Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.75)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Ирина Дежина

Д.э.н., руководитель аналитического департамента научно-технологического развития, Сколтех, профессор НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

С началом пандемии международное взаимодействие в сфере науки стало меняться как минимум по четырем направлениям. Во-первых, произошел переход к онлайн-кооперации по текущим и новым проектам ввиду фактически прекратившейся научной мобильности. Во-вторых, стали активнее использоваться цифровые платформы, онлайн-доступ к данным, публикациям и инфраструктуре. Кроме того, изменились приоритеты финансирования — особое внимание уделяется научным направлениям, которые помогают разрабатывать средства борьбы с коронавирусом. Наконец, потенциально увеличились возможности для развития научной дипломатии.

Пандемия способствовала объединению ученых из разных стран для решения глобальной проблемы — пандемии коронавируса. Эта практика масштабного совместного поиска решений в условиях развивающейся открытой науки может сохраниться и расшириться в дальнейшем. Финансовые ограничения, которые быстро не исчезнут, будут способствовать развитию новых форм открытой науки, и России важно принимать активное участие в этом процессе. Наконец, пандемия придала новый импульс научной дипломатии, так как в условиях мировой угрозы внимание к мнению ученых существенно возросло. И здесь России также важно не упустить шанс и развивать инструменты научной дипломатии.


С началом пандемии международное взаимодействие в сфере науки стало меняться как минимум по четырем направлениям. Во-первых, произошел переход к онлайн-кооперации по текущим и новым проектам ввиду фактически прекратившейся научной мобильности. Во-вторых, стали активнее использоваться цифровые платформы, онлайн-доступ к данным, публикациям и инфраструктуре. Кроме того, изменились приоритеты финансирования — особое внимание уделяется научным направлениям, которые помогают разрабатывать средства борьбы с коронавирусом. Наконец, потенциально увеличились возможности для развития научной дипломатии.

Переход в онлайн

В период пандемии произошел вынужденный переход к дистанционной работе, что затронуло и международную кооперацию. В «мирное время» совместные проекты обычно включают как общение по электронной почте, Skype и т.п., так и личные контакты — взаимные визиты, студенческие и научные обмены, совместное участие в конференциях. Результаты исследования лучших практик международного научного сотрудничества показывают, что партнеры считают непосредственное общение (то, что теперь называют «офлайном») незаменимым и одним из важнейших компонентов успешного научного партнерства. Поэтому, скорее всего, после окончания пандемии переход международной научной кооперации в полный онлайн вряд ли состоится. При этом удельный вес онлайн-кооперации может возрасти.

Вопрос организации международных научных конференций непосредственно связан с переходом в онлайн. Разнообразные эксперименты по проведению онлайн-конференций ставятся уже сейчас, и некоторые из них, согласно мнениям участников и организаторов, успешны. Оказалось, что конференция в онлайн-режиме может привлечь гораздо больше участников, чем проводимая в обычном формате. Так, в апреле 2020 г. Американское физическое общество (APS) решило не отменять свою ежегодную конференцию, а провести ее онлайн. В итоге собралось в три раза больше участников (7 тыс. человек) по сравнению с числом приезжавших на нее в прошлые годы (1 600–1 800 человек). Это было признано уникальным опытом «самоорганизации». Сами участники, хотя и считали, что проведение конференции онлайн лучше, чем ее отмена, признавали, что онлайн-формат менее эффективен, чем собрание ученых «в одной комнате». Важные составляющие любой конференции — социализация, непубличные обсуждения (в том числе за пределами официальных сессий). Поэтому, как и в случае с международными научными проектами, вряд ли возможен долгосрочный переход конференций в онлайн. Единственный аргумент в пользу продолжения такой практики — это экономия расходов в условиях сокращающихся бюджетов университетов и научных организаций.

Вместе с тем вынужденный переход научных мероприятий в онлайн «показал» новые форматы. Например, в будущем большие конференции могут быть разбиты на более локальные и тематически специализированные, что, помимо прочего, позволит избегать большого скопления людей. Кроме того, возможно распространение комбинированного подхода, когда часть участников сможет присоединяться к коллегам по видеосвязи, если у них нет возможности или достаточного финансирования для поездки на конференцию.

Открытая наука

Пандемия стала стимулом к развитию всех форм того, что принято называть «открытой наукой», — единых платформ, где собраны данные наблюдений и экспериментов, открытого доступа к публикациям, открытой экспертизе, краудфандинга и даже открытого (дистанционного) доступа к научной инфраструктуре. «Открытость» во всех ее аспектах стали активно продвигать международные организации, в том числе ЮНЕСКО. Пока масштабный проект открытой науки находится на стадии согласований, но пандемия ускорила некоторые процессы. Так, Европейская комиссия 21 апреля 2020 г. открыла новый портал, чтобы ученые из разных стран могли обмениваться данными и результатами исследований о коронавирусе, полученными как из национальных, так и из региональных источников. Ученые уже начали публиковать там самые разные сведения — от геномных данных о вирусе до эпидемиологических исследований.

Такое объединение усилий — почти исторический прецедент. Нечто похожее происходило только в 1990-х гг., когда развивалась международная научная кооперация для поиска мер по борьбе со СПИДом. Но современные технологии и темпы обмена информацией беспрецедентны и намного превышают те, которые были возможны 30 лет назад.

Стоит отметить, что объединение научных усилий для борьбы с пандемией произошло не сразу. Когда коронавирус только начал распространяться, в каждой стране, независимо от других, стали искать средства борьбы с вирусом. Однако с усилением угрозы в мировом масштабе начался процесс объединения усилий. Был даже частично преодолен барьер секретности (когда ученые не хотят делиться своими данными), характерный для медицинских исследований. Постепенно стали возникать инициативы по размещению данных в открытых архивах, что в конечном счете должно ускорить получение результатов. Это новый тип международной научной кооперации, когда значительное число исследователей из разных стран одновременно занялись изучением одной темы. Та же практика может быть перенесена и на поиск ответов на другие «большие вызовы» — например, связанные с глобальным изменением климата.

Пока «открытая наука» и объединение ученых коснулись в большей мере биологических и медицинских областей, хотя пандемия потянула за собой целый шлейф проблем, в том числе экономических, психологических и социальных, которые развиваются стремительно, и требуют осмысления и принятия мер. Однако пока важность общественных наук и психологии на интернациональном уровне не воспринята в полной мере, и есть только несколько стран, создающих соответствующие комитеты и комиссии. Так, в Финляндии 8 апреля 2020 г. была учреждена Научная комиссия, основная задача которой заключалась в оценке последствий кризиса, вызванного пандемией, с точки зрения социальной, экономической и экологической устойчивости общества, а также отдельных лиц и сообществ. В нее вошли специалисты в области психологии, поведенческих наук, экономики социальной сферы, образования, наук об окружающей среде. Не исключено, что это даст толчок развитию междисциплинарной научной кооперации по разным тематическим направлениям.

Финансовые приоритеты и ограничения

Изменения также проявляются в том, что ресурсы концентрируются именно на проблематике коронавируса. Это происходит на фоне сокращающихся научных бюджетов университетов и научных институтов (особенно поступающих от спонсоров и заказчиков), а также из-за потери средств эндаументов вследствие снижения их рыночной стоимости. Эта ситуация сделала страны в определенном смысле равными — тяжелое положение у всех, и поэтому схемы международной кооперации, когда финансирование распределяется в пользу менее развитой страны, в среднесрочной перспективе вряд ли будут особенно распространенными.

Различные международные организации заявили о готовности выделять средства именно на борьбу с коронавирусом. Такие исследования намерен поддержать, например, Международный научный совет (International Science Council) — созданная в 2018 г. негосударственная структура, которая объединяет 40 международных научных советов и ассоциаций и около 140 национальных и региональных научных организаций, включая исследовательские советы и академии (в том числе РАН). ЕС также выделяет средства на аналогичные цели из программы Горизонт-2020.

Концентрация финансовых ресурсов на одной теме понятна и оправдана в текущих условиях, однако есть и обратная сторона — замедление развития других областей международной кооперации. Появляются даже алармистские мнения, что «почти все другие исследования были приостановлены».

В России можно отметить два противоположных процесса. С одной стороны, проекты по международному научному сотрудничеству могут получить дополнительную поддержку, причем не только по исследованиям, связанным с коронавирусом. В апреле был объявлен новый конкурс по программе фундаментальных исследований с большими грантами (по 100 млн руб. в год), и международное сотрудничество является императивом. Прошлый опыт участия зарубежных ученых в исследованиях по тематике заявки и планы по кооперации с иностранными партнерами входят в число оценочных показателей при рассмотрении заявок на проекты. Однако данный конкурс — небольшой по масштабам страны (планируется выделить всего 40 грантов). То же можно сказать и о программе создания лабораторий под руководством ведущих мировых ученых, которую планируется продолжить.

С другой стороны, в условиях финансового дефицита логично предположить сокращение определенных форм международной кооперации. Речь идет, например, о тех, которые строятся на основе долгосрочных контрактов с иностранными учеными, так как обычно размер их оплаты существенно выше, чем у российских исследователей. Кроме того, может усилиться стратификация организаций с точки зрения технических возможностей развития международной кооперации. Более широкое использование онлайн-форматов ставит в выигрышное положение ограниченное число ведущих российских вузов и научных институтов, в основном столичных, поскольку далеко не во всех организациях, тем более в регионах, есть соответствующий уровень цифровизации.

Поэтому в целом по российской науке можно ожидать продолжение текущего тренда на сокращение международной научной кооперации (измеряемой долей статей в зарубежном соавторстве — см. Рис. 1). Для сравнения, в странах, на которые привычно ориентироваться — США, Китае, Германии — международное соавторство устойчиво растет.

Рис. 1. Доля статей в зарубежном соавторстве, Scopus (% от общего числа статей страны)

Источники: Индикаторы науки: 2016: статистический сборник. Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2016, с.286; Индикаторы науки: 2017: статистический сборник. Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2017, с.288; Индикаторы науки: 2018: статистический сборник. Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2018, с.303; Индикаторы науки: 2019: статистический сборник. Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2019, с.309.

Условия для научной дипломатии

Последнее, что можно отметить как влияние пандемии на международные научные связи, — это рост предпосылок к усилению научной дипломатии. Пандемия подтолкнула к переходу от риторики про «большие вызовы» к реальному объединению усилий ученых, медиков и компаний. Правительства стали больше прислушиваться к ученым, интересоваться их мнением и оценками, поэтому инструмент научной дипломатии может стать более действенным для продвижения интересов и мнений ученых не только по вопросам борьбы с вирусными заболеваниями, но и по другим сложным и спорным темам. А для России научная дипломатия имеет особое значение, поскольку определена в качестве одного из приоритетов развития международной научной кооперации; это отражено в принятой в 2019 г. Концепции международного научно-технического сотрудничества.

***

Пандемия временно изменила формы международного научного сотрудничества, переведя его в онлайн, и способствовала объединению ученых из разных стран для решения глобальной проблемы — пандемии коронавируса. Эта практика масштабного совместного поиска решений в условиях развивающейся открытой науки может сохраниться и расшириться в дальнейшем. Финансовые ограничения, которые быстро не исчезнут, будут способствовать развитию новых форм открытой науки, и России важно принимать активное участие в этом процессе. Наконец, пандемия придала новый импульс научной дипломатии, так как в условиях мировой угрозы внимание к мнению ученых существенно возросло. И здесь России также важно не упустить шанс и развивать инструменты научной дипломатии.


(Голосов: 16, Рейтинг: 4.75)
 (16 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся