Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Ярослав Лисоволик

Д.э.н, член РСМД

Один из последних трендов, провозглашенных властями развитых экономик, — френдшоринг (friend-shoring), означающий направление экономической деятельности в страны, которые разделяют ценности и принципы развитого мира. Термин «френдшоринг» связан с понятием «оншоринга» — процессом переноса цепочек поставок в те страны, где расположен заказчик. Френдшоринг — более широкая по охвату концепция, которая «ограничивает сети цепочек поставок до союзников и дружественных стран».

В последние месяцы этот принцип поддержала министр финансов США Джанет Йеллен, которая заявила, что «работа с союзниками и партнерами по френдшорингу представляет собой важный элемент укрепления экономической устойчивости при сохранении динамичного развития и роста производительности, приходящих с экономической интеграцией». Но действительно ли френдшоринг — новая парадигма в вопросе создания экономических альянсов и какие последствия она будет иметь для будущего мировой экономики?

Возможно, во френдшоринге нет ничего нового. Действительно, период холодной войны представляет собой именно ту модель, которая отражала разделение мировой экономики на основе ценностей/геополитики, а не исходя из строго экономических соображений.

Скорее всего, основой френдшоринга и реконфигурации цепочек поставок/производства станут высокотехнологичные отрасли, такие как полупроводники. По сути, технологические ограничения будут выражаться в том, что производителям из «недружественных» государств будет запрещено создавать технологические альянсы и выстраивать связи между производством и поставками. В свою очередь, это, вероятно, усилит «технологический разрыв» и диспропорции развития в глобальной экономике.

Мировая экономика, основанная на френдшоринге развитых экономик, может привести к большей поляризации между развитыми и развивающимися государствами — тенденции, которая уже достаточно явно проявилась в последние годы. Это также парадигма, закрепляющая модель «ядро-периферия» предыдущих столетий и десятилетий, в соответствии с которой любая экономика, стремящаяся быть включенной в ядро, должна соответствовать «ценностной обусловенности».

Вместо того, чтобы усиливать эти неравенства и диспропорции, развитым странам следует продвигать инклюзивные форматы на всех уровнях мировой экономики. Это можно сделать в рамках «Группы двадцати» путем включения в состав Африканского союза и других региональных групп глобального Юга в качестве членов или партнеров по диалогу. Можно также создать рабочие группы и аутрич-форматы, ориентированные на содействие передаче технологий развивающимся экономикам. Такой инклюзивный подход в условиях усиливающихся опасений рецессии не только выгоден с экономической точки зрения, но и является ответственным и моральным в гораздо большей степени, чем «ценностная» и «моралистская» парадигма френдшоринга.


Мир круглый, чтобы дружба могла его опоясать.
Пьер Тейяр де Шарден

Один из последних трендов, провозглашенных властями развитых экономик, — френдшоринг (friend-shoring), означающий направление экономической деятельности в страны, которые разделяют ценности и принципы развитого мира. Термин «френдшоринг» связан с понятием «оншоринга» — процессом переноса цепочек поставок в те страны, где расположен заказчик. Френдшоринг — более широкая по охвату концепция, которая «ограничивает сети цепочек поставок до союзников и дружественных стран».

В последние месяцы этот принцип поддержала министр финансов США Джанет Йеллен, которая заявила, что «работа с союзниками и партнерами по френдшорингу представляет собой важный элемент укрепления экономической устойчивости при сохранении динамичного развития и роста производительности, приходящих с экономической интеграцией». Но действительно ли френдшоринг — новая парадигма в вопросе создания экономических альянсов и какие последствия она будет иметь для будущего мировой экономики?

Возможно, во френдшоринге нет ничего нового. Действительно, период холодной войны представляет собой именно ту модель, которая отражала разделение мировой экономики на основе ценностей/геополитики, а не исходя из строго экономических соображений. В то время такая «политизация» мировой экономики выступала в качестве сдерживающего фактора для роста и динамичного развития мировой экономики. Казалось, что 1990-е гг. сделали глобальную финансовую систему менее политизированной и более опирающейся на экономические принципы. В действительности же разделительные линии сохранялись десятилетиями — поправка Джексона-Вэника, вступление России в ВТО, растянувшееся почти на несколько десятилетий, технологические ограничения и т.д. Поэтому в качественном отношении парадигма френдшоринга не представляет собой ничего нового, и во многих отношениях делает неявные ограничения и преференции прошлого более явными в будущем.

Один из способов продвижения френдшоринга — не только двусторонние союзы, но и региональные и межрегиональные блоки. По словам Дж. Йеллен, в этом смысле к числу проектов, повышающих устойчивость цепочек поставок, относится Индо-Тихоокеанская экономическая структура (ИТЭС). Это соглашение, которое только начинает развиваться, представляет собой возможность повлиять на Индию и другие развивающиеся экономики региона. Использование регионализма для проведения разделительных линий в мировой экономике оставляет без внимания некоторые ключевые ее составляющие, которые имеют решающее значение для функционирования многих глобальных и региональных производственных цепочек. В частности, это касается Китая, который играет важнейшую роль в работе цепочек поставок в глобальном масштабе, но остается в стороне от таких региональных интеграционных блоков, как ИТЭС.

Действительно, у регионализма всегда есть две стороны: большая открытость внутри региона и риск оказаться более закрытым для других членов международного сообщества. При френдшоринге риски изолированного/исключительного, а не открытого регионализма (принципы, продвигаемые в рамках АТЭС) становятся все более распространенными, что негативно сказывается на перспективах более открытой и динамичной мировой экономики. Как утверждает Рагурам Г. Раджан, профессор финансов в Школе бизнеса Бута при Чикагском университете, «френдшоринг — понятная политика, если она строго ограничена конкретными пунктами, непосредственно влияющими на национальную безопасность. К сожалению, публичное восприятие этого термина уже свидетельствует о том, что френдшоринг будет использоваться намного более расширительно».

В этом смысле есть множество каналов и областей, в которых френдшоринг оказывает влияние на глобальный экономический ландшафт. Помимо регионального, существует также важный отраслевой/промышленный элемент френдшоринга. В частности, скорее всего, основой френдшоринга и реконфигурации цепочек поставок/производства станут высокотехнологичные отрасли, такие как полупроводники. По сути, технологические ограничения будут выражаться в том, что производителям из «недружественных» государств будет запрещено создавать технологические альянсы и выстраивать связи между производством и поставками. В свою очередь, это, вероятно, усилит «технологический разрыв» и диспропорции развития в глобальной экономике.

Мировая экономика, основанная на френдшоринге развитых экономик, может привести к большей поляризации между развитыми и развивающимися государствами — тенденции, которая уже достаточно явно проявилась в последние годы. Это также парадигма, закрепляющая модель «ядро-периферия» предыдущих столетий и десятилетий, в соответствии с которой любая экономика, стремящаяся быть включенной в ядро, должна соответствовать «ценностной обусловенности». Как считает профессор Раджан, «френдшоринг будет иметь тенденцию исключать бедные страны, которые больше всего нуждаются в глобальной торговле, чтобы стать богаче и демократичнее. Это увеличит риск того, что они станут несостоявшимися государствами, благодатной почвой для взращивания и экспорта терроризма».

Альтернативная интерпретация френдшоринга может быть изложена в соответствии с аргументами США — он служит для повышения надежности цепочек производства/поставок и учета растущих геополитических рисков в экономической сфере. Френдшоринг можно рассматривать как неоптимальный по сравнению со сценарием свободной торговли, но соображения национальных интересов превалируют над такими абстрактными ценностями, как, например, либерализация торговли. Несомненно, эта аргументация теперь будет использоваться и другими странами и регионами для рационализации формирования более изолированных и ориентированных вовнутрь производственных цепочек и региональных механизмов. Фрагментация —это тот сигнал, который посылают ведущие экономики мира в условиях распространения парадигмы френдшоринга.

В действительности вместо глобальных производственных цепочек, основанных на экономической эффективности, все чаще будут возникать цепочки добавленной стоимости, опирающиеся на геополитические, а не экономические ценности. Это приведет к фрагментации производственных цепочек на региональные, национальные и другие, более ориентированные на внутренний рынок. По сути, френдшоринг означает, что вместо соображений экономической эффективности и рыночных сигналов на первый план выходят принципы, прописанные политиками; это набор ценностей, которые разделяют другие страны и которые определяют круг торговых партнеров и контрагентов по цепочке создания стоимости. Это равносильно созданию новых разделительных линий и «неэкономической» модели развития мировой экономики. Возможно, один из самых важных моментов, отмеченных профессором Раджаном, заключается в том, что френдшоринг подрывает экономическую взаимозависимость между Китаем и США, что в свою очередь увеличивает вероятность геополитических столкновений между этими «тяжеловесами» на мировой арене. В результате проявления френдшоринга в мировой политике экономическое сотрудничество все чаще сменяется геополитическим соперничеством.

Более того, френдшоринг повлечет за собой убытки, а экономические издержки, связанные с отклонением от рыночных принципов, лягут на плечи потребителей. Это те самые потребители, которые уже столкнулись с последствиями рекордно высокой инфляции в развитом мире. В число факторов, способствовавших инфляционному всплеску, входит чрезмерно мягкая монетарная политика, проводимая ФРС США, а также недооценка инфляционных рисков в период монетарного стимулирования. Другой причиной стал затянувшийся период торговых ограничений и санкций, применяемых против некоторых из крупнейших экономик глобального Юга, таких как Китай. Как утверждает политолог Азхар Азам, «после решоринга и оншоринга, френдшоринг является... американским протекционистским подходом... запущенным в «новой обертке» при поддержке спорного законодательства».

В конечном счете, френдшоринг может привести к дальнейшему инфляционному давлению, которое дополнит эффект от бурного всплеска протекционизма, санкций и других ограничений. Однако экономические издержки френдшоринга выйдут за рамки высокой инфляции и могут повлиять на потенциальные темпы роста мировой экономики в более долгосрочной перспективе. Но главное — усилятся качественные недостатки и диспропорции в развитии мировой экономики — «технологический разрыв» между развитыми и развивающимися экономиками.

В этих условиях вместо того, чтобы усиливать эти неравенства и диспропорции, развитым странам следует продвигать инклюзивные форматы на всех уровнях мировой экономики. Это можно сделать в рамках «Группы двадцати» путем включения в состав Африканского союза и других региональных групп глобального Юга в качестве членов или партнеров по диалогу. Можно также создать рабочие группы и аутрич-форматы, ориентированные на содействие передаче технологий развивающимся экономикам. Другой площадкой может стать Всемирная торговая организация (ВТО), где есть большие возможности для создания норм и групп, которые смогут снизить торговые барьеры для развивающихся экономик и обеспечить более широкий доступ к технологиям. Такой инклюзивный подход в условиях усиливающихся опасений рецессии не только выгоден с экономической точки зрения, но и является ответственным и моральным в гораздо большей степени, чем «ценностная» и «моралистская» парадигма френдшоринга.


(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся