Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.46)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Пётр Кортунов

Магистр МГИМО МИД России, программный ассистент РСМД

Сегодня атомная энергия уже не является столь редким и недостижимым ресурсом, каким была в прошлом столетии. Все больше стран успешно реализуют собственные ядерные программы или строят планы по развитию своих атомных проектов. Особое значение в этом процессе имеет Российская Федерация, и в частности ее государственная компания «Росатом». В XXI в. Росатому удалось занять лидирующие позиции на международном рынке предоставления услуг по строительству атомных объектов. По состоянию на 2018 г. Росатом имеет соглашения о строительстве десятков атомных реакторов (в таких странах как Финляндия, Венгрия, КНР, Турция и др.), общая стоимость которых составляет около 130 млрд долл. Тем не менее строительство атомных электростанций продолжает оставаться крайне затратным предприятием, и далеко не каждое государство обладает финансовыми возможностями для осуществления таких масштабных проектов. Схема «Build, Own, Operate» («Строительство, владение, эксплуатация», «BOO») может стать ключом, открывающим доступ услугам России на ранее недоступные рынки. Основная идея модели «BOO» — перенесение большей части финансовой составляющей проекта на строительную компанию, которая в итоге получает право собственности на готовый объект. На сегодняшний день модель «BOO» в сфере строительства ядерных объектов была применена лишь единожды — к соглашению о строительстве атомной электростанции «Аккую» для Турецкой Республики.

Модель «BOO» является совершенно новым типом соглашения на рынке атомных услуг с огромным потенциалом для решения как политических, так и экономических задач России. Ответ на вопрос о том, получится ли реализовать этот потенциал, напрямую зависит от того, насколько грамотно российская сторона сможет рассчитать соотношение принимаемых на себя рисков и важность своих политических и экономических амбиций в каждом конкретном случае.

Сегодня атомная энергия уже не является столь редким и недостижимым ресурсом, каким была в прошлом столетии. Все больше стран успешно реализуют собственные ядерные программы или строят планы по развитию своих атомных проектов. Особое значение в этом процессе имеет Российская Федерация, и в частности ее государственная компания «Росатом». В XXI в. Росатому удалось занять лидирующие позиции на международном рынке предоставления услуг по строительству атомных объектов. По состоянию на 2018 г. Росатом имеет соглашения о строительстве десятков атомных реакторов (в таких странах как Финляндия, Венгрия, КНР, Турция и др.), общая стоимость которых составляет около 130 млрд долл. Тем не менее строительство атомных электростанций продолжает оставаться крайне затратным предприятием, и далеко не каждое государство обладает финансовыми возможностями для осуществления таких масштабных проектов. Схема «Build, Own, Operate» («Строительство, владение, эксплуатация», «BOO») может стать ключом, открывающим доступ услугам России на ранее недоступные рынки. Основная идея модели «BOO» — перенесение большей части финансовой составляющей проекта на строительную компанию, которая в итоге получает право собственности на готовый объект. На сегодняшний день модель «BOO» в сфере строительства ядерных объектов была применена лишь единожды — к соглашению о строительстве атомной электростанции «Аккую» для Турецкой Республики.

Специфика соглашения по строительству АЭС «Аккую»

В отношении строительства АЭС «Аккую» модель «BOO» была выбрана главным образом в связи с финансовыми трудностями, испытываемыми турецкой стороной. Власти Республики имеют амбиции в сфере атомной энергии (планы Турции по строительству новых атомных электростанций — самые масштабные на Ближнем Востоке), но располагают недостаточными для реализации таких проектов ресурсами. В результате в связи с проблемами финансирования, большая часть компаний, заинтересованных в реализации проекта, были вынуждены отказаться от заключения соглашения. Принимая во внимание сложное финансовое положение государства, российская сторона сделала Анкаре уникальное предложение, позволяющее перенести большую часть финансового вопроса на Российскую Федерацию, обеспечивая при этом взаимовыгодное сотрудничество. Подобная модель уже достаточно давно используется на мировом рынке в целях обеспечения государств крупными объектами инфраструктуры без существенных затрат с их стороны. Однако такая система впервые применяется к соглашению по строительству атомных объектов. Основная идея схемы «BOO» заключается в перенесении большей части расходов по строительству на компанию-строителя. Компания самостоятельно находит источники финансирования проекта и реализует его, в то время как обязанности заказчика по большей части сводятся к обеспечению условий, необходимых для работы строителя. По завершении строительных работ готовый объект остается в полной или частичной собственности компании-строителя со всеми вытекающими из этого правами, включая получение прибыли от эксплуатации. Таким образом модель обеспечивает некий симбиоз заказчика и строителя — государство без значительных финансовых затрат получает желаемый объект, расположенный на своей территории (дороги, железнодорожные полотна), а компания-строитель получает право собственности на объект и возможность извлекать из него прибыль. При этом обычно соглашения типа «BOO» заранее урегулируют вопросы получения прибыли от объекта, гарантируя тем самым окупаемость проекта.

Модель «BOO» является совершенно новым типом соглашения на рынке атомных услуг с огромным потенциалом для решения как политических, так и экономических задач России.

Соглашение о строительстве АЭС «Аккую» базируется на аналогичном принципе, но его атомная составляющая предопределяет некоторую специфику. Согласно Соглашению, заключенному правительствами Турецкой Республики и Российской Федерации, для совместного осуществления проекта российская сторона берет на себя обязательство по учреждению Проектной компании в форме акционерного общества, которое и должно стать единственным владельцем атомной электростанции, а также вырабатываемой на ней электроэнергии. При этом изначально держателем 100% акций Проектной компании напрямую или косвенно должны стать компании, уполномоченные российской стороной. С течением времени Россия должна получить возможность реализовывать принадлежащие ей акции, но в любое время существования Проектной компании она обязуется оставлять за собой контрольный пакет акций (т.е. не меньше 51%). При этом оставшиеся миноритарные акции могут отчуждаться исключительно при условии согласия Анкары, чтобы не подвергнуть опасности интересы Турции в областях национальной безопасности и экономики.

Турецкая сторона в свою очередь принимает на себя обязательства по созданию условий, необходимых для работы Проектной компании, а также соглашается покупать определенный объем производимой энергии по заранее фиксированной цене. Это, прежде всего, подразумевает безвозмездное выделение Проектной компании площадки для строительства АЭС с необходимой инфраструктурой и действующей лицензией. Кроме того, Турция должна обеспечить доступ на данную территорию работников, подрядчиков, агентов и прочих лиц, нуждающихся в таком доступе, от имени или с согласия Проектной компании, принимая во внимание соображения национальной безопасности Турции. Существенная часть обязательств со стороны Турции касается объемов покупки электроэнергии, которую планируется произвести на электростанции «Аккую». Эти положения гарантируют окупаемость проекта для Российской Стороны. Так, Турецкая сторона обязуется предпринять меры для того, чтобы турецкая энергетическая компания «ТЕТАШ» заключила с Проектной компанией соглашения о покупке электроэнергии. ТЕТАШ обязывается в течение 15-ти лет с момента начала коммерческой эксплуатации станции покупать 70% энергии, вырабатываемой Блоками 1 и 2, а также 30% электроэнергии, производимой Блоками 3 и 4. Средневзвешенная цена покупки устанавливается в 12,35 цента за кВт/ч. Весь остальной объем производимой энергии Проектная компания может реализовать на свободном энергетическом рынке самостоятельно или через поставщиков. По окончании срока действия соглашения о покупке электроэнергии (но не раньше, чем спустя 15 лет с момента ввода в эксплуатацию всех энергоблоков) АЭС будет предоставлять Турции 20% чистой прибыли Проектной компании. Точная цена за кВт/ч должна быть определена исходя из расходов, понесенных российской стороной, включая все капитальные затраты, предполагаемые текущие расходы, запланированные платежи в уплату долга и т.д. Таким образом, соглашение заключается в основном для того, чтобы в течение первых 15-ти лет эксплуатации атомной электростанции российская сторона могла бы возместить все капитальные расходы, понесенные Проектной компанией в связи с созданием и вводом в эксплуатацию атомной электростанции. Дальнейшее функционирование станции «Аккую» должно начать приносить Проектной компании прибыль. Тем не менее, в соответствии с положениями соглашения, цена кВт/ч не может превышать 15,33 цента США.

Уникальность схемы «BOO»

Таким образом, модель «BOO» создает уникальную систему в сфере строительства атомных объектов, позволяющую сторонам обойти ряд препятствий, характерных для столь масштабных проектов. Главной проблемой для заказчика, как правило, является финансовая сторона вопроса. Соглашение формата «BOO» позволяет не столько снизить стоимость проекта, сколько растянуть выплаты на длительное время, минимизируя при этом риски. В случае строительства АЭС «под ключ», заказчику требуется за относительно короткое время выплатить крупную сумму, что далеко не всегда доступно развивающимся экономикам мира. Система «BOO» предоставляет заказчику возможность постепенно «оплачивать» строительство проекта путем регулярного приобретения электроэнергии в течение длительного времени. Создается взаимовыгодная модель сотрудничества — развивающиеся экономики мира получают реальную возможность обеспечить себя атомной энергией, а российская атомная промышленность открывает новые рынки для своих услуг. К тому же, на сегодняшний день Россия является единственным государством, готовым строить атомные объекты по соглашению «BOO». Так, есть основания полагать, что на рынке стран с развивающейся экономикой Россия может стать абсолютным монополистом в сфере строительства атомных объектов. Такие страны как Нигерия, Гана и др. могут быть заинтересованы в строительстве АЭС по схеме «BOO».

Кроме того, для России схема «BOO» может представлять особый интерес в связи с теми политическими рычагами давления, которые она предоставляет. В отличие от классической модели строительства, предполагающей полную передачу АЭС в собственность страны-заказчика по окончании строительства, соглашение «BOO» сохраняет за компанией-строителем контрольный пакет акций, а, следовательно, и полный контроль над ее эксплуатацией. Строительство как таковое обычно занимает 7–10 лет, в то время как срок жизни атомной электростанции может достигать более 40-ка. Таким образом, страна-заказчик попадает в некоторую зависимость (как минимум экономическую) от владельца АЭС на длительное время, что мотивирует государство сохранять дружественные отношения со стороной, предоставляющей услуги строительства (в том случае, если заказ выполняет государственная компания). При этом такое влияние не ограничивается лишь той страной, для которой выполняется заказ по строительству атомной электростанции. Условия соглашения могут предусматривать разные объемы обязательной поставки электроэнергии, освобождая определенную часть для продажи другим импортерам, тем самым передавая государству-строителю возможность диверсифицировать экспорт вырабатываемой энергии, заключив контракты с другими странами региона. Так, за счет схемы «BOO» страна-строитель может воздействовать не только на страну-заказчика, но также и на другие государства региона, нуждающиеся в поставках дешевой электроэнергии.

Риски, связанные с использованием схемы «BOO»

Однако специфика модели «BOO» предопределяет ряд рисков, связанных с её использованием. Первым и наиболее очевидным вопросом является проблема финансирования. Строительство АЭС — крайне затратный проект, цена которого порой может достигать десятков миллиардов долларов (строительство станции «Аккую» оценивается в 20 млрд долл., и в процессе конструирования цена вполне может вырасти). Позволить себе такие объемы инвестиций не всегда может даже такая крупная государственная компания, как «Росатом», особенно в свете недавнего заявления о прекращении ее финансирования государством с 2020 г. Срок окупаемости такого проекта может занять несколько десятков лет, так что для заключения нескольких подобных соглашений потребуется поиск дополнительных источников финансирования, что не всегда просто осуществить. К тому же определенные опасения вызывает соотношение объемов риска, принимаемого на себя каждой из сторон. Так, строительство «под ключ» переносит большую часть рисков на страну-заказчика, обязанности компании-строителя сводятся главным образом к постройке и передаче функционирующей АЭС заказчику. По окончании строительства объекта все риски (террористические действия, стихийные бедствия, военные столкновения и т.д.) становятся проблемой заказчика, в собственности которого находится объект. При использовании модели «BOO» все эти риски переносятся на строительную компанию, так как именно она владеет и осуществляет эксплуатацию АЭС. Более того, если государство обладает рядом инструментов, способных оказать влияние на те или иные происшествия (дипломатия, изменение государственной политики), то строительная компания остается практически полностью обезоруженной перед лицом таких явлений как, например, война. Все это обязывает строительную компанию максимально аккуратно относиться к выбору страны заказчика, а также непосредственно места сооружения АЭС, т.к. негативные последствия выбора лягут преимущественно на компанию-строителя.

***

Подводя итог, стоит отметить, что модель «BOO» представляет собой весьма интересный тип соглашения по строительству ядерных объектов, открывающий возможность экспортировать ядерные услуги на те рынки, которые при иных обстоятельствах были бы закрыты для строительства атомных электростанций. Его использование дает государству возможность расширить сферу своего экономического влияния, поставив энергетически бедные государства в некоторую зависимость от атомных объектов строителя. Тем не менее использование схемы «BOO» сопряжено с множеством рисков для строителя, порождающих массу вопросов относительно целесообразности заключения таких соглашений. Представляется, что невозможно оценить рентабельность таких проектов без привязки к конкретному государству, экономической атмосфере региона и роли последнего с точки зрения геополитики. Все же модель «BOO» является совершенно новым типом соглашения на рынке атомных услуг с огромным потенциалом для решения как политических, так и экономических задач России. Ответ на вопрос о том, получится ли реализовать этот потенциал, напрямую зависит от того, насколько грамотно российская сторона сможет рассчитать соотношение принимаемых на себя рисков и важность своих политических и экономических амбиций в каждом конкретном случае.


Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.46)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся