Read in English
Оценить статью
(Голосов: 28, Рейтинг: 4.54)
 (28 голосов)
Поделиться статьей
Елена Зиновьева

Д.полит.н., профессор кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России

В отношениях России и США по вопросам международной информационной безопасности (МИБ) периоды сближения сменялись охлаждением, которое мы сегодня и наблюдаем.

Москва остается открытой для диалога и выступает в поддержку правил ответственного поведения государств, направленных на мирное развитие ИКТ-среды, как на глобальном, так и на двустороннем уровнях. Однако Вашингтон делает ставку на поддержание своего лидерства и киберсдерживание России, поэтому достижение договоренностей в ближайшем будущем представляется маловероятным.

В условиях, когда двусторонние связи рвутся по вине Вашингтона, РГОС ООН выполняет роль канала коммуникации, что особенно важно в области информационной безопасности, где неверная атрибуция киберинцидента может привести к эскалации. Подписание новых двусторонних договорённостей в сфере информационной безопасности в обозримом будущем маловероятно, поэтому важнейшей задачей становится сохранение достигнутого уровня связей и отношений.

Несмотря на нарастающую напряженность на международной арене, масштабных киберстолкновений между кибер-державами не произошло. Это позволяет сделать вывод, что государства рассматривают применение кибероружия как одну из «красных линий», за которой может последовать нежелательная эскалация. Таким образом, МИБ в двусторонних отношениях подтверждает свою принадлежность к более масштабной системе отношений стратегической стабильности.

Даже кризис в российско-американских отношениях после начала СВО России на Украине не внес изменений в работу ооновских площадок — диалог сохранился. РГОС как переговорная площадка по международной информационной безопасности прошла испытание в сложных условиях и доказала как свою востребованность, так и выдвигаемых Россией глобальных инициатив. В долгосрочной перспективе будут важны неформальные каналы коммуникаций — экспертные, научные и бизнес-встречи, в рамках которых будет возможен поиск путей развития двусторонних отношений в киберпростанстве.

В отношениях России и США по вопросам международной информационной безопасности (МИБ) периоды сближения сменялись охлаждением, которое мы сегодня и наблюдаем.

Москва остается открытой для диалога и выступает в поддержку правил ответственного поведения государств, направленных на мирное развитие ИКТ-среды, как на глобальном, так и на двустороннем уровнях. Однако Вашингтон делает ставку на поддержание своего лидерства и киберсдерживание России, поэтому достижение договоренностей в ближайшем будущем представляется маловероятным.

В сложных геополитических условиях для того, чтобы иметь возможность управлять противоречиями и снизить риск эскалации в киберпространстве, необходимо поддерживать коммуникацию между двумя странами. Сегодня двустороннее взаимодействие осуществляется на площадке Рабочей группы отрытого состава ООН по безопасному использованию ИКТ и самих ИКТ (РГОС), которая была создана по инициативе России. Важную роль для определения возможных направлений кооперации двух стран в долгосрочной перспективе может сыграть неофициальная дипломатия экспертного сообщества, представителей бизнеса и НКО.

Кибербезопасность во внешнеполитических приоритетах России и США

В 1998 г. Россия обратилась к США с предложением подписать двустороннее соглашение, ориентированное на предотвращение милитаризации информационного пространства. Вашингтон не поддержал миротворческую инициативу Москвы, желая сохранить свободу рук в военном использовании ИКТ. В том же году Россия предложила данную тему на рассмотрение ГА ООН, что стало начальной точкой ооновского переговорного процесса по МИБ. С этого момента по инициативе российской стороны в ГА ООН ежегодно принимается резолюция «Достижения в области информационных и коммуникационных технологий в контексте международной безопасности». Были созваны шесть групп правительственных экспертов для обсуждения данной проблемы, из них четырем удалось принять итоговые доклады.

Важнейшим результатом дипломатических усилий России стало принятие 13 правил ответственного поведения государств в глобальной ИКТ-среде, которые были обозначены в резолюции ГА ООН 2018 г. В их числе: неприменение силы и угрозы силой в ИКТ-среде, уважение государственного суверенитета, мирное разрешение споров, недопустимость бездоказательных обвинений в кибератаках и т.д.

В начале 2000-х гг. данная тема, во многом благодаря усилиям российской дипломатии, стала обсуждаться в большинстве глобальных и региональных форумов, в том числе ШОС, ОДКБ, БРИКС и др. В настоящее время МИБ — одна из центральных тем в международной повестке дня.

Согласно комплексным экспертным рейтингам, сегодня Россия и США (наряду с Китаем) — ведущие кибердержавы, поэтому их отношения в сфере кибербезопасности принципиально важны для всего международного сообщества. Российская сторона выступает в поддержку цифровой многополярности и мирного развития ИКТ-среды, в то время как Америка стремится сохранить лидерство, а в числе основных стратегических соперников в информационной и реальной геополитике рассматривает Россию и Китай. В Стратегии национальной безопасности США от октября 2022 г. сдерживание России и Китая, в том числе в киберпространстве, рассматривается как один из приоритетов национальной безопасности.

Приоритетный характер российской политики в области международной информационной безопасности закреплен в документах стратегического планирования — в Основах государственной политики России в области международной информационной безопасности от 2021 года, в Стратегии национальной безопасности 2021 года и ряде других. Согласно документам, Россия ставит задачей формирование мирной и стабильной ИКТ-среды и создание режима МИБ.

США долгое время настороженно относились к предложениям России, рассматривая их как попытку ограничить развитие ИКТ и поставить под вопрос американское лидерство. В апреле 2022 г. Соединенные Штаты выступили с Декларацией за будущее Интернета, в рамках которой предлагают бороться за свободу передачи информации, а в качестве антагонистов свободного Интернета названы авторитарные государства, под которыми подразумеваются Россия и Китай.

Однако уязвимость по отношению к киберугрозам неоднократно подталкивала США к поиску двусторонних договоренностей с Россией.

Взаимодействие России и США по вопросам информационной безопасности в исторической ретроспективе

В 2013 г. на полях саммита «Группы Восьми» в Лох Эрне было принято Совместное заявление президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки о новой области сотрудничества в укреплении доверия. Оно включало в себя три документа, оговаривающих создание между Москвой и Вашингтоном прямых линий связи по предотвращению эскалации киберинцидентов, обмен информацией между кураторами вопросов национальной безопасности и группами экстренной готовности к инцидентам. Развитием сотрудничества должна была заняться специальная рабочая группа, однако в результате общего похолодания в отношениях России и стран Запада после воссоединения России с Крымом в 2014 г. Вашингтон приостановил в ней свое участие. Прямая линия связи была использована в октябре 2016 г. — Б. Обама связался с Москвой в связи с хакерскими атаками на американские политические институты в преддверии выборов президента США. Конфликт удалось заморозить, однако это стало важным прецедентом, показавшим значимость наличия возможностей для предотвращения инцидентов и каналов коммуникации между странами.

Д. Трампу было намного сложнее реализовывать взаимодействие в данной области по причине обвинений в связях с «русскими хакерами», в силу чего обсуждения данной проблемы не вылились в практические договоренности. В июле 2017 г. в Гамбурге в ходе встречи с Д. Трампом президент России В. Путин предложил продолжить работу над расширением взаимодействия в киберпространстве. Глава Белого дома сначала публично заявил о поддержке этой инициативы, однако позже под давлением законодателей отказался от своих слов. В ходе встречи лидеров двух стран в Хельсинки в 2018 г. Россия предлагала сотрудничество в сфере предотвращения кибератак на критическую инфраструктуру, но Вашингтон и от этой инициативы отказался.

Динамика переговорного процесса изменилась при Дж. Байдене. 25 сентября 2020 г. президент В. Путин предложил проект нормализации российско-американских отношений в киберпространстве, который в том числе предполагал обмен «гарантиями невмешательства во внутренние дела, включая избирательные процессы с использованием ИКТ». Инициатива стала следствием растущего числа обвинений со стороны различных американских политических сил во вмешательстве России в выборы. Причем Москва саму возможность такого вмешательства отрицала и отрицает. США не поддержали данное предложение, но впоследствии миротворческие усилия России дали плоды. В ходе встречи В. Путина и Дж. Байдена 16 июня 2021 г. были достигнуты договоренности о сотрудничестве в области борьбы с киберпреступностью. Кроме того, в развитие договоренностей на уровне ГА ООН впервые была выдвинута и впоследствии принята совместная российско-американская резолюция по международной информационной безопасности.

В 2022 г. США в одностороннем порядке вышли из киберсоглашений, достигнутых в 2021 г., под предлогом специальной военной операции (СВО) России на Украине и взяли курс на агрессивные односторонние действия. Как отмечает заместитель министра иностранных дел России О. Сыромолотов, Вашингтон оказывает поддержку ИТ-армии Украины, в том числе для осуществления атак на критическую информационную инфраструктуру. В настоящее время наибольшее количество кибератак на территорию России совершается с территории США, стран НАТО и Украины.

Таким образом, в краткосрочной перспективе не просматривается готовности США вести диалог с Россией как с равноправным партнером, а взаимодействие с позиции силы Москва будет пресекать. Более того, как отметил специальный представитель президента России в области международного сотрудничества по информационной безопасности А. Крутских, «заявления о необходимости нанести стратегическое поражение России заводят в тупик любые возможности для диалога».

Проблемы гармонизации подходов двух стран в области МИБ

Сложившаяся в двусторонних отношениях ситуация не нова. Можно провести параллели с кризисами периода холодной войны, когда стороны видели необходимость диалога в условиях острых взаимных противоречий. Сегодня взаимодействие по кибервопросам осуществляется на площадке РГОС. В годы холодной войны ООН в сфере стратегической стабильности, выполняла те же функции, которые сегодня РГОС выполняет в сфере киберполитики и МИБ.

Помимо РГОС успешно продолжает работу Специальный комитет по противодействию преступному использованию ИКТ, действующий в рамках ООН и также созданный по инициативе России.

Несмотря на то, что после начала СВО страны Запада неоднократно пытались увести дискуссии в рамках РГОС в сторону от установленных в рамках мандата вопросов о выработке правил ответственного поведения государств в ИКТ-среде к обсуждению специальной военной операции России на Украине, площадка сохранила свое значение, и страны Запада, наряду с Россией и ее партнерами, продолжают активно участвовать в работе переговорной площадки.

Более того, наблюдаются подвижки в позиции США по регулированию глобальной ИКТ-среды. США на официальном уровне заявляют о необходимости выработки правил поведения государств в информационном пространстве. Так, в 2022 г. в рамках Государственного департамента США Бюро цифровой политики и кибердипломатии одной из целей своей деятельности определяет выработку правил ответственного поведения государств в киберпространстве. Поддержка диалога в ООН со стороны США связана с тем, что в условиях формирующейся цифровой многополярности США становятся более уязвимыми.

Таким образом, выдвигаемые на уровне ООН подходы России и США в отношении будущего диалога по кибербезопасности по многим вопросам могут показаться взаимодополняющими. Гармонии, однако, ожидать не приходится. США и их союзники стремятся «перехватить повестку» в рамках глобальных форумов и ориентировать мировое сообщество на обсуждение собственных инициатив. Говоря о правилах ответственного поведения государств, направлению сотрудничества традиционно поддерживаемого благодаря России, в 2022 г. США выступили в поддержку Французского проекта резолюции ГА ООН «Программа действий по поощрению ответственного поведения государств при использовании ИКТ в контексте международной безопасности». Данная программа по задумке авторов должна стать постоянным институциональным механизмом ООН для обсуждения вопросов противодействия глобальным угрозам в сфере ИКТ. Французский проект предлагается запустить после завершения работы РГОС в 2025 г. В документе представлен целый ряд тезисов, которые совпадают с позицией России по МИБ и которые наша страна инициативно продвигала в течение последних 20 лет. В частности, подчеркивается приоритетная роль ООН в переговорном процессе в данной области, признается, что в будущем, с учетом специфики ИКТ, могут быть приняты новые нормы, которые будут носить обязательный характер, а также указывается на значимость уже достигнутых результатов в рамках ГПЭ ООН по МИБ. Расхождения касаются долгосрочных перспектив сотрудничества. Россия в долгосрочной перспективе выступает за принятие международной конвенции по МИБ под эгидой ООН, а Запад настаивает на применении необязательных добровольных норм, обуславливая быстрое устаревание любого документа скоростью развития технологий. Необязательных норм недостаточно для борьбы с нарастающими по интенсивности и опасности угрозами в области МИБ, и это объясняет поддержку российского видения многими государствами. Россия в 2023 г. представила на ГА ООН свой проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», который также получил поддержку Генеральной Ассамблеи.

Противоречия существуют и в сфере борьбы с преступным использованием ИКТ. США выступают в поддержку Будапештской конвенции 2001 г., которая дает возможность борьбы с киберпреступностью без учета государственного суверенитета и, фактически, предполагает экстерриториальное распространение права сильного в данной области. Россия же выступает в поддержку принятия на уровне ООН Конвенции, основанной на принципе нерушимости государственного суверенитета в ходе борьбы с преступным использованием ИКТ. При этом успешные дискуссии по предложенному Россией проекту конвенции показывают поддержку российского видения МИБ, ориентированного на уважение государственного суверенитета, равноправное партнерство и формирование международных режимов, основанных на юридически обязывающих договоренностях.

При этом, инициативы США в большинстве случаев имеют ограниченное число сторонников. Так, например, к Декларации за будущее Интернета присоединились порядка 60 государств. Как отмечается в докладе «Анализируя реальное киберпространство: внешняя политика в условия фрагментации интернета», одним из авторов которого является Натаниэль Фик, глава Бюро Госдепа по цифровой политике и киберпространству, нормы эффективнее использовать в целях сплочения союзников, а не управления поведением конкурентов. Такой подход Вашингтона не находит широкой поддержки в мире, с ним солидаризируются лишь ближайшие союзники. Многие страны выступают в поддержку российских инициатив, или же готовы поддержать и российские, и западные подходы, призывая не политизировать данную область.

Вместе с тем в экспертном сообществе США, традиционно оказывающем серьезное влияние на внешнюю политику, растет усталость от антироссийской риторики. В частности, авторитетный американский политолог Д. Миршаймер в 2022 г. в статье в журнале Foreign Affairs выступает в поддержку диалога Вашингтона и Москвы с тем, чтобы не допустить эскалации противоречий между ядерными сверхдержавами. Статью со схожей логикой опубликовал другой видный реалист Стивен Уолц. Эксперты по киберполитике большее внимание уделяют вопросам диалога и паритета с Китаем, по сравнению с Россией, хотя можно найти отдельные публикации посвященные необходимости диалога сверхдержав с тем, чтобы не допустить глобального «кибербеспорядка». Подобные идеи высказываются и в европейском экспертом сообществе, в том числе в рамках СИПРИ. Российские же эксперты и политические деятели неоднократно заявляли, что Россия готова к сотрудничеству при условии равноправного партнерства.

Однако в современных условиях никакие политические силы в Вашингтоне не могут выступать в поддержку киберпереговоров с Россией, поскольку антироссийские настроения в обществе очень сильны. Но с практической точки зрения США все же остаются заинтересованными в сотрудничестве в вопросах деэскалации инцидентов и борьбы с киберпреступностью, о чем неоднократно заявляли представители Дж. Байдена ранее. Таким образом, ожидать углубления сотрудничества и принятия новых документов не следует, однако, вероятно, США будут стремиться сохранить существующие каналы коммуникации и не рвать отношения полностью. Проводя аналогии с холодной войной, можно утверждать, что кибербезопасность становится частью нового уравнения стратегической стабильности в двусторонних отношениях, несмотря на то, что Вашингтон и не готов открыто это признать, настаивая на сохранении лидерства в данной сфере.

Выводы

В условиях, когда двусторонние связи рвутся по вине Вашингтона, РГОС ООН выполняет роль канала коммуникации, что особенно важно в области информационной безопасности, где неверная атрибуция киберинцидента может привести к эскалации. Подписание новых двусторонних договорённостей в сфере информационной безопасности в обозримом будущем маловероятно, важнейшей задачей становится сохранение достигнутого уровня связей и отношений.

Несмотря на нарастающую напряженность на международной арене, масштабных киберстолкновений между кибердержавами не произошло. Это позволяет сделать вывод, что государства рассматривают применение кибероружия как одну из «красных линий», за которой может последовать нежелательная эскалация. Таким образом, МИБ в двусторонних отношениях подтверждает свою принадлежность к более масштабной системе отношений стратегической стабильности.

Даже кризис в российско-американских отношениях после начала СВО России на Украине не внес изменений в работу ооновских площадок — диалог сохранился. РГОС как переговорная площадка по международной информационной безопасности прошла испытание в сложных условиях и доказала как свою востребованность, так и выдвигаемых Россией глобальных инициатив. В долгосрочной перспективе будут важны неформальные каналы коммуникаций — экспертные, научные и бизнес-встречи, в рамках которых будет возможен поиск путей развития двусторонних отношений в киберпростанстве.


Оценить статью
(Голосов: 28, Рейтинг: 4.54)
 (28 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся