Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Кира Годованюк

К.полит.н., cт.н.с. Центра британских исследований ИЕ РАН, эксперт РСМД

Уже год назад было понятно, что прошедший 18 сентября 2014 г. референдум по вопросу независимости Шотландии (55,3% проголосовавших выступили против отделения) не только не закрывает «шотландский вопрос», но и ставит перед Лондоном новые сложные задачи. В первую очередь они были связаны с выполнением межпартийного обещания тори, лейбористов и либеральных демократов расширить полномочия местного парламента, если Шотландия останется в составе Соединённого Королевства.

Уже год назад было понятно, что прошедший 18 сентября 2014 г. референдум по вопросу независимости Шотландии (55,3% проголосовавших выступили против отделения) не только не закрывает «шотландский вопрос», но и ставит перед Лондоном новые сложные задачи. В первую очередь они были связаны с выполнением межпартийного обещания тори, лейбористов и либеральных демократов расширить полномочия местного парламента, если Шотландия останется в составе Соединённого Королевства. К ноябрю 2014 г. комиссия лорда Смита подготовила специальное предложение по дальнейшей деволюции на основании договорённости, достигнутой между пятью партиями, представленными в Холируде (парламент Шотландии). Предлагалось, в частности, расширить полномочия местного парламента не только в вопросах распоряжения бюджетом, но и в части его формирования (сбора налогов).

Следует напомнить, что согласно Акту о Шотландии (1998 г.), местный парламент наделялся полномочиями по контролю над более чем 60% расходов, однако документ закреплял за ним минимальные прерогативы по сбору налогов: только 7,5% налоговых сборов были подконтрольны местному парламенту (муниципальный налог и налог на коммерческую деятельность). В результате принятых в 2012 г. поправок, уже 16% налоговых сборов стали подконтрольны местному парламенту. Комиссия лорда Смита предлагала передать под контроль Холируда ряд дополнительных налогов, в том числе подоходный, частично НДС, а также расширить полномочия по установлению социальных выплат. Однако лидер Шотландской национальной партии (ШНП) Н. Стёрджен раскритиковала предложения, отметив, что они не предполагают создания автономии (home rule), а по-прежнему способствуют власти центра (Westminster rule), поскольку не расширяют полномочий местного парламента в необходимом объеме.

Н. Стёрджен указывала, что не должно быть никаких «оговорок» при реализации делегированных региону прав, а шотландские министры должны иметь возможность принимать окончательные решения по вопросам, подотчётным местному парламенту.

К январю 2015 г. на основе предложенных комиссией рекомендаций был подготовлен проект поправок для внесения в Акт о Шотландии под общим названием «Шотландия в составе Соединённого Королевства — долговременное решение». Отмечалась уникальность положения Шотландии: с одной стороны, Шотландия — часть глобального международного игрока, что обеспечивает ей безопасность и влияние, с другой стороны, за ней признаётся право принимать собственные решения через местный парламент и самостоятельно решать вопросы публичного сектора. Правительство представляло предложенные статьи как «честное исполнение рекомендаций комиссии лорда Смита». Однако законопроект оставлял за Лондоном право блокировать решения Эдинбурга по вопросам, переданным в его ведение, что вызвало критику со стороны правительства Шотландии.

REUTERS/Dylan Martinez
Дэвид Маккроун:
Итоги шотландского референдума

Новый этап согласования дополнительных полномочий Холируда начался после всеобщих выборов в мае 2015 г., в результате которых ШНП получила 56 мандатов в Палате общин из 59 возможных, став третьей партией в Вестминстере. Н. Стёрджен указывала, что не должно быть никаких «оговорок» при реализации делегированных региону прав, а шотландские министры должны иметь возможность принимать окончательные решения по вопросам, подотчётным местному парламенту. В противном случае ШНП планировала вновь вынести на референдум вопрос об отделении Шотландии. Д. Кэмерон заявил, что решение о референдуме, принятое Эдинбургом без согласования с Лондоном, признано не будет. Кроме того, премьер-министр отклонил идею проведения нового референдума до всеобщих выборов 2020 г.

В июне 2015 г. в Палату общин был внесён на рассмотрение Билль о Шотландии 2015–2016 гг., который предполагает наделение Холируда полномочиями установления пороговых ставок на подоходный налог, а также правом устанавливать размер социальных выплат в Шотландии. Законопроект уже прошёл два чтения. Н. Стёржен заявила, что она будет голосовать против, если в законопроект будут внесены неприемлемые для Шотландии положения. Речь идёт о том, что расширяя полномочия по распоряжению налоговыми поступлениями, Вестминстер может значительно сократить размер целевых субсидий Шотландии (block grant). По словам Н. Стёрджен, подобные решения правительства будут выглядеть как попытка Лондона «наказать» Эдинбург. Однако правительство тори вполне может пойти на такой шаг, особенно в свете реализуемой политики экономии бюджетных расходов. 14 октября 2015 г., накануне конференции Шотландской национальной партии Палата общин одобрила поправки в бюджет, предполагающие сокращение бюджетных расходов.

Интересны мотивы поддержки независимости Шотландии: 52% поддержат выход из состава Британии случае выхода последней из ЕС, 41% будет голосовать за отделение, если правительство примет решение о модернизации комплекса Трайдент, базирующегося в Шотландии (основа британских сил ядерного сдерживания), а 50% поддержат референдум, если будет принят закон «Английские голоса для английских законов» («English votes for English laws (EVEL)»).

В ходе конференции ШНП (15–17 октября 2015 г.) в Абердине Н. Стёрджен заявила, что в партийный манифест в 2016 г. может быть включён пункт о проведении ещё одного референдума о независимости Шотландии, однако это станет возможным, если идея отделения найдёт прочную поддержку электората, т.е. если появится уверенность, что голосовавшие против отделения в сентябре 2014 г. поменяли своё мнение.

В начале сентября 2015 г. появились данные опроса IPSOS Mori для канала STV, согласно которому в случае второго референдума о независимости Шотландии 53% проголосовали бы за отделение. Причем 50% опрошенных высказались за то, чтобы референдум состоялся в течение ближайших пяти лет, 58% — в ближайшие десять лет. Интересны мотивы поддержки независимости Шотландии: 52% поддержат выход из состава Британии случае выхода последней из ЕС, 41% будет голосовать за отделение, если правительство примет решение о модернизации комплекса Трайдент, базирующегося в Шотландии (основа британских сил ядерного сдерживания), а 50% поддержат референдум, если будет принят закон «Английские голоса для английских законов» («English votes for English laws (EVEL)»).

Законопроект EVEL ставит целью разрешение так называемого Западнолотианского вопроса (the West Lothian Question). Этим термином обозначают парадоксальную ситуацию, сложившуюся в процессе деволюции в Соединённом Королевстве: на сегодняшний день законодательные собрания имеют Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия, но его нет у Англии. С помощью законопроекта EVEL тори пытаются восполнить правовой пробел, избегая создания самостоятельного законодательного собрания в Англии, и предоставить возможность депутатам только от английских округов рассматривать законопроекты, касающиеся Англии, и даже накладывать на них вето. Правительство тори объясняют такую инициативу желанием сделать законотворческий процесс честным для всех. Однако не стоит полагать, что тори руководствуются одними лишь идеями справедливости. Подспудно они решают важную политическую задачу. Известно, что консерваторы традиционно имеют сильные позиции в Англии, таким образом, на следующих всеобщих выборах даже в случае проигрыша (невозможности сформировать большинство в парламенте) они смогут оказывать значительное влияние на правительственные решения за счёт своих особых позиций в Палате общин. По мнению шотландских националистов, принятие закона EVEL приведёт к тому, что депутаты от шотландских округов станут гражданами «второго сорта». Несмотря на протесты ШНП, 22 октября 2015 г. Палата общин поддержала законодательную инициативу тори (321 депутат проголосовал за принятие EVEL, 270 — против).

С помощью законопроекта EVEL тори пытаются восполнить правовой пробел, избегая создания самостоятельного законодательного собрания в Англии, и предоставить возможность депутатам только от английских округов рассматривать законопроекты, касающиеся Англии, и даже накладывать на них вето.

Подогревает желание шотландских националистов отделиться и запланированный на 2017 г. общенациональный референдум о выходе Великобритании из ЕС. Хотя Н. Стёрджен на конференции в Абердине заявила, что вопрос о выходе из Великобритании не будет подниматься в ближайшие пять лет, хотя она не исключает, что это станет неизбежным, если Британия проголосует за выход из ЕС.. В самой ШНП нет единого мнения по данному вопросу. Советник бывшего лидера ШНП Алекса Сэлдома, спин-доктор Кевин Прингл, считает неправильным использовать Brexit (выход Британии из ЕС) в качестве повода для нового референдума об отделении Шотландии, т.к. утрата Лондоном членства в ЕС создаст дополнительные трудности для дальнейшего использования фунта стерлингов на территории Шотландии, которая, в свою очередь, выходить из ЕС не намерена. К. Прингл сомневается, сможет ли независимая Шотландия вступить в валютный союз со страной не членом ЕС, пусть даже на непродолжительный период времени. А. Сэлмонд (бывший лидер ШНП) утверждает, что у Лондона будет как минимум семь лет для выхода из ЕС, а этого времени будет достаточно, чтобы независимая Шотландия приняла решение о своей национальной валюте.

Подогревает желание шотландских националистов отделиться и запланированный на 2017 г. общенациональный референдум о выходе Великобритании из ЕС.

Почему ШНП не снимает с повестки дня вопрос о референдуме? На это есть несколько причин. Во-первых, налицо попытка оказать давление на Лондон и добиться больших уступок, сыграв на его страхе потерять целостность Соединённого Королевства. Во-вторых, говоря о возможности проведения референдума, Н. Стёрджен оставляет себе поле для манёвра, поскольку сегодня речь идёт не о жёстком требовании, а только о допущении референдума. Националисты смогут вернуться к этому вопросу в случае неблагоприятного для себя развития ситуации. Очевидно, что ШНП уже начала бороться за голоса избирателей в свете грядущих выборов в местный парламент, намеченных на май 2016 г. По предварительным опросам общественного мнения, у шотландских националистов есть преимущество: им прочат 74 места из 129.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся