Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Пятаков

К.полит.н., старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН

Чемпионат мира по футболу, который проходит в Бразилии в 2014 г., приковывает внимание не только миллионов болельщиков по всему миру, но и представителей крупного бизнеса. Проведение чемпионата приносит экономические бонусы принимающей его стране, но также сопряжено с социальными и даже политическими рисками. Бразильский опыт проб и ошибок может оказаться полезным для России, уже вошедшей в фазу подготовки мирового первенства в 2018 году.

Чемпионат мира по футболу, который проходит в Бразилии в июне-июле 2014 г., приковывает внимание не только миллионов болельщиков по всему миру, но и представителей крупного бизнеса. Проведение чемпионата, безусловно, приносит экономические бонусы принимающей его стране, но также сопряжено с социальными и даже политическими рисками. Бразильский опыт проб и ошибок может оказаться полезным для России, уже вошедшей в фазу подготовки мирового первенства в 2018 году.

Глобализация и мировой футбол

Если легкую атлетику принято считать «королевой спорта», то футбол, по всей видимости, – это ее «король». Вместе с тем из всех видов спорта футбол, пожалуй, дальше прочих вышел за рамки собственно спорта, превратившись в крупный и высокодоходный международный бизнес. Чемпионат мира – это крупное событие не только в мире спорта, но и в мире бизнеса, а место его проведения оказывается точкой концентрации не только игроков высочайшего класса, но и представителей крупных национальных и транснациональных корпораций. В связи с этим очень символично, что матч открытия Чемпионата мира прошел не в туристической столице Бразилии (Рио-де-Жанейро) и не в политико-административной (Бразилиа), но в экономической – Сан-Паулу, крупнейшем мегаполисе и деловом центре Южной Америки.

Глобальные экономические аспекты футбола в целом и чемпионатов мира в частности обычно остаются за кадром телетрансляций, но их, похоже, уже становится невозможно не учитывать при составлении целостного и адекватного взгляда на мировую экономику. Футбол – пожалуй, самый глобализированный вид спорта.

Несмотря на потенциальные и во многом неизбежные социально-экономические издержки, «матч стоит свеч».

В современных процессах экономической глобализации ведущим актором и конкурентом даже крупных национальных экономик выступают транснациональные корпорации (ТНК). Учитывая это обстоятельство, некоторые аналитики рассматривают Международную федерацию футбола (ФИФА) не просто как «еще одну» международную организацию, но как разновидность спортивной ТНК в ряду таких компаний, как Nike, Adidas, Reebok, Puma и др. Кстати, многие ТНК (например, Coca-Cola, Adidas, Sony, Visa, Hyundai и др.) ассоциированы с ФИФА, зачастую лоббирующей их интересы. Если у чисто спортивных ТНК конечным продуктом оказывается товары (инвентарь, пищевые добавки и т.п.), то продукт ФИФА – зрелище и непосредственно футбольный процесс. При этом сами чемпионаты мира и другие международные первенства выступают в роли временных «дочерних филиалов» головного центра корпорации. Известный уругвайский писатель и публицист Эдуардо Галеано, учитывая финансовую и корпоративную деятельность ФИФА, даже назвал организацию «Международным валютным фондом футбола».

Для ряда ведущих держав футбольная статья доходов – существенное подспорье в посткризисный период. Возьмем, например, Испанию – нынешнего чемпиона мира (2010). Для этой страны футбольная экономика выступает своеобразным дополнительным амортизатором негативных последствий экономического кризиса. «Король спорта» генерирует 1,7% испанского ВВП, ежегодно приносит национальной экономике порядка 9 млрд евро (одна только футбольная лотерея приносит доход в объеме 500 млн евро в год) и создает 85 тыс. рабочих мест.

www.fifa2014worldcup.org

Посмотрим на некоторые глобальные экономические показатели мирового футбола. По данным межгосударственной организации FATF (Financial Action Task Force), совокупное число зарегистрированных профессиональных игроков во всем мире составляет 38 млн человек, а арбитров и менеджеров – 5 млн. То есть по «населению» «футбольная империя» вполне сопоставима со средним государством. Если же ее границы расширить любительским футболом, то окажется, что в игру вовлечены 270 млн человек (4% глобального населения).

По оценкам консультационной компании Deloitte, футбол представляет собой семнадцатую экономику мира, а общий объем аккумулированных в нем финансовых средств составляет около 500 млрд долларов. То есть экономический объем «глобального футбола» превосходит экономики таких отнюдь не малых стран, как, например, Аргентина, Перу, Чили, Новая Зеландия, Австрия, Колумбия. По данным ООН, экономический вес мирового спорта составляет в целом 3% глобального ВВП, а доля мирового футбола в глобальной экономике составляет, по оценкам, 0,7%. Конечно, это во многом оценочные факты, и к ним стоит относиться с определенной долей скепсиса. Но и учитывая их метафоричность и приблизительность, они сами по себе впечатляют и отражают реальные контуры глобальной значимости футбола.

Таким образом, организационная причастность любого государства к венцу мирового футбола – чемпионату мира – в любом случае означает его включение в один из немаловажных аспектов ведущих мировых глобализационных трендов. И, несмотря на потенциальные и во многом неизбежные социально-экономические издержки, «матч стоит свеч». Бразильский опыт организации мундиаля наглядно показывает, что в соотношении плюсов и минусов равнодействующей силой оказывается открытие новых перспектив развития страны.

Организация чемпионата по «бразильской системе»

Лула да Силва пообещал, что «бразильский чемпионат мира станет лучшим в истории». Пока же он получился самым дорогим.

В 2007 г., когда заявка Бразилии на проведение мундиаля была удовлетворена, президент Лула да Силва пообещал, что «бразильский чемпионат мира станет лучшим в истории». Пока же он получился самым дорогим. Расходы, связанные со строительством и модернизацией стадионов, составили 3,68 млрд долларов США, втрое превысив начальные расчеты. Для сравнения: Германия в 2006 г. потратила 1,87 млрд долларов, а ЮАР в 2010 г. – 1,48 млрд долларов. В целом же, по официальным данным, Бразилия потратила 11 млрд долларов, включая расходы на строительство инфраструктуры (аэропорты, дороги и т. п. ), но многие аналитики утверждают, что это явно заниженная цифра. Именно сверхрасходы вызывают наибольшее социальное недовольство в бразильском обществе, широкие круги которого считают, что эти деньги могли быть потрачены на решение неотложных социальных проблем: улучшение городской инфраструктуры (особенно энергетической), повышение качества услуг образования и здравоохранения, жилищное строительство (треть населения Рио-де-Жанейро живет в фавелах) и др.

Не все расходы легли на плечи федерального бюджета: 80% поступило из государственной казны, остальное – от частных инвесторов. Кроме того, ФИФА из собственных фондов инвестировала 1 млрд долларов (от каждого четырехлетнего футбольного цикла чемпионата ФИФА получает доход в объеме 5 млрд долларов, поэтому спонсирование для нее необременительно).

www.infographicspedia.com

Сам процесс подготовки спортивной и транспортной инфраструктуры чемпионата был сопряжен с рядом сложностей. Многие объекты не были сданы в срок, некоторые стройки замораживались, в том числе из-за трагических инцидентов, что давало скептикам основания говорить о срыве первенства. Неоднократно бразильскую прессу взрывали коррупционные скандалы. В менталитете бразильцев есть характерная черта – «тянуть до последнего», что позволяло оптимистам сохранять уверенность, что, несмотря на задержки и недочеты, все объекты «подойдут» к чемпионату в состоянии готовности.

При подготовке масштабных спортивных первенств одну из приоритетных статей расходов после инвестиций в спортивную инфраструктуру составляет сфера безопасности. Бразилии пришлось заплатить высокую цену за обеспечение гарантий спокойной жизни болельщиков и участников первенства. Так, объем вложений со стороны федеральных властей только в эту сферу составил по 80 млн реалов (33,3 млн долларов США) в каждом из двенадцати городов, где состоятся матчи. В результате программа обеспечения безопасности силами полиции потребовала 400 млн долларов из федерального бюджета. Столь крупные затраты вполне оправданы возможными рисками, способными нанести ущерб международному имиджу страны, проводящей чемпионат мира. На время проведения первенства специально создан Национальный объединенный центр контроля и командования, призванный координировать действия федеральной, муниципальной и дорожной полиции, неотложной медпомощи, гражданской обороны и других силовых структур [1]. Причем в состав этого координационного центра безопасности будут входить представители правоохранительных органов всех 32 стран, участвующих в турнире.

Новейшие системы безопасности дали прессе повод говорить о бразильском чемпионате мира как самом технологичном в истории ФИФА. Над стадионами во время матчей будут курсировать дроны «Hermes 900» и «Hermes 450» израильской фирмы Elbit Systems, отслеживающие в режиме on-line передвижения людей и передающие информацию со скоростью 50 МБ в секунду. Помимо этого, в плане технологических новшеств чемпионата следует упомянуть, что трансляции ряда матчей с подачи корпорации Sony будут вестись в разрешении 4К.

Помимо традиционных мер безопасности, большое внимание было уделено обеспечению кибербезопасности.

Лето 2014 года станет серьезным испытанием для системы цифровой безопасности Бразилии. Буквально за неделю до открытия чемпионата атаке международной группы «Anonymous» подвергся сайт МИДа Бразилии, в результате чего произошла утечка документов, связанных с техническими вопросами безопасности чемпионата. Хакеры грозятся продолжить свою разрушительную деятельность и намекают на развертывание «кибертеррора» во время чемпионата. В связи с этим, помимо традиционных мер безопасности, большое внимание было уделено обеспечению кибербезопасности. Установкой и техническим оснащением систем слежения на бразильских стадионах занималась израильская компания Risco, услуги которой обошлись в 2 млн долларов. Также были предприняты меры по усилению защиты правительственных сайтов от кибератак хакеров.

Экономические бонусы и правовые уступки Бразилии

Если для спортсменов чемпионат становится своеобразной ярмаркой тщеславия, то для иностранных корпораций – это ярмарка конкурентных возможностей. Бразильское Агентство по продвижению экспорта (APEX), представляющее местные интересы ФИФА, объявило, что во время чемпионата коммерческую деятельность по продвижению своих брендов, товаров и услуг развернут 700 частных фирм из 104 стран мира. По оценкам, только за время чемпионата страна посредством инвестиций, торговли и налогов получит в бюджет порядка 9 млрд долларов. Для сравнения, экономический бонус Бразилии от прошлогоднего Кубка конфедерации составил 3 млрд долларов. Рекламная кампания по привлечению иностранных инвестиций будет проходить под слоганом «Бразилия – больше, чем футбол».

Rony Curvelo
Протесты против проведения Чемпионата
мира в Бразилии

Необходимость привлечения внешних источников финансирования и использования экономического потенциала чемпионата мира потребовали корректировки и модернизации законодательства. В 2012 г. острую дискуссию вызвало обсуждение в Сенате «Основного закона о чемпионате», прозванного в прессе «Законом ФИФА». После многочисленных проверок на конституционность Верховный федеральный суд признал его соответствующим нормам основного закона. Закон создает правовую базу для коммерческой деятельности ФИФА и ассоциированных с ней транснациональных корпораций на территории Бразилии. Кроме этого, законом предусматривается ряд мер, облегчающих торгово-экономическую деятельность иностранных компаний во время чемпионата. Например, разрешается продажа пива на стадионах (торговля алкоголем во время футбольных матчей запрещена с 2003 г.). С точки зрения международного права, этот закон представляет собой адаптацию внутреннего правового пространства в соответствии с интересами внешних игроков и вызывает вполне оправданную критику сторонников приоритета национального суверенитета.

Проведение чемпионата мира по футболу в целом благоприятно сказывается на экономике страны по ряду направлений: способствует притоку иностранных инвестиций, созданию новых рабочих мест, стимулирует потребительский спрос и интенсифицирует туристические потоки. По прогнозам на конец 2013 г., проведение чемпионата мира позитивно отразится на макроэкономических показателях Бразилии. Ожидается, что по итогам периода 2010-2014 гг. чемпионат обеспечит прирост ВВП страны в 2,17%.

Подготовка к чемпионату мира в 2014 г. и Олимпийским играм 2018 г. открыла широкий инвестиционный потенциал, который своими собственными силами Бразилия вряд ли сможет реализовать. Проведение этих крупных мероприятий требует не только строительства собственно спортивных объектов, но также модернизацию инфраструктурных систем, косвенно с ними связанных. В результате спорт становится поводом и импульсом для подтягивания до соответствующего уровня других секторов экономики. Так, в феврале 2014 г. правительство Бразилии объявило о крупной программе по развитию инфраструктуры. План предусматривает строительство 7,5 тыс. км шоссейных дорог и около 10 тыс. км железнодорожных путей, включая сооружение высокоскоростной железнодорожной трассы между Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу (аналог «Сапсана» между Москвой и Санкт-Петербургом), а также строительство двух международных аэропортов. Общий инвестиционный объем этих проектов составляет 121 млрд долларов и представляет широкое свободное пространство для иностранных инвесторов [2]. При этом правительство объявило о готовности предоставить им существенные налоговые льготы.

Необходимость привлечения внешних источников финансирования и использования экономического потенциала чемпионата мира потребовали корректировки и модернизации законодательства.

Чемпионат мира принес Бразилии ряд инновационно-технологических бонусов. Дело в том, что мировое первенство, впрочем, как и всякое крупное спортивное событие, расценивается кампаниями как своеобразная витрина собственных разработок и достижений. У технологических корпораций считается престижным участвовать не только в финансировании мероприятия, но и в инфраструктурном оснащении. Например, ведущая мировая китайская корпорация Yingli Solar, специализирующаяся на освоении солнечной энергии, внедрила технологию автономного электрообеспечения за счет 1,5 тысяч солнечных батарей стадиона «Маракана», где пройдет семь матчей, включая финал. Это позволило неправительственным организациям говорить о чемпионате как самом экологически чистом в истории футбола.

Социально-экономические и политические риски

Социально-экономический эффект организации чемпионата фактически оказался нулевым: минусы нивелировали плюсы. Так, в процессе его подготовки было создано 250 тыс. рабочих мест. Удивительно, но в прессе приводится аналогичная цифра – права 250 тыс. чел. были так или иначе ущемлены в ходе организации первенства (насильственное переселение, сверхэксплуатация на объектах и т.п.). Социальные издержки также являются поводом для общественного недовольства в Бразилии. В связи с этим становится очевидным, что при проведении столь крупных мероприятий особую важность получают вопросы, связанные с разработкой государственных механизмов амортизации и компенсации социальных рисков.

В Бразилии следует учитывать инерционный фактор прошлогодних массовых социальных протестов, одним из катализаторов которых стал Кубок конфедераций ФИФА. По словам директора Института Латинской Америки РАН В. М. Давыдова, это были «протесты не от плохой, а от хорошей жизни, от того, что остаются нереализованными заведомо завышенные ожидания» [3]. Чемпионат мира по футболу может только повысить планку социальных ожиданий и одновременно увеличить степень их неудовлетворенности. В общественном сознании значительной части бразильского общества, накопившего шлейф социально-экономических проблем, подобные спортивные шоу воспринимаются как пир во время чумы. Лоск и благополучие телевизионной картинки резко диссонируют с улично-бытовой повседневной жизнью.

Mario Tama
Подготовка к проведению Чемпионата мира,
Сан-Паулу

Как бразильский, так и российский этапы мирового футбольного первенства пройдут на напряженном политическом фоне. В Бразилии спустя три месяца после закрытия чемпионата пройдут очередные президентские выборы. В России, наоборот, выборы президента (март 2018 г.) состоятся за три месяца до открытия чемпионата в июне 2018 года. Бразильские политические риски гораздо выше, учитывая бурный и крайне эмоциональный менталитет бразильцев. Здесь «футбольное пиршество» становится одним из основных психологических факторов участия в голосовании и его результатов. Хотя рейтинг нынешнего президента Дилмы Руссефф довольно высок и пока ее переизбрание не вызывает сомнений, все-таки не учитывать футбольный фактор нельзя. Также нельзя забывать, что именно на время проведения первенства оппозиция запланировала волны массовых социальных протестов, что может придать чемпионату дополнительную политическую остроту и одновременно неопределенность. В этом смысле российский сценарий (выборы до чемпионата) представляется менее политически рискованным.

***

Проведение чемпионатов мира по футболу в Бразилии, а затем в России может стать дополнительным фактором в стимулировании отношений между двумя государствами и косвенно может благоприятно сказаться на укреплении связей внутри БРИКС. При подготовке мундиаля Россия может использовать бразильский опыт по ряду направлений: выстраивание отношений с бизнесом, в том числе иностранным, для привлечения инвестиций; технологии модернизации и оптимизации спортивной и смежной (транспортной, туристической) инфрастуктуры и др. Бразилия прошла трудный процесс переговоров с ФИФА, имеющей совершенно определенный коммерческий интерес от чемпионата, – путь, который России еще предстоит пройти. Бразильский опыт компромиссов и даже уступок (внесение изменения в законодательство) также может быть полезен в будущем. Кроме того, нельзя упускать из виду негативный опыт Бразилии для того, чтобы извлечь из него уроки. Уровень скептицизма и накал критики в отношении способности Бразилии подготовить первенство подчас был столь высок, что ставил под угрозу международный имидж страны. В связи с этим анализ допущенных ошибок и просчетов позволит оптимизировать процесс подготовки к столь ответственному спортивному событию. Каждый чемпионат повышает технологическую «планку» обеспечения спортивных мероприятий и их безопасности, поэтому во многом российско-бразильское взаимодействие становится не желаемым, но необходимым условием Чемпионата мира 2018 г. Обмен «символическим капиталом» – организационными и информационными технологиями обеспечения футбольного процесса – в свою очередь может придать дополнительный импульс обмену реальным капиталом и товарообороту. В настоящее время южноамериканский гигант – ведущий торговый партнер России в Латинской Америке, и потенциал роста, по всей видимости, далеко не исчерпан.

1. Пульс планеты. ИТАР ТАСС. 30 января 2013. С. 10.

2. Пульс планеты. ИТАР ТАСС. 27 февраля 2014. С. 10.

3. В. М. Давыдов. Северная Бразилия и тропическая Россия: механизмы взаимодействия // Родина. №10, 2013. С. 8.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся