Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Елена Кузьмина

К.полит.н., зав. сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, эксперт РСМД

Сегодня на многих экспертных площадках обсуждаются перспективы и варианты сопряжения двух проектов Евразийского экономического союза и китайской программы Экономического пояса Шелкового пути. По мнению российских экспертов, наиболее целесообразным был бы курс на реализацию формата «большого» договора смешанного характера ЕАЭС — страны–члены ЕАЭС — КНР. Это позволило бы одновременно расширить поле взаимодействия Союза и Китая на сферы, которые пока не входят в компетенцию наднациональных органов ЕАЭС.

Сегодня на многих экспертных площадках обсуждаются перспективы и варианты сопряжения двух проектов Евразийского экономического союза и китайской программы Экономического пояса Шелкового пути.

Проанализировав эти усилия ученых, экспертов и чиновников, можно сделать некоторые промежуточные выводы.

У ЕЭК с КНР сегодня есть некоторая правовая база взаимодействия: два меморандума по торгово-экономическим сотрудничеству, подписанные еще в 2012 г. Опираясь на них, по мнению заместителя директора департамента торговой политики ЕЭК Н. Ячеистовой, готовящееся соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС с Китаем может иметь широкий охват сфер взаимодействия, включая транспортные вопросы, технические стандарты, фитосанитарное регулирование, энергетику и многое другое. Также предполагается, что в данном соглашении будет запланирована и проектная часть, которая будет определять, какие инициативы должны получить взаимную поддержку и продвижение [1]. Появляются и институты для обслуживания предполагаемых проектов. К сожалению, пока это только китайские институты: фонд Шелкового пути с капиталом около 40 млрд долл., создаваемый Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в котором также предполагает участвовать Россия.

В июне 2015 г. в Пекине собиралась российско-китайская рабочая группа, которая сформировала приоритеты сотрудничества двух стран в формате сопряжения ЕАЭС и ЭПШП. По словам замглавы Минэкономразвития России С. Воскресенского [5] , направлений сотрудничества предполагается несколько. И речь идет не только о крупных инвестиционных инфраструктурных проектах между Китаем, Россией и другими партнерами по Евразийскому союзу. Это лишь первое приближение. Более того, ряд проектов в этом направлении уже известны (высокоскоростная магистраль Москва – Казань, готовность Китая участвовать в модернизации БАМа и Транссиба, портовая инфраструктура)¸ а по некоторым уже ведется (железная дорога «Китай – казахстанское побережье Каспия»). Второй важнейший блок вопросов – устранение различного рода барьеров в торговле, на первом этапе налаживание взаимодействия таможенных служб Китая и государств-членов ЕАЭС. Следующая группа проблем – начало формирования системы по защите взаимных инвестиций, поощрения капиталовложений и механизмов решения инвестиционных споров. Существуют и перспективные направления сотрудничества, о которых так же шла речь на переговорах – область высоких технологий, медицинских и образовательных услуг, развития научного потенциала.

РСМД / Анна Амелина
Игорь Денисов:
Москва и Пекин слушают друг друга

Нельзя не согласиться с мнением декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ С. Караганова, что создание и развитие Шелкового пути не должно замыкаться на уже существующих проектах и договоренностях и должно быть открытым, в том числе для взаимодействия с ЕС, Индией, Ираном и другими заинтересованными странами Евразии.

Премьер-министр Казахстана на Астанинском клубе в ноябре 2015 г. предположил три возможных варианта сосуществования проектов в Евразии: двустороннее сопряжение (страны Евразийского союза самостоятельно принимают решение об участии в ЭПШП), сопряжение ЕАЭС-КНР и сопряжение в рамках ШОС (как альтернатива недавно объявленному Транс-Тихоокеанскому партнерству 12 государств) [3].

Первый вариант представляется наиболее простым, поскольку в каждой паре государств уже есть определенные заделы в инфраструктурных, а в некоторых – и в производственных проектах. Однако он же самый не продуктивный, так как представляет угрозу не только и не столько целостности и выполнению поставленных целей Евразийского союза, но и сопряжению двух проектов в целом.

Представляется правомерным вывод членов ситуационного анализа российского Совета по внешней и оборонной политике о необходимости обеспечения полноценного сопряжения двух проектов. По мнению российских экспертов [4] , наиболее целесообразным был бы курс на реализацию формата «большого» договора смешанного характера ЕАЭС — страны–члены ЕАЭС — КНР. Это позволило бы одновременно расширить поле взаимодействия Союза и Китая на сферы, которые пока не входят в компетенцию наднациональных органов ЕАЭС. Главная цель России — сделать ЭПШП инструментом укрепления и совершенствования ЕАЭС.

1. ЕАЭС и Шелковый путь – основа для строительства новой Евразии. // http://eurasiancenter.ru/politicsexperts/20150605/1004118210.html

2. Станислав Воскресенский: шелковый путь соединяет Россию и КНР. // http://economy.gov.ru/minec/press/interview/2015082704

3. Токарев А. Между великими. На прошлой неделе прошли заседания первого Астанинского клуба. // http://www.kommersant.ru/doc/2856962

4. Бордачев Т. Новое евразийство. // http://www.globalaffairs.ru/number/Novoe-evraziistvo-17754

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся