Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 3.6)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Любовь Шишелина

Д.и.н., заведующая отделом исследований Центральной и Восточной Европы ИЕ РАН, эксперт РСМД

Анджей Габарта

К.э.н., доцент, внс Отдела исследований Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН, доцент кафедры мировой экономики МГИМО МИД России, снс Центра европейских исследований Института международных исследований МГИМО МИД России, эксперт РСМД

На фоне ухудшившихся отношений с ЕС, поддержавшим белорусскую оппозицию, А. Лукашенко проговаривался о неблагодарности Европы в отношении Белоруссии, сдерживающей волну миграции. Однако в ноябре ситуация обрела действительно угрожающие масштабы, причем происходило все на фоне подписания соглашения Белоруссии с РФ, что позволило некоторым политикам на Западе утверждать, что В. Путин и А. Лукашенко действуют против ЕС согласованно.

Момент для атаки беженцами был найден самый неблагоприятный для Польши, Центральной Европы и ЕС в целом — энергетический кризис и острая нехватка энергоносителей в канун зимы; уход с поста канцлера Ангелы Меркель и смена курса ведущей европейской страны; пик кризиса в отношениях Польши и Брюсселя, а также Венгрии и Брюсселя; на этом фоне — очередной политический разлад в Словакии и смена правительства в Праге.

С конца августа 2021 г. напряжённость на восточной границе Польши стала усиливаться. Согласно данным пограничной службы Республики Польша, в текущем году (данные на 14.11.2021) было зарегистрировано более 33 тыс. попыток незаконного пересечения польско-белорусской границы: 3,5 тыс. в августе, 7,7 тыс. в сентябре и 17,3 тыс. в октябре, а за первые 14 дней ноября — 5,1 тыс. случаев.

Кризис на западных границах Белоруссии существенно осложняет отношения не только Минска, но и Москвы с Европейским союзом. Думается, что момент благоприятствует лишь политике А. Лукашенко, в реальности продолжающего таким образом торг и с Москвой (о чем свидетельствуют угрозы перекрыть сообщение и транзит газа через территорию Белоруссии), и с Европейским союзом (давшим кров белорусской оппозиции и не признавшим итоги выборов президента). В таком исходе Москва не может быть заинтересована, поскольку в последнее время ее отношения с целым рядом стран и европейскими структурами в целом оказались практически «на дне». Если говорить о вишеградских странах, то они на фоне то и дело появляющихся предсказаний о скором распаде организации также получили важный аргумент в пользу упрочения регионального единства — «угроза с Востока».

Думается, Москва может повлиять на Минск в условиях его изоляции и способствовать налаживанию конструктивного диалога с ЕС по поводу мигрантов. Нынешняя волна отличается от предыдущих тем, что люди все чаще бегут не только от войны, но и от экономического кризиса. А это как раз еще одна потенциально консолидирующая повестка для переговоров международных институтов всех уровней.

Истоки кризиса

Мигрантский кризис на южных и восточных границах ЕС начался не сегодня. Его первые волны накрыли Европу еще в начале 2011 г. на фоне событий арабской весны. Тогда в Совете ЕС как раз председательствовала Венгрия, и ее министру иностранных дел Яношу Мартони пришлось буквально «с колес», оставив другие подготовленные к председательству проекты, решать проблему беженцев. Уже тогда наиболее приемлемой мерой было признано создание в соседних с кризисным регионом странах поселений для беженцев и содействие нормализации ситуации в самих странах, в том числе через создание рабочих мест с возможностью дальнейшей социальной реабилитации людей, пострадавших от конфликтов. Однако предложения растворились в бюрократических кабинетах, возможно, и потому, что требовали реальных и немалых финансовых вложений. В Брюсселе решили беженцев принимать, тем более что возобладал взгляд на них как на потенциальную и недостающую — особенно в летний сезон — рабочую силу. Все эти годы Европа волнами принимала мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки. Наиболее сильный удар приняли на себя прибрежные страны — Италия, Испания, Греция. Но поскольку заветной целью большинства оставались наиболее обеспеченные Германия, Великобритания и Франция, то и остальные страны, через которые пролегал путь беженцев, попадали под угрозу. Кризис нарастал по мере того, как увеличивалась территория вооруженного противостояния на Ближнем и Среднем Востоке, и своего первого пика достиг летом 2015 г., когда Европу наводнили сотни тысяч мусульман. Тысячи беженцев оккупировали привокзальный район Будапешта в надежде любым поездом выехать с территории Венгрии на запад. Эти кадры обошли тогда весь мир, обозначив глубину проблемы и бессилие ЕС, несмотря на утверждение Ангелы Меркель «Мы справимся!», в итоге воодушевившее на штурм Европы еще большее количество мусульман.

Выступая 14 ноября 2021 г. на съезде ФИДЕС, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто напомнил, что шесть лет назад 400 тыс. нелегальных мигрантов ворвались в Венгрию через южную границу, прошли маршем по стране и «не проявили никаких признаков уважения к нам, к нашим законам, к нашим правилам, к нашей культуре», вели себя некорректно. В течение шести лет жители страны защищали южную границу, безопасность венгерского народа, Венгрии, всей Европы, и, «если бы мы этого не сделали, сегодня на нашем континенте было бы еще сотни тысяч или миллионы нелегальных иммигрантов», — отметил он. — «Мы настаиваем на праве самим решать, кого мы впускаем сюда и с кем мы хотим жить или с кем мы не хотим жить в нашей собственной стране».

Тогда Венгрия совершенно четко сказала «нет» Брюссельской программе квот и начала строительство заградительных сооружений на своей южной границе, через которую потоком шли беженцы. Попытку судиться в европейском суде по поводу навязанной квоты предпринял в то время премьер-министр Словакии Роберт Фицо. И по мере того, как становилась очевидной обреченность усилий по противостоянию брюссельской политике распределения мигрантов, Вишеградские страны понимали, что необходимы совместные усилия по защите собственных рубежей, которые одновременно стали и юго-восточными границами ЕС.

Сегодня, как отметил в минувшее воскресенье П. Сийярто, «мы вновь оказываемся под беспрецедентным давлением, и наши польские братья вынуждены героически защищать границы, нас и Европу, за что им большое спасибо и уважение».

Напряженность на белорусско-польской границе

Нынешняя волна поднялась летом 2021 г. На фоне ухудшившихся отношений с ЕС, поддержавшим белорусскую оппозицию, А. Лукашенко нет-нет да проговаривался о неблагодарности Европы в отношении Белоруссии, сдерживающей волну миграции. К подобной тактике в переговорах с ЕС ранее неоднократно прибегал и президент Турции Р.Т. Эрдоган. Однако в ноябре ситуация обрела действительно угрожающие масштабы, причем происходило все на фоне подписания соглашения Белоруссии с РФ, что позволило некоторым политикам на Западе утверждать, что В. Путин и А. Лукашенко действуют против ЕС согласованно.

Момент для атаки беженцами был найден самый неблагоприятный для Польши, Центральной Европы и ЕС в целом — энергетический кризис и острая нехватка энергоносителей в канун зимы; уход Ангелы Меркель с поста канцлера и смена курса ведущей европейской страны; пик кризиса в отношениях Польши и Брюсселя, а также Венгрии и Брюсселя; на этом фоне — очередной политический разлад в Словакии и смена правительства в Праге.

С конца августа 2021 г. напряжённость на восточной границе Польши стала усиливаться. Согласно данным пограничной службы Республики Польша, в текущем году (данные на 14.11.2021) было зарегистрировано более 33 тыс. попыток незаконного пересечения польско-белорусской границы: 3,5 тыс. в августе, 7,7 тыс. в сентябре и 17,3 тыс. в октябре, а за первые 14 дней ноября — 5,1 тыс. случаев.

В результате со 2 сентября 2021 г. в Подляском и Люблинском воеводствах в приграничной зоне (5 км от границы с Белоруссией) было введено чрезвычайное положение. Въезд на данную территорию был запрещен. Исключение было сделано только для местных жителей, проживающих на данной приграничной территории. Согласно указу президента Польши А. Дуды, чрезвычайное положение было введено сроком на 30 дней, однако в конце сентября польский Сейм продлил его еще на 60 суток. Поскольку у СМИ нет доступа к приграничному 5-километровому поясу границы, монополия на освещение событий на границе находится в руках польских государственных служб.

8 ноября ситуация на границе между Белоруссией и Польшей, в районе погранперехода Брузги — Кузница Белостоцкая (в связи с ухудшением обстановки погранпереход был закрыт с 9 ноября), значительно обострилась. Там появилась организованная колонна мигрантов, которая сперва направилась к погранпереходу, а затем свернула в близлежащий лес. В последующие часы ими были предприняты многочисленные попытки пробиться сквозь возведенную польскими правоохранительными органами пограничную инфраструктуру, имели место столкновения с польскими силами правопорядка, охраняющими границу. Согласно данным польской пограничной службы, действия мигрантов координируются белорусскими службами, которые предоставили им походное снаряжение, инструменты для рубки деревьев и разрушения колючей проволоки. По некоторым данным, на приграничных территориях и в местных магазинах все это можно приобрести без ограничений. Мигранты, которые не смогли прорвать заградительные кордоны, были вынуждены остаться на белорусской стороне границы, в так называемой нейтральной полосе, где ими был разбит палаточный лагерь. Время от времени они предпринимают пока не очень успешные попытки прорваться в Европу. На данном этапе они то перемещаются по близлежащему лесу, то проверяют бдительность польских стражей правопорядка у самой границы. Лица, незаконно пересекшие границу и пойманные польскими властями, выдворяются с территории Польши обратно в Белоруссию.

Польские СМИ время от времени сообщают, что, несмотря на строительство временных заграждений из колючей проволоки на границе, небольшим группам мигрантов все-таки удается проникать вглубь польской территории. Кого-то из них задерживают недалеко от границы погранслужба или полиция, других «счастливчиков» останавливают немецкие правоохранительные органы на польско-немецкой границе. Из их рассказов становится понятно, что на границе появилось большое количество контрабандистов, которые на возмездной основе готовы перевезти ближневосточных беженцев в заветную Германию. Эту информацию подтверждают польские правоохранительные органы, которые рапортуют о все большем количестве задержаний лиц, занимающихся нелегальной перевозкой людей с польско-белорусской границы.

Портрет мигранта

Польские СМИ попытались составить портрет среднестатистического мигранта на основании проведенных опросов беженцев, которые смогли пересечь границу, а также на базе информации, хранящейся в телефонах задержанных польскими правоохранительными органами лиц, и анализа их профилей в социальных сетях.

Получается, что среднестатистический мигрант — это достаточно обеспеченный, по меркам Ирака или Сирии, человек, который смог приобрести авиабилеты для всей своей семьи до столицы Белоруссии, где все ее члены разместились на несколько дней в гостинице, далее их путь пролегал к белорусско-польской границе. Большинство мигрантов, попавших в объективы польских камер, — это хорошо одетые люди, имеющие в своем распоряжении современные мобильные телефоны, а также денежные средства на продолжение своего путешествия в случае удачного пересечения границы. Большинство мигрантов не декларируют желание просить политическое убежище в Польше, подавляющее большинство из них хотят попасть в Германию.

Официальная позиция Варшавы

Польское правительство и официальные СМИ обвиняют президента Белоруссии в создании миграционного кризиса на восточной границе ЕС, в гибридной атаке на Польшу.

Варшава интерпретирует нынешний кризис, с одной стороны, как месть со стороны лидера Белоруссии за оказанную ЕС (в — частности Польшей) поддержу белорусской оппозиции, за введенные против Белоруссии европейские санкции, а с другой — как попытку склонить ЕС к диалогу с белорусскими властями. Инициирование диалога ЕС с Белоруссией по вопросу разрешения миграционного кризиса должно легитимизировать А. Лукашенко как лидера Белоруссии, что противоречит нынешней позиции ЕС. Варшава уверена, что с помощью шантажа, поддержки незаконного пересечения границы мигрантами Белоруссия пытается выйти из международной изоляции и способствовать постепенному снятию санкционного режима.

Польское правительство пока не намерено начинать диалог с белорусской стороной. К границе были стянуты около 15 тыс. сотрудников органов правопорядка (пограничников, полицейских, военных), а также специальная техника. Польскими властями были созданы временные заграждения в виде забора с колючей проволокой на самых проблемных участках границы. К середине 2022 г. власти Польши собираются построить вдоль сухопутной границы с Белоруссией, протяженность которой составляет 180 км, стальной забор с колючей проволокой, оснащенный электронными устройствами и камерами видеонаблюдения. Остальная часть государственной границы проходит по реке Буг, где пока ситуация более спокойная.

Польша начала проводить разъяснительную работу через свои дипучреждения в странах, откуда прибывают мигранты, убеждая потенциальных беженцев, что Белоруссия вводит их в заблуждение, утверждая, что Польша — это самый короткий и безопасный путь в Европу. Польским властям удалось добиться прекращения непосредственного авиасообщения между Ираком и Белоруссией, а также ограничения перевозок граждан Ирака, Сирии, Йемена и Афганистана турецкими авиалиниями в Минск. Польские власти также рассылают разъяснительные сообщения всем иностранным абонентам сотовой связи вблизи границы о том, что «Польша не принимает мигрантов».

В соответствии с правилами ЕС (Дублин II), иностранец, который хочет просить убежища в ЕС, должен сделать это в первой стране, через которую он въехал в ЕС. Так как большинство мигрантов конечной точкой своего маршрута декларируют Германию, количество запросов на предоставление убежища в Польше ничтожно мало.

Даже если мигрантам удастся добраться до их цели — Германии — и подать там заявление, их, скорее всего, «вернут» в Польшу (в 2020 г. ФРГ так поступила с 3 тыс. человек). Исключения были сделаны лишь для небольшого числа лиц, как правило, по гуманитарным причинам, таким как плохое состояние здоровья или разлучение с семьей в результате возвращения. А так как Белоруссия приостановила действие соглашения о реадмиссии с ЕС, то все попавшие в Польшу мигранты автоматически станут головной болью для Варшавы.

Польское правительство активно привлекает внимание мирового сообщества, в том числе НАТО и ЕС, к миграционному кризису на своей восточной границе, ищет их поддержки, но при этом Варшава пока никому не адресовала официальный запрос о помощи.

При этом она обвиняет не только Белоруссию в эскалации конфликта, но видит в этом процессе и «руку Москвы». Польские политики открыто заявляют о российско-белорусской гибридной атаке.

Справедливости ради необходимо отметить, что Польский институт международных отношений (PISM) еще в преддверии проведения военных учений «Запад-2021» предупреждал о возможных провокациях со стороны восточных соседей, упоминая, что одной из форм гибридной атаки могут стать мигранты.

Многие польские эксперты и аналитики со страниц газет призывают ввести санкции не только в отношении Белоруссии, но и против России. Они исходят из логики, что без поддержки Москвы белорусское правительство станет куда более сговорчивым и покладистым. Выдвигаются гипотезы, что без российской поддержки А. Лукашенко не сможет долго удержаться у власти, в этой связи необходимо сделать Белоруссию настолько токсичным активом, чтобы России было невыгодно его поддерживать.

Отношение жителей Польши к миграционной проблеме

Миграционный кризис в очередной раз подчеркнул существование раскола в польском обществе. Электорат партии «ПиС» и симпатизирующие им граждане с большой опаской или даже со страхом слушают телевизионные репортажи с польско-белорусской границы. Большинство не горит желанием принимать у себя беженцев из мусульманских стран. Многие граждане боятся, что под видом мигрантов в Польшу могут проникнуть террористы или другие криминальные элементы.

Оппозиция и либеральные СМИ, наоборот, критикуют власть. Однако у них нет чёткого понимания, кого выбрать основным объектом нападок. Кто-то подчеркивает страдания беженцев, которые вынуждены в холодное время года кочевать в лесах вблизи границы, особое сострадание вызывают беременные женщины и дети. Оппозиция и СМИ критикуют правительство за недопуск журналистов в приграничную зону. Правительству ставится в вину создание монополии на информацию о том, что происходит на самой границе. Правительство Моравецкого обвиняют в сокрытии информации и бесчеловечном отношении к беженцам.

Часть общества шокирована новостями о тяжелом состоянии беженцев, которые смогли попасть в Польшу, или новостями об их гибели из-за холода, усталости и нечеловеческих условий, в которых они вынуждены были находиться.

В СМИ есть материалы о гражданах, которые приносят в специализированные организации еду и одежду для мигрантов. Существуют и группы волонтеров, которые готовы оказывать мигрантам медицинскую и правовую помощь.

Отношение правящей коалиции к миграционному кризису

Еще в разгар миграционного кризиса 2015 г. Польша крайне скептически относилась к идее принятия беженцев из Италии и Греции. Партия «Право и Справедливость» во время предвыборной кампании 2015 г. использовала фактор мигрантов для разжигания в польском обществе страх перед беженцами. Политики будущего правительства Польши утверждали, что в случае приезда в Польшу мигранты могут начать грабить, нападать и оскорблять поляков. Дальше всего в этой риторике зашел лидер партии «ПиС» Ярослав Качиньски, который утверждал, что мигранты из Африки и стран Ближнего Востока являются переносчиками опасных заболеваний, которые могут вызвать вспышки инфекций в Польше. Партия «ПиС» позиционирует Польшу как один из бастионов, который защищает Европу от разного рода опасностей, в том числе от наплыва нелегальных мигрантов из горячих точек Северной Африки и Ближнего Востока.

Риторика «запугивания» поляков мигрантами, основанная на стереотипах, продолжилась и в период нынешнего миграционного кризиса. 27 сентября 2021 г. во время совместной пресс-конференции министра обороны Мариуша Блащака и министра внутренних дел Мариуша Каминьского были представлены фотографии, изображавшие сцены педофилии и зоофилии, предположительно, обнаруженные польскими службами в мобильных телефонах некоторых лиц, незаконно пересекших белорусско-польскую границу. Позже независимые польские СМИ обвинили обоих министров в манипуляциях общественного мнения. Портал «oko.press» утверждал, что одна из фотографий — это кадр из старого порнографического фильма, судя по качеству, записанного еще на кассеты VHS. Этот фильм циркулировал в интернете на протяжении нескольких лет.

Миграционный кризис в какой-то степени смог временно сыграть на руку польскому правительству. Партия «ПиС» на протяжении уже многих лет ведет политику конфронтации как со своими внутренними оппонентами, так и с внешними. Поиск врага — это важный атрибут любой, в том числе и польской политики. Благодаря беженцам удалось переключить внимание польской общественности с актуальных внутрипольских проблем на внешнюю угрозу. До недавнего времени Европейская комиссия критиковала Польшу за подчинение судебной власти исполнительной, угрожая даже финансовыми санкциями, а сейчас вся Европа сочувствует Польше, а ЕС размышляет об оказании помощи в строительстве приграничной инфраструктуры.

Позиция Вишеградских стран

Что уже сделала «Вишеградская четверка» своим полным составом или с привлечением ЕС или его отдельных стран, чтобы помочь своему государству-члену? Ведь после кризиса в Венгрии 2015 г. все страны проявили солидарность с ней, согласившись на совместное патрулирование границ, помощь в возведении заградительных сооружений и т.п.

Сейчас в В4 председательствует Венгрия. 5 ноября 2021 г. она провела в Будапеште встречу министров внутренних дел Вишеградской группы, главной темой которой стала «ситуация на польско-белорусской границе, инструментализация миграции белорусским режимом и возможные последствия складывающейся ситуации в Афганистане». Обсуждались также текущие вопросы управления европейскими границами, новая Шенгенская стратегия ЕС, в частности — восстановление внутреннего пограничного контроля и влияние пандемии Covid-19 на внутренний и внешний пограничный контроль ЕС. Министры заявили о солидарности и дальнейшей поддержке Польши, Латвии и Литвы (они больше всего пострадали от гибридных действий на границе, предпринятых белорусским режимом в ответ на санкции, принятые ЕС), белорусского гражданского общества и признали их усилия по защите внешних границ ЕС. Как было заявлено, министры внутренних дел решительно осуждают и отвергают практику третьих стран, использующих миграционное давление, способствуя тем самым организации незаконного пересечения границ Европейского союза и пытаясь использовать людей в политических целях. По заявлениям министров, текущая ситуация требует постоянного мониторинга и скоординированных мер, и действий. ЕС должен извлечь уроки из этого кризиса, совершенствуя общую политику ЕС.

На состоявшемся в минувшее воскресенье съезде ФИДЕС министр иностранных дел Венгрии назвал большим достижением вишеградских стран сопротивление политике квотирования потоков беженцев. А по результатам состоявшегося в Брюсселе 15 ноября 2021 г. совещания по кризису на восточной границе ЕС он положительно оценил принятие Европейским союзом мер в связи с белорусско-польским миграционным кризисом, которые будут наказывать за использование миграции в качестве инструмента манипулирования.

На полях брюссельской встречи ЕС было созвано и чрезвычайное совещание министров иностранных дел Вишеградской группы, на котором Чешская Республика, Венгрия и Словакия выразили солидарность и предложили свою поддержку Польше.

***

Кризис на западных границах Белоруссии существенно осложняет отношения не только Минска, но и Москвы с Европейским союзом. Думается, что момент благоприятствует лишь политике А. Лукашенко, в реальности продолжающего таким образом торг и с Москвой (о чем свидетельствуют угрозы перекрыть сообщение и транзит газа через территорию Белоруссии), и с Европейским союзом (давшим кров белорусской оппозиции и не признавшим итоги выборов президента). В таком исходе Москва не может быть заинтересована, поскольку в последнее время ее отношения с целым рядом стран и европейскими структурами в целом оказались практически «на дне». Если говорить о вишеградских странах, то они на фоне то и дело появляющихся предсказаний о скором распаде организации также получили важный аргумент в пользу упрочения регионального единства — «угроза с Востока». Вкупе с существующими разногласиями с Брюсселем это важный аргумент в пользу дальнейшего упрочения центральноевропейского союза. Как заявил на последнем съезде партии Виктор Орбан, «у нас и в мыслях нет когда-либо покинуть ЕС». Давление же на Венгрию в связи с ее завязанными на Россию энергетическими проектами будет в этом ключе возрастать, принуждая ее все более настойчиво искать альтернативные возможности. Таким образом, и экономические позиции Москвы в регионе будут неуклонно ослабевать.

Думается, Москва может повлиять на Минск в условиях его изоляции и способствовать налаживанию конструктивного диалога с ЕС по поводу мигрантов. Нынешняя волна отличается от предыдущих тем, что люди все чаще бегут не только от войны, но и от экономического кризиса. А это как раз еще одна потенциально консолидирующая повестка для переговоров международных институтов всех уровней.


(Голосов: 15, Рейтинг: 3.6)
 (15 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся