Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.25)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Вениамин Попов

Чрезвычайный и Полномочный посол России, директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО МИД России, координатор Группы стратегического видения «Россия - исламский мир», член РСМД

Сегодня мало кто может отрицать рост напряженности в международных делах: возникает много осложнений в отношениях между различными государствами. Этот феномен связан с лавинообразными изменениями в расстановке сил на мировой арене.

Пожалуй, здесь можно выделить три главных фактора, определяющих суть текущего периода. Во-первых, снижение влияния Запада как мировой цивилизации и обострение кризисных явлений в самих западных государствах. Кроме того, нынешнее время совпадает с новым этапом технологических новшеств, технологической революции и т.п. Это делает геополитические сдвиги более яркими и ощутимыми. Естественно, что в современном мире процесс принятия решений будет и дальше усложняться, ибо необходимо принимать во внимание интересы не одного, а многих ведущих центров. Идет процесс активизации роли Китайской, Индийской, Российской (Евразийской), Исламской, Африканской и Латиноамериканской цивилизаций. Западу и прежде всего США трудно примириться с уменьшением их воздействия на ход основных трендов развития. Мы наблюдаем рост региональных конфликтных ситуаций в различных регионах земного шара, чему, безусловно, способствует волна террористических актов, которая потрясает современный мир почти два десятка лет. Происходит углубление разрыва между богатыми и бедными. Этот процесс характерен как для индустриальных держав, так и для развивающихся стран.

Изменение баланса сил на мировой арене наиболее отчетливо проявилось в последние годы. Естественно, что эта трансформация является длительным процессом, и мы наблюдаем это в различных явлениях международной жизни. Однако, пожалуй, наиболее отчетливо эти перемены проявились в сирийском конфликте.

2015 год явился своего рода водоразделом: если действия России и КНР в СБ ООН фактически положили конец однополярному миру, то российская акция в Сирии затвердила понятие многополярности: отныне Запад не был в состоянии диктовать и навязывать другим цивилизациям свои условия. Многополярность мира стала свершившимся фактом.

Ряд политологов предупреждает о том, что в настоящее время обостряется противостояние между США и КНР, которое может привести к дальнейшему геополитическому разлому. В этих условиях, считают они, многое будет зависеть от России и Индии, поскольку роль Европы и дальше будет снижаться.

К сожалению, пока количество конфликтов и кризисов на земном шаре не уменьшается. К традиционным конфликтным ситуациям прибавляются еще и торговые войны, и отдельные авантюристические вылазки западных стран. Тем не менее в магистральном пути развития человечества отныне будет утверждаться принцип необходимости согласования интересов.

Увеличивается круг стран, которые бросают открытый вызов американской гегемонии. В дальнейшем численность государств, которые стремятся упорно отстаивать свою независимость, будет возрастать, что может приводить к новым катаклизмам. Тем не менее нынешняя новая основная тенденция в мировых делах будет проявляться все более выпукло и осязаемо.


Сегодня мало кто может отрицать рост напряженности в международных делах: возникает много осложнений в отношениях между различными государствами. Этот феномен связан с лавинообразными изменениями в расстановке сил на мировой арене.

Пожалуй, здесь можно выделить три главных фактора, определяющих суть текущего периода. Во-первых, снижение влияния Запада как мировой цивилизации и обострение кризисных явлений [1] в самих западных государствах. О том, что Запад переживает период разброда и шатаний написано много, но наиболее ярко этот тезис проявляется в углубляющемся гражданском конфликте в американской элите. Президент Франции Эмманюэль Макрон заявил в интервью журналу Economist 7 ноября, что НАТО находится в стадии «мозговой смерти». По словам французского президента, страны Европы не могут рассчитывать на то, что США придут им на помощь в случае необходимости.

Кроме того, нынешнее время совпадает с новым этапом технологических новшеств, технологической революции и т.п. Это делает геополитические сдвиги более яркими и ощутимыми. По утверждению эксперта клуба Валдай Елены Масловой, первенство за внедрение 5G оспаривают две супердержавы: Китай и США. 75% мирового телекоммуникационного рынка охвачено пятью ведущими компаниями — две из которых китайские (Huawei и ZTE), две европейские (Nokia, Ericsson) и американская Cisco. При этом доля только одной Huawei составляет около 30%. Согласно оценкам международной ассоциации операторов мобильной связи, до 2034 г. новый стандарт обеспечит мировой экономике прибыль в размере 2,2 млрд долларов США, то есть около 5% общемирового роста ВВП.

Естественно, что в современном мире процесс принятия решений будет и дальше усложняться, ибо необходимо принимать во внимание интересы не одного, а многих ведущих центров [2].

Идет процесс активизации роли Китайской, Индийской, Российской (Евразийской), Исламской, Африканской и Латиноамериканской цивилизаций. Западу и прежде всего США трудно примириться с уменьшением их воздействия на ход основных трендов развития.

Мы наблюдаем рост региональных конфликтных ситуаций в различных регионах земного шара, чему, безусловно, способствует волна террористических актов, которая потрясает современный мир почти два десятка лет.

Происходит углубление разрыва между богатыми и бедными. Этот процесс характерен как для индустриальных держав, так и для развивающихся стран. Многие слои населения не хотят мириться с огромным увеличением числа богатеев. По данным Oxfam, число миллиардеров в мире за последние 10 лет удвоилось и достигло 2208 человек. По данным Forbes, сумма состояний всех 2153 мировых миллиардеров достигает 8,7 трлн долл.

Изменение баланса сил на мировой арене наиболее отчетливо проявилось в последние годы. Естественно, что эта трансформация является длительным процессом, и мы наблюдаем это в различных явлениях международной жизни. Однако, пожалуй, наиболее отчетливо эти перемены проявились в сирийском конфликте. В сложные перипетии этого кризиса были втянуты многие государства. Стремление западных стран использовать исламистских экстремистов для свержения правительства Башара Асада, которое, по мнению лидеров этих стран, было слишком пророссийским, привело к появлению на территории Сирии и Ирака страшного монстра XXI века — целого государства под названием «ИГИЛ» (Исламского Государства Сирии и Леванта или по-арабски ДАИШ) [3]. Провозглашенный здесь халифат контролировал обширные территории с населением 8–9 млн человек. И приобрел целый ряд черт реального политического государственного образования (со своей армией, судом, аппаратом принуждения и т.п.). США только официально выделили сирийской оппозиции 0,5 млрд долл., которые быстро утекли в организации, признанные международным сообществом как террористические. Эти экстремисты под псевдо-исламскими лозунгами получили также огромные средства со стороны ряда арабских государств.

С момента возникновения сирийского кризиса в 2011 году, Россия стремилась активно продвигать идеи политического урегулирования, что выразилось, прежде всего, в попытках созвать конференцию в Женеве и многочисленных российско-американских контактах на этот счет.

Одновременно Россия блокировала попытки западных держав применить ливийский сценарий для ситуации в Сирии, речь шла о прямых или завуалированных попытках организовать интервенцию в Сирии с тем, чтобы сместить законное правительство Дамаска. В этот период Россия вместе с Китаем 5 раз применила право вето в СБ ООН, чтобы не дать Западу легальные основания для вышеупомянутого вооруженного вмешательства.

Примечательно, что в этот период президент США Б. Обама и тогдашний государственный секретарь Х. Клинтон не раз публично заявляли о том, что «дни правительства Башара Асада сочтены».

К осени 2015 года положение законного правительства Сирии заметно осложнилось: западным державам и их некоторым арабским союзникам удалось «накачать» террористические организации значительным количеством оружия, так что они открыто ставили задачу захвата Дамаска. Именно в это время Россия пришла на помощь САР. В итоге головорезы были разбиты. Между тем, они открыто заявляли о том, что после захвата Дамаска, они должны были идти на Мекку, чтобы коренным образом изменить вектор движения всего исламского мира. Тем самым помощь России с сентября 2015 года сыграла решающую роль в том, чтобы святыни ислама не были захвачены террористами. Эта великая глобальная религия, как и раньше призвана распространять свет солидарности и справедливости.

Таким образом, 2015 год явился своего рода водоразделом: если действия России и КНР в СБ ООН фактически положили конец однополярному миру, то российская акция в Сирии затвердила понятие многополярности: отныне Запад не был в состоянии диктовать и навязывать другим цивилизациям свои условия. Многополярность мира стала свершившимся фактом [4].

Ряд политологов предупреждает о том, что в настоящее время обостряется противостояние между США и КНР, которое может привести к дальнейшему геополитическому разлому. В этих условиях, считают они, многое будет зависеть от России и Индии, поскольку роль Европы и дальше будет снижаться.

К сожалению, пока количество конфликтов и кризисов на земном шаре не уменьшается. К традиционным конфликтным ситуациям прибавляются еще и торговые войны, и отдельные авантюристические вылазки западных стран. Тем не менее в магистральном пути развития человечества отныне будет утверждаться принцип необходимости согласования интересов.

Увеличивается круг стран, которые бросают открытый вызов американской гегемонии. В дальнейшем численность государств, которые стремятся упорно отстаивать свою независимость, будет возрастать, что может приводить к новым катаклизмам. Тем не менее нынешняя новая основная тенденция в мировых делах будет проявляться все более выпукло и осязаемо.

Вениамин Попов, к.и.н., посол.

1. Один из самых влиятельных английских обозревателей Ник Коэн в ноябре 2019 г. отмечал в газете The Guardian, что не только Джонсон, но и лидер лейбористов Корбин, да и весь вообще политический класс на глазах утрачивает доверие избирателей. «Британия оказалась во власти революционного кризиса, затрагивающего её экономику, государственное устройство, её место в международном порядке, и даже понимание того, что она есть и чем может стать. Brexit есть нечто гораздо большее, чем просто "развод с Европой", это экзистенциальный кризис британской демократии.»

2. Как отмечал бывший сенатор Сэм Нанн, Москва и Вашингтон обречены на сотрудничество: мы обладаем 90% ядерного оружия в мире, поэтому на России и США особая моральная ответственность, в том числе за глобальную безопасность.

Поэтому столь важно подтвердить заявление Горбачева и Рейгана о том, что у ядерной войны не может быть победителей и ее нельзя развязать. Однако риски увеличиваются. Это кибертехнологии, при помощи которых можно вмешиваться в работу центров командования и управления вооружениями, а также систем раннего реагирования. Кроме того, риски военных инцидентов, неправильного истолкования ситуации.

3. Запрещенная на территории РФ террористическая организация.

4. Примечательно, что военные действия в Сирии были остановлены путем совместных действий трех государств — России, Турции и Ирана, и эти же страны сумели поставить процесс постконфликтного урегулирования на твердые рельсы.


(Голосов: 4, Рейтинг: 4.25)
 (4 голоса)

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся