президент США Билл Клинтон даже в Белом доме оставался увлечённым саксофонистом, а его предшественник Ричард Никсон вообще играл аж на пяти музыкальных инструментах (саксофон, пианино, кларнет, аккордеон и скрипка) и даже умудрился в свободное от занятий политикой время написать «Концерт №1 для фортепиано с оркестром Ричарда Никсона». А по авторитетному заверению виолончелиста Сергея Ролдугина, российский лидер Владимир Путин может наизусть сыграть первую прелюдию Баха из «Хорошо темперированного клавира».

Вслушиваясь в бесконечное многоголосие международной жизни, не устаёшь поражаться разнообразию мелодий и ритмов, причудливому переплетению тональностей и созвучий, богатству стилей и аранжировок. Не требуется многолетнего музыкального образования для того, чтобы представить внешнюю политику в виде оркестра, состоящего из большего или меньшего числа исполнителей, представляющих классические или модернистские опусы самых разных жанров. Чей-то голос на мировой арене звучит очень громко, чей-то — едва слышно, одни исполнители пользуются широким успехом, другие музицируют преимущественно для себя и своих ближайших соседей.

Заранее признавая условность и неточность любой произвольной аналогии, попробуем всё же дать краткие характеристики основным внешнеполитическим оркестрам, выступающими сегодня на мировых подмостках:

Большой симфонический оркестр (Соединённые Штаты)

Один из старейших и самых заметных коллективов на мировой политической сцене. Имеет обширный набор разнообразных струнных, духовых и ударных инструментов и способен исполнять произведения исключительно широкого спектра. Дирижёры меняются через каждые четыре или восемь лет, после чего, как правило, происходит радикальное обновление состава всего коллектива.

В настоящее время в оркестре наблюдается острый творческий кризис: отказавшись от экспериментального репертуара последних лет с акцентом на ударные инструменты, руководство оркестра пока не определилось с новой программой. Судя по всему, в оркестре заметно усилилась смычковая группа, но по мнению критиков, первые скрипки путают ноты и часто фальшивят. Квалификация и работоспособность нового главного дирижёра тоже подвергаются сомнениям, хотя по опыту и разнообразию концертной деятельности с ним мало кто может конкурировать.

Малый симфонический оркестр (Европейский союз)

Коллектив оркестра сложился относительно недавно, хотя отдельные исполнители имеют значительный опыт сольных выступлений. Полного спектра инструментов, имеющегося в распоряжении большого симфонического оркестра, у малого оркестра, конечно, нет (прежде всего, заметно меньше духовых и ударных). Репертуар преимущественно классический, с упором на камерные произведения. Время от времени руководство оркестра объявляет о своём намерении превратить его в полноценный большой симфонический (подобный №1), но из-за разногласий среди главных звёзд оркестра выполнение этой задачи постоянно откладывается. Вообще одна из проблем коллектива состоит в том, что каждый из ведущих музыкантов настаивает на своей трактовке исполняемых произведений, и не слишком энергичному дирижёру далеко не всегда удаётся обеспечивать дисциплину и порядок в коллективе. Несколько раз за свою историю оркестр был на грани развала. Тем не менее некоторые исполнения оркестра могут считаться эталонными, превосходя уровень игры большого симфонического оркестра (№1), а также других оркестров, упомянутых ниже.

Военный оркестр (Россия)

Оркестр имеет ограниченный набор инструментов — преимущественно медные и деревянные духовые, а также ударные. Однако профессиональный уровень исполнителей позволяет виртуозно исполнять музыку самого разного жанра и стиля — от военных маршей и народных песен до переложений симфонических произведений. Дирижёр оркестра несменяем, он жёстко управляет музыкантами, улавливая фальшь и настаивая на своей трактовке исполняемого произведения. Оркестром исполняются по преимуществу звучные и яркие опусы, позволяющие полностью раскрыть потенциал духовых и ударных инструментов. Заимствований в оркестре не любят, предпочитая использовать оригинальный, созданный исключительно для него музыкальный материал. По силе и насыщенности звучания и по производимому на слушателей впечатлению военный оркестр нередко превосходит как большой симфонический (№1), так и малый симфонический (№2) оркестры. Критики утверждают, что репертуарные ограничения не позволяют военному оркестру использовать всю палитру музыкальных штрихов, динамики и приёмов выразительности, что со временем способно негативно сказаться на профессиональном уровне исполнителей. Теоретически военный оркестр мог бы быть органичным дополнением малого симфонического оркестра (№2); когда-то даже шли переговоры об объединении двух коллективов, которые, правда, так ни к чему и не привели.

Джазовый оркестр (Великобритания)

Амбициозная группа исполнителей, которая недавно откололась от малого симфонического оркестра (№2). Отличается наличием продвинутой ритм-секции и свободой импровизации отдельных исполнителей. Репертуар оркестра пока окончательно не определился, идёт настойчивый поиск своего творческого лица и своей аудитории. Заявлена готовность активно конкурировать на мировых подмостках с военным оркестром (№3) и творчески взаимодействовать с бывшими коллегами из малого симфонического оркестра (№2). Дирижёр оркестра показательно эксцентричен, демонстративно экспрессивен, претендует на новое слово в музыкальном искусстве. Тем не менее некоторые критики отказывают джазовому оркестру в творческой самостоятельности, утверждая, что основу его репертуара составляют упрощённые и стилизованные вариации опусов, исполняемых большим симфоническим оркестром (№1).

Эстрадно-симфонический оркестр (Китай)

Пытается сочетать в себе сильные черты всех перечисленных выше оркестров, а также творчески заимствовать отдельные элементы их репертуара и стиля исполнения. Наряду с наличием большинства традиционных музыкальных инструментов, имеющихся в большом симфоническом оркестре (№1), использует и такие современные инструменты как синтезатор, гитара, бас-гитара, саксофон и другие. Значительно превосходит военный оркестр (№3) в плане широты репертуара, но уступает последнему по громкости звучания и экспрессивности исполнения. Для оркестра характерна жёсткая дисциплина музыкантов, отточенная до автоматизма техника исполнения. Раньше дирижёры оркестра регулярно менялись, но несколько лет назад было принято решение отказаться от обязательной ротации. До последнего времени оркестр не стремился на большую сцену, ограничивавшись местными концертными залами и студийными записями, однако сегодня он всё чаще выступает на основных мировых концертных площадках. Большинство критиков пророчат оркестру блестящее будущее, хотя есть и те, кому совсем не близок его исполнительский стиль.

Духовой оркестр (Турция)

Во многих отношениях напоминает военный оркестр (№3), также опираясь преимущественно на духовые и ударные инструменты. Отличается от военного оркестра дополнительными шумовыми эффектами, достигаемыми за счёт наличия так называемой «янычарской группы» инструментов (малый, цилиндрический и большой барабаны, тарелки, треугольник, а также бубен, кастаньеты и там-там). Оркестр находится под авторитарным управлением дирижёра. Теоретически способен исполнять не только марши и вальсы, но и увертюры, концерты, оперные арии и даже симфонии. Но на практике репертуар ограничен преимущественно короткими эмоционально насыщенными произведениями. Исполнение неровное: наряду с блестящими выступлениями, критики отмечают и многие спорные прочтения исполняемых опусов. Есть мнение, что ударники оркестра играют не только на нескольких инструментах одновременно, но иногда и на большем количестве инструментов, чем это в принципе возможно без потери качества. Имеет значительный опыт работы в паре с военным (№3), малым симфоническим (№2) и большим симфоническим (№1) оркестрами с переходом от одного партнёра к другому в зависимости от меняющегося текущего репертуара.

Оркестр народных инструментов (Индия)

Загадочный и малопонятный коллектив, принципиально отличающийся от всех других оркестров. Включает исполнителей множества уникальных традиционных инструментов, которые нельзя найти ни в каких других мировых оркестрах. Имеет устойчивый круг своих поклонников, не меняющийся на протяжении уже долгого времени. В настоящее время возглавляется сильным и опытным дирижёром с твёрдыми взглядами на будущее оркестра и мировой музыки в целом. Некоторые слушатели прослеживают историческую стилистическую связь оркестра народных инструментов с джазовым оркестром (№4), но сами музыканты наличие такой преемственности категорически отрицают. Оркестр находится в конкурентных отношениях с эстрадно-симфоническим оркестром (№5), поддерживает творческое сотрудничество с малым симфоническим (№2) и с военным (№3) оркестрами. В последнее время всё чаще выступает в паре с большим симфоническим оркестром (№1), сохраняя при этом уникальность своего сценического стиля. Несомненно, имеет очень значительные потенциальные возможности для дальнейшего развития.

Струнный оркестр (АСЕАН)

Является своего рода редуцированной копией малого симфонического оркестра (№2), представляя собой группу смычковых струнных инструментов — две группы скрипок (первые скрипки и вторые скрипки), а также альты, виолончели и контрабасы. Отсутствие клавишных и ударных ограничивает репертуар, что компенсируется широтой музыкального диапазона (почти семь октав для всей смычковой группы) и высоким профессионализмом исполнителей. Струнному оркестру в равной мере присущи тонкая интимность и задушевность камерного ансамбля и насыщенность звучания симфонического оркестра. Пытается активно сотрудничать как с большим симфоническим оркестром (№1), так и с эстрадно-симфоническим оркестром (№5), соблюдая тщательно выверенный баланс заимствований из репертуаров обоих. Будучи относительно небольшим коллективом, струнный оркестр редко выступает прямым конкурентом других типов оркестров, он нередко дополняет их, заполняя паузы на концертах. В оркестре присутствуют проблемы коллективного управления, сходные с проблемами малого симфонического оркестра (№2).

Перечень великих оркестров международных отношений нетрудно продолжить. Свои музыкальные аналоги найдутся у внешней политики Японии, Бразилии, Аргентины, Индонезии, Нигерии и других стран. Нетрудно представить в музыкальных терминах деятельность ООН, НАТО или, скажем, «Группы двадцати». Вселенная музыки практически бесконечна, типы оркестров разнообразны, помимо бесчисленных сокровищ инструментальной музыки существует ещё и отдельный удивительный мир вокала. Автор оставляет за вдумчивым читателем возможность продолжить предложенные им параллели в распределении ролей на музыкальных и политических подмостках; без сомнения, здесь нас ждёт немало удивительных открытий.

Пока же ограничимся одной тривиальной констатацией: в политических оркестрах самого разного типа, как и в их музыкальных аналогах, главная роль так или иначе остаётся за дирижёром. Дирижёр не просто контролирует громкость и темп исполняемого произведения, не просто синхронизирует партии нескольких (подчас, нескольких десятков) самых разных инструментов. Он ещё и придает исполняемому произведению свою индивидуальную и неповторимую трактовку. На пюпитре у музыканта найдутся лишь ноты его партии, тогда как партитура всего опуса лежит только на режиссёрском пульте.

Помимо того, дирижёр, как правило, выступает организационным центром музыкального коллектива, распределяя музыкальные партии между исполнителями, предотвращая конфликты и улаживая ссоры, неизбежно возникающие в оркестре. Он остаётся главным посредником и медиатором, не позволяющим слаженному оркестру превратиться в неуправляемую толпу отдельных музыкантов.

Поэтому и спрос с дирижёров выше, чем с рядовых музыкантов — как в музыке, так и в политике. Лежащие на пультах дирижёров партитуры могут быть очень разными, но фундаментальные законы музыкальной и политической гармонии всё же универсальны. И глобальная сцена достаточно просторна, чтобы разметить на ней самые разнообразные коллективы исполнителей. При условии, что выдающиеся дирижёры современности готовы служить в первую очередь вечным ценностям, и только во вторую — своим личным амбициям или консолидированным групповым интересам своих оркестрантов.

Впервые опубликовано в журнале «Россия в глобальной политике».

Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.36)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся