Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.29)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Среди множества событий санкционного ноября выделяются российские санкции против Великобритании, Франции и Германии. Они были заявлены российским МИДом и подразумевают ограничения на въезд в Россию для отдельных граждан указанных стран. Черный список визовых ограничений публиковаться не будет.

Российский ответ можно считать «частично пропорциональным». Москва вводит визовые санкции, однако блокирующие меры пока не используются.

В «частичной пропорциональности» есть своя логика. Москва не может оставить без ответа те или иные недружественные меры. Таковы законы дипломатии. Однако в России не хотят создавать проблемы европейскому бизнесу. Строго говоря, и санкции Великобритании, и санкции ЕС можно считать «сигнальными». Их экономический эффект близок к нулю. Таким же стал и российский ответ.

Среди множества событий санкционного ноября выделяются российские санкции против Великобритании, Франции и Германии. Они были заявлены российским МИДом и подразумевают ограничения на въезд в Россию для отдельных граждан указанных стран. Черный список визовых ограничений публиковаться не будет.

В отношении Великобритании запреты на въезд вводятся в ответ на ограничения против 25 россиян. После «Брексита» Лондон возвращается к самостоятельной политике санкций. Одним из первых заметных шагов стал «Регламент о глобальных санкциях в области прав человека» от 6 июля. Помимо россиян, связанных, по мнению британцев, с делом Магнитского, под санкции подпали 20 граждан Саудовской Аравии. Они предположительно связаны с гибелью журналиста Джамаля Хашокджи. В том же списке — два генерала из Мьянмы и два министерства КНДР.

Германия и Франция, в свою очередь, были наиболее активными инициаторами санкций ЕС против России по делу Алексея Навального. В октябре Совет ЕС ввел визовые и блокирующие санкции против шести российских чиновников высокого ранга, а также НИИ органической химии и технологии. Блокирующие санкции означают заморозку активов на территории ЕС и запрет на экономические трансакции лицам под санкциями в юрисдикции ЕС.

Российский ответ можно считать «частично пропорциональным». Москва вводит визовые санкции, однако блокирующие меры пока не используются.

В настоящее время опыт их применения есть в отношении Украины. Их использование против иных стран потребовало бы отдельного решения президента и последующего постановления правительства. Однако подобных шагов пока сделано не было. На уровне президента дело ограничилось продлением продовольственного эмбарго. Но связывать его с ответом Лондону, Парижу и Берлину нельзя — российские продовольственные санкции были введены в ответ на зарубежные ограничения 2014 года и продлеваются ежегодно.

В «частичной пропорциональности» есть своя логика. Москва не может оставить без ответа те или иные недружественные меры. Таковы законы дипломатии. Однако в России не хотят создавать проблемы европейскому бизнесу.

Строго говоря, и санкции Великобритании, и санкции ЕС можно считать «сигнальными». Их экономический эффект близок к нулю. Таким же стал и российский ответ.

Вместе с тем эпизод с обменом «сигнальными санкциями» все же ставит как минимум два вопроса. Первый — об использовании блокирующих санкций. Как показывает опыт ЕС, США, Китая и других инициаторов, такие санкции тоже могут быть «сигнальными», то есть не затрагивать бизнес. Без блокирующих санкций наш ответ даже с формальной точки зрения будет лишь «частично пропорциональным». Все предпосылки для их применения у России есть. В их числе — опыт блокирующих ограничений против Украины, наличие и вполне успешное функционирование в структуре Минфина департамента контроля за внешними ограничениями, возможность привлечения к их использованию Центрального банка и т. п.

Второй вопрос — список визовых ограничений. Отсутствие такого списка в виде открытой публикации снижает его политическую эффективность. Непонятно, кого именно мы не хотим видеть в нашей стране. Политика визовых санкций давно требует обновления законодательства с учетом мирового опыта.

Впервые опубликовано в Коммерсанте.


(Голосов: 7, Рейтинг: 3.29)
 (7 голосов)

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся