Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, эксперт РСМД

15 февраля 2016 г. Босния и Герцеговина подала заявку на вступление в Евросоюз. Заявления встреч членов Президиума БиГ с лидерами ЕС и отдельных государств в Брюсселе говорят о том, что большинством решение было встречено положительно. Предстоит долгий путь, но в его успехе высокие переговорщики сомнений не допускают. Какая Босния намерена вступать в ЕС и что значат для региона изменения в его наиболее сложной части?

15 февраля 2016 г. Босния и Герцеговина подала заявку на вступление в Евросоюз. Заявления встреч членов Президиума БиГ с лидерами ЕС и отдельных государств в Брюсселе говорят о том, что большинством решение было встречено положительно. Предстоит долгий путь, но в его успехе высокие переговорщики сомнений не допускают. Какая Босния намерена вступать в ЕС и что значат для региона изменения в его наиболее сложной части?

Особенность Боснии и Герцеговины заключается в том, что она является международным протекторатом. Его целостность и жизнеспособность обеспечивается Советом по выполнению Дейтонских соглашений, аппаратом высокого представителя, модерирующего политическую жизнь в республике, вооруженными силами ЕС и НАТО и регулярными кредитами. В 2008 г. высокий представитель должен был завершить работу, но его мандат был продлен на неопределенный срок. Важный центр влияния — посольство США в Сараево. Глубоко символичным представляется то, что оно занимает территорию, где раньше находились казармы Югославской народной армии «Йосип Броз Тито». БиГ не имеет конституции в традиционном понимании, нынешний конституционный документ — приложение к Дейтонским соглашениям.

Уже много лет должность высокого представителя занимает австрийский дипломат словенского происхождения В. Инцко. Он считает, что решение подать заявку отражает существующую реальность и интересы народов. «Государства имеют свои желания и цели, но в любом случае граждане уже давно решили, чего они хотят. Большинство эмигрантов из Боснии, Сербии или Хорватии обычно уезжают в Европу, так что пришло время для новых шагов на этом направлении».

Югославия в миниатюре

А.Пивоваренко
Посольство США в Сараево

Хотя Верховный представитель ЕС Ф. Могерини говорит, что «поражена» успехами боснийской экономики, эта оценка дается скорее для мотивации, чем как констатация. Ситуация в Боснии представляется не лучше, чем в Болгарии и Румынии. Экономические проблемы Боснии — падающий ВВП, отрицательный внешнеторговый баланс, безработица в 27-40%, по различным данным, сохраняются. Значительна сумма внешнего долга, что, однако, не является показателем, так как у входящих в ЕС Хорватии и Словении и кандидата на вступление Сербии он еще выше (56, 62 и 36 млрд долл. соответственно).

Статья 2 Лиссабонского договора гласит, что государство-соискатель должно опираться в своей политике на ценности свободы, демократии, равенства, уважения человеческого достоинства и прав этнических меньшинств. Предполагается, что спустя 20 лет после подписания Дейтонских соглашений удалось гармонизировать отношения трех народов, сформировать гражданскую нацию, утвердить чувство общности, доверия и равенства. Это спорное утверждение.

БиГ не имеет конституции в традиционном понимании, нынешний конституционный документ — приложение к Дейтонским соглашениям.

Столицу республики сегодня сложно назвать символом мультикультурализма. Ее облик становится все более ориентальным. Сербы (как, впрочем, и хорваты), находясь в центре Сараево, ведут себя крайне осторожно, говорят шепотом, называют его «чужой территорией».

В положении Восточного Сараево — сербского микрорайона на окраине города — можно усмотреть зону отчуждения. Туда не ходит городской транспорт, граница анклава начинается через несколько сотен метров от конечной остановки. Дорожные знаки сообщают, что ты покидаешь одну часть федерации, и вступаешь в другую. Разделенность существует и в хорватско-мусульманском Мостаре.

А.Пивоваренко
Табличка на городской ратуше в Сараево

Не способствуют снятию недоверия избирательность и односторонний взгляд на недавнюю историю, которой на Балканах придают большое значение. По понятным причинам в Сараево много мемориалов, посвященных жителям города (в основном мусульманам), погибшим в ходе сербской осады 1992-1995 гг. Но отсутствует мемориальное упоминание на месте расстрела сербской свадьбы 1 марта 1992 г. — это событие, произошедшее на центральной улице (рядом с православной церковью), стало важнейшим в цепочке эскалации конфликта.

9 мая 2014 г. после реконструкции была открыта городская ратуша Сараево (Вечница). Она была разрушена в ходе осады и восстановлена на деньги Еврокомиссии, Австрии, Венгрии и Испании. Табличка на входе в здание поясняет, что здание было сожжено «сербскими преступниками», ниже призыв Do not forget. Remember and Warn! Внутри — эмоциональная выставка, посвященная событиям в Сребренице. Очень легко экстраполировать отрицательное представление на всех боснийских сербов, что, безусловно, неверно. Международные спонсоры проекта могли бы настоять на более толерантной формулировке, хотя бы в интересах межнационального диалога.

Сербы, составляющие 33% населения республики, воспринимаются не как союзники в построении государства, а как побежденные, и претензии к ним выставляются соответствующие.

Хотя о преодолении тяжелого наследия боснийского конфликта говорится много, эти примеры показывают, что сербы, составляющие 33% населения республики, воспринимаются не как союзники в построении государства, а как побежденные, и претензии к ним выставляются соответствующие. Можно ли в такой ситуации говорить о равенстве, гражданственности и мультикультурности?

Фактически государственный проект БиГ — это проект создания титульной боснийской нации. Однако с ней себя отождествляет в основном мусульманское население, которое пока не является большинством. Поддержание хрупкого баланса обеспечивается международным присутствием.

Сегодня заявка БиГ — подтверждение состоятельности для ЕС, и неизбежности евроатлантического пути для соседей.

В некотором роде нынешнюю БиГ можно сравнить с положением Боснии в Австро-Венгрии между 1878 и 1908 гг. Если аннексия провинции рассматривалась Веной как шанс укрепить корону и ослабить набиравшую тогда силу Сербию, то сегодня заявка БиГ — подтверждение состоятельности для ЕС, и неизбежности евроатлантического пути для соседей.

А.Пивоваренко
Реклама Вооруженных Сил БиГ

Принципиальное отличие сегодняшней ситуации в том, что курс БиГ поддерживается официальным Белградом и другими республиками. А нынешняя Босния все же обладает атрибутами суверенитета. Так, при поддержке НАТО и частных военных компаний удалось создать единую пограничную службу и армию, формируемую на пропорциональной основе. Служба в вооруженных силах активно рекламируется, и в условиях недостатка эффективности политических институтов армия — главный социальный институт федерации и символ единства.

Разумеется, промежуточное состояние не может длиться вечно. Стоит ожидать, что по мере развития процесса интеграции будут проводиться более настойчивые попытки пересмотра дейтонской конституции.

Есть претензии и к качеству элит. Например, активно дебатировавшийся летом 2015 г. закон о труде вызвал споры аж по 26 пунктам, возникла угроза массовых протестов, как это было в феврале 2014 г. Существует и контроль над СМИ, причем осуществляется он по идеологическому и социальному, а не национальному признаку. Издания, стоящие на интернационалистских, секуляристских, антиглобалистских позициях, популярных в обществе, не приветствуются, а иногда и подавляются.

Положение автономии

Республика Сербская все громче называется источником всех бед БиГ.

Уже два года ведется серьезная информационная и политическая кампания против Республики Сербской (РС). Примечательно, что новый виток кампании произошел в момент общего ухудшения отношений России и Запада, в связи с украинским кризисом. Первые публикации, в которых Балканы назывались «троянским конем России» в Европе, появились летом-осенью 2014 г.

В статье журнала Foreign Policy с провокационным заголовком «Разразится ли война на Балканах» (27.10.2015) поддержка М. Додика В. Путиным называется источником проблем для Запада.

А.Пивоваренко
Граница Восточного Сараево

3 февраля 2016 г. Deutsche Welle опубликовала тенденциозный материал, в котором Республика Сербская называется автономией «прожигающей средства европейских фондов, но отрицающей европейские ценности».

Республика Сербская все громче называется источником всех бед БиГ. Это утверждение основывается на подмене понятий. Реальная проблема заключается в существующей этно-административной структуре управления БиГ. В условиях взаимного недоверия трех групп единственный инструмент защиты этноса от маргинализации — национальная автономия.

Борьба за права автономии ведется постоянно. Согласно расчетам РС, к 2010 г. в Сараево было передано 69 местных полномочий. Затем процесс остановился благодаря действиям М. Додика и наличию представителя его партии СНСД в Президиуме БиГ. Но выборы 2014 г. изменили ситуацию. За СНСД проголосовало на 20 тыс. меньше населения, представительство в федеральном парламенте уменьшилось с 8 до 6 мест, должность в Президиуме перешла к М. Иваничу, оппоненту М. Додика.

Брюссель активизирует свое присутствие на Балканах, видя в этом возможность оказать давление на Россию.

Процессы в БиГ происходят в региональном контексте. В июле 2016 г. на Варшавском саммите ожидается вступление в НАТО Черногории. 12 февраля 2016 г. соглашение с Альянсом подписала Сербия, согласно которому НАТО получает в Сербии дипломатический иммунитет и свободу передвижения.. А премьер-министр Александр Вучич продолжает менять общественное сознание, заявляя, что НАТО необходима Сербии как союзник для защиты сербов на Косово.

Заявку на вступление в ЕС подает страна, внутренние проблемы которой вряд ли можно назвать решенными.

Таким образом, как и отмечалось год назад, Брюссель активизирует свое присутствие на Балканах, видя в этом возможность оказать давление на Россию. Дополнительные возможности дают результаты электоральных процессов. Возникают предпосылки для преодоления препятствий интеграционным процессам, заложенных внутренним устройством государств. Если это будет сделано, будет послан сигнал участникам «Восточного партнерства», что все преодолимо, и даже самые сложные государства имеют шанс на продолжение и углубление интеграции.

Маневрирование автономии

А.Пивоваренко
Резиденция М.Додика

Увеличение давления на Республику Сербскую и ослабление позиций после выборов 2014 г. вынуждают ее маневрировать.

2015 год прошел под знаком возможного референдума в РС о суде и прокуратуре БиГ (а фактически по вопросу неконституционного навязывания законов из центра), который намеренно трактуется противниками, как сепаратистский. Референдум так и не состоялся, а 26 ноября 2015 г. Конституционный суд БиГ принял решение о признании незаконным празднование Дня Республики Сербской (9 января).

Насколько известно, решение подать заявку в ЕС принималось без учета мнения РС. 26 января 2016 г. Совет министров БиГ тайно принял решение о системе координации евроинтеграционных процессов Консультации с Баня-Лукой состоялись лишь спустя 4 дня. В этих условиях М. Додику, допускающему антиевропейские заявления, осталось лишь публично поддержать курс БиГ (17 февраля).

***

Таким образом, заявку на вступление в ЕС подает страна, внутренние проблемы которой вряд ли можно назвать решенными. Однако последние события могут привести к значительному изменению облика БиГ. Решение предоставить республике кандидатский статус может быть только политическим. Если БиГ будет предоставлен кандидатский статус, это станет приглашением к реформам, лозунгом которых должны стать повышение качества управления и централизация. Следующие 1-3 года должны стать определяющими: должна принять решение Еврокомиссия, решится вопрос с референдумом в Республике Сербской, а в 2018 г. пройдут очередные всеобщие выборы в БиГ. Статус кандидата ЕС открывает дорогу к вступлению Боснии в НАТО, к чему общественное мнение уже подготовлено. Жесткая позиция Баня-Луки в отстаивании прав Республики Сербской рискует повлечь очередной виток обвинений в сепаратизме и началу нового наступления на республику.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся