Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 3.85)
 (40 голосов)
Поделиться статьей
Артем Соколов

К.и.н., научный сотрудник Лаборатории анализа международных процессов, Центра европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России

Эскалация кризиса на Донбассе и проведение Россией специальной операции на территории Украины обозначили поворот в энергетической политике Германии. Проект газопровода «Северный поток-2», который символизировал будущее энергетического сотрудничества России и Германии, оказался заморожен без ясных перспектив ввода в эксплуатацию в обозримом будущем. Несмотря на то, что Газпром продолжает поставки газа в ЕС в условиях вооруженного конфликта (в том числе и через территорию Украины), события февраля 2022 г. привели немецкое руководство к принципиальным изменениям в разговорах о будущей энергетической политике Германии и ЕС.

Берлин, скорее, пойдет по сценарию торможения перехода к «зелёной» экономике, чем на риск дополнительного финансового бремени для бизнеса и населения страны. В распоряжении немецкого правительства нет достаточных финансовых и административных ресурсов для ускорения перехода к использованию возобновляемых источников энергии.

В краткосрочной перспективе затруднена и диверсификация поставщиков энергоносителей. Дефицит терминалов СПГ в Германии не позволяет организовать прием сжиженного газа из США в необходимом объеме. Обращение к другим странам-экспортерам сопряжено со значительными логистическими трудностями.

Маловероятна реабилитация немецким руководством ядерной энергетики. С начала эскалации украинского кризиса Германия подтвердила намерение закрыть три оставшиеся АЭС.

Судьба российского энергетического экспорта в Германию и ЕС во многом зависит от характера развития украинского кризиса. Если активная фаза боевых действий продлится недолго, и ей на смену придет фаза мирного урегулирования, то Берлин не будет форсировать отход от использования российских нефти и газа. В случае затяжных боестолкновений этот процесс будет ускорен как по причине давления на немецкое правительство со стороны части политического истеблишмента ФРГ и трансатлантических союзников, так и из-за опасений сохранности транзитной инфраструктуры на территории Украины.

Дипломатические и экономические сражения за газопровод «Северный поток-2» оставались редким сюжетом, где Москва и Берлин действовали вместе, противодействуя позиции США и ряда стран ЕС. После февраля 2022 г. российско-германское энергетическое сотрудничество редуцировалось с планов по превращению Германии в крупнейший европейский газораспределительный центр до сохранения минимально необходимого уровня поставок нефти и газа. Размывание энергетического фактора в российско-германских отношениях поставит вопрос об их системной реконфигурации.

Эскалация кризиса на Донбассе и проведение Россией специальной операции на территории Украины обозначили поворот в энергетической политике Германии. Проект газопровода «Северный поток-2», который символизировал будущее энергетического сотрудничества России и Германии, оказался заморожен без ясных перспектив ввода в эксплуатацию в обозримом будущем. Несмотря на то, что Газпром продолжает поставки газа в ЕС в условиях вооруженного конфликта (в том числе и через территорию Украины), события февраля 2022 г. привели немецкое руководство к принципиальным изменениям в разговорах о будущей энергетической политике Германии и ЕС.

В обобщенном виде развитие немецкой дискуссии о развитии энергетической политики ФРГ проходило в последние годы по двум основным трекам. 

Во-первых, будущее немецкой энергетики рассматривалось в широком контексте «зелёной» политики Германии и ЕС. Программные документы немецкого правительства предусматривают построение в Европе новой системы производственных стандартов и повседневной жизни, основанной на принципах углеродной нейтральности и повсеместном использовании возобновляемых источников энергии. Такие амбициозные планы содержит и коалиционный договор нового германского правительства, сформированного в декабре 2021 г.

Во-вторых, «зелёный» переход ФРГ подразумевает наличие промежуточного этапа с точки зрения энергетического обеспечения. В этот период немецкое правительство планировало нарастить использование природного газа, прежде всего, благодаря росту поставок из России по газопроводу «Северный поток-2». Перспективным представлялось и использование водорода.

Формирование по итогам выборов в Бундестаг 2021 г. правительственной коалиции с участием партии «Зелёные» актуализировало вопросы экологической политики, борьбы с изменением климата, развития возобновляемой энергетики. Несмотря на то, что «Зелёным» не удалось закрепить успехи, которые были достигнуты на пике избирательной кампании, они получили достаточно возможностей для активного участия в определении внешней и внутренней политики ФРГ. Ключевым достижением для партии стало формирование «суперминистерства» экономики и климата, которое возглавил сопредседатель «Зелёных» Роберт Хабек. Кроме того, в распоряжении этой партии оказались МИД и Министерство сельского хозяйства, важные для продвижение идейных партийных установок внутри Германии и за её пределами, прежде всего в сфере «зелёной» энергетики.

Возвращение к проекту «Северный поток-2» выглядит в кратко- и среднесрочной перспективе маловероятным. В настоящий момент под ударом оказались основные структуры в ФРГ, ранее содействовавшие реализации проекта. Особенно тяжелые потери понесла федеральная земля Мекленбург-Передняя Померания, вынужденная дистанцироваться от былых связей с Россией. Она не только распустила экологический фонд для поддержки «Северного потока-2», но и разорвала партнёрские отношения с Ленинградской областью.

Однако нельзя исключать, что немецкое руководство вернется к проекту «Северный поток-2» в перспективе. Для этого должен сложиться определенный набор условий, делающий реализацию проекта репутационно безопасным для заинтересованных немецких политиков. 

Долгое время руководство Германии охарактеризовывало проект газопровода как полностью коммерческий и исключало его из дискуссий о возможных санкциях в отношении России. Незадолго до событий февраля 2022 г. в риторике немецких руководителей стали появляться осторожные отсылки к «геополитическому» характеру проекта. В ходе серии переговоров зимой 2021–2022 гг. представители ФРГ дали понять, что рассматривают санкции в отношении «Северного потока-2» как возможную меру в случае «российской агрессии» на Украине. Визит Олафа Шольца в Москву и его переговоры с Владимиром Путиным не добавил ясности в судьбу проекта. После признания Россией независимости ДНР и ЛНР 22 февраля 2022 г. Берлин вначале отозвал у Федерального сетевого агентства доклад по обеспечению энергобезопасности, подготовленный еще во время канцлерства Ангелы Меркель, а затем и вовсе заморозил процесс сертификации газопровода.

В нынешних условиях возобновление сертификации «Северного потока-2» действующим немецким правительством практически невозможно.  Канцлер Олаф Шольц стремился защитить проект перед лицом внешних и внутренних оппонентов, однако в условиях резкой эскалации украинского кризиса он утратил возможность для инициативы. Даже после завершения активной фазы специальной операции Вооруженных сил России, О. Шольц и другие члены немецкого руководства будут ограничены в возможностях вернуться к вопросу сертификации газопровода без ущерба для политической репутации. 

Возобновление работы над «Северным потоком-2» представляется возможным в случае серьезных изменений во внешних условиях. Такими можно считать прекращение боевых действий, достижение устойчивого мирного соглашения, признанного Россией, Украиной и странами Запада, наличие политической воли у немецкого руководства. В случае, если по результатам выборов в Бундестаг 2025 г. произойдет возвращение ХДС/ХСС на руководящие позиции в Германии, существует вероятность того, что христианские демократы заходят закончить проект, начало которому положила Ангела Меркель.

Наблюдаемый сегодня рост цен на энергоносители — серьезный вызов для энергетической политики Германии. Отказ от российского газа, в пользу которого выступали «Зелёные» и некоторые из политиков других партий, пока не стоит в актуальной повестке дня ФРГ. Более того, именно «Зелёные», ответственные за профильные министерства, сейчас вынуждены оправдывать перед радикально настроенными активистами необходимость продолжения закупок газа у России. В представлении даже наиболее немецких радикальных политиков отказ от российского газа мыслился в качестве продолжительного процесса длительностью не менее 10–15 лет, а не как одномоментная акция.

Последствия специальной операции вооруженных сил России на Украине могут развернуть энергетическую политику ФРГ в двух возможных направлениях.

Первый сценарий. Немецкое правительство может сдвинуть предполагаемые сроки перехода к углеродной нейтральности, смягчив экологические требования к производствам и домохозяйствам. Новые санкции и контрсанкции будут иметь неопределенные последствия для немецкой промышленности, которая, еще не оправившись от последствий пандемии коронавируса, не готова сталкиваться с новыми рисками. Среди прочего могут быть пересмотрены в сторону уменьшения размеры «экологических» налогов, производственные требования, сроки отказа от ДВС и т.п.

Второй сценарий. Резкий рост цен на газ может, напротив, ускорить процесс перехода к «зелёной» экономике за счет дополнительных инвестиций в возобновляемые источники энергии и мер законодательного характера. Например, могут быть пересмотрены требования по необходимой дистанции между жилыми домами и ветровыми электростанциями, что позволит развернуть их строительство на новых площадях. Высокие цены на нефть и газ будут мотивировать производителей искать ему возможную альтернативу. Сегодня, когда тема конфликта на Украине занимает центральное место в медиа-пространстве большинства стран мира, немецкие климатические активисты и часть экспертного сообщества не забывают выступать с призывами использовать разворачивающийся кризис для форсированного перехода к энергии солнца и ветра.

Берлин, скорее, пойдет по сценарию торможения перехода к «зелёной» экономике, чем на риск дополнительного финансового бремени для бизнеса и населения страны. В распоряжении немецкого правительства нет достаточных финансовых и административных ресурсов для ускорения перехода к использованию возобновляемых источников энергии. 

В краткосрочной перспективе затруднена и диверсификация поставщиков энергоносителей. Дефицит терминалов СПГ в Германии не позволяет организовать прием сжиженного газа из США в необходимом объеме. Обращение к другим странам-экспортерам сопряжено со значительными логистическими трудностями.

Маловероятна реабилитация немецким руководством ядерной энергетики. С начала эскалации украинского кризиса Германия подтвердила намерение закрыть три оставшиеся АЭС. Более того, нет признаков и возможного сдвига сроков остановки немецких атомных станций. На фоне недавних дебатов вокруг «экологичности» мирного атома между Парижем и Берлином, Германия не намерена отступать от своей позиции.

На сегодняшний день немецкие власти подтвердили готовность продолжить сотрудничество с Россией в сфере энергетики. Мнение о необходимости импорта российского газа разделяют как в ведомстве федерального канцлера Олафа Шольца, так и в министерстве экономики и климата, возглавляемым «экологом» Робертом Хабеком. Несмотря на заявления о намерении снизить долю России в импорте энергоносителей ФРГ, Берлин исходит из того, что к следующей зиме ситуация в структуре поставок не изменится.

Судьба российского энергетического экспорта в Германию и ЕС во многом зависит от характера развития украинского кризиса. Если активная фаза боевых действий продлится недолго, и ей на смену придет фаза мирного урегулирования, то Берлин не будет форсировать отход от использования российских нефти и газа. В случае затяжных боестолкновений этот процесс будет ускорен как по причине давления на немецкое правительство со стороны части политического истеблишмента ФРГ и трансатлантических союзников, так и из-за опасений сохранности транзитной инфраструктуры на территории Украины.

На протяжении почти полувека партнерство в сфере энергетики составляло одну из основ отношений между СССР/Россией и ФРГ. Начиная со второй половины 2010-х гг. оно тормозило деградацию российско-германского диалога. Дипломатические и экономические сражения за газопровод «Северный поток-2» оставались редким сюжетом, где Москва и Берлин действовали вместе, противодействуя позиции США и ряда стран ЕС. После февраля 2022 г. российско-германское энергетическое сотрудничество редуцировалось с планов по превращению Германии в крупнейший европейский газораспределительный центр до сохранения минимально необходимого уровня поставок нефти и газа. Размывание энергетического фактора в российско-германских отношениях поставит вопрос об их системной реконфигурации.

Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 3.85)
 (40 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся