Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Пятаков

К.полит.н., старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН

В 2013 г. Латинская Америка вступила в новый электоральный цикл. В период до 2016 г. президентские выборы должны пройти в 17 странах региона. Своеобразный пик электорального марафона приходится на 2014 г. с семью президентскими кампаниями в ключевых государствах (Коста-Рика, Сальвадор, Панама, Колумбия, Бразилия, Уругвай и Боливия), в ходе которых на избирательные участки придет 50% латиноамериканского электората.

В 2013 г. Латинская Америка вступила в новый электоральный цикл. В период до 2016 г. президентские выборы должны пройти в 17 странах региона (из крупных стран за пределами этого цикла останется лишь Мексика, где выборы запланированы на 2018 г.). Своеобразный пик электорального марафона приходится на 2014 г. с семью президентскими кампаниями в ключевых государствах (Коста-Рика, Сальвадор, Панама, Колумбия, Бразилия, Уругвай и Боливия), в ходе которых на избирательные участки придет 50% латиноамериканского электората. При этом в шести из семи государств (за исключением Коста-Рики) явными фаворитами являются либо действующие президенты, либо кандидаты от партии власти. Как отразится текущий электоральный процесс на политическом ландшафте Латинской Америки?

Посткризисное развитие: инерция хронических социальных проблем

Благодаря антикризисной политике Латинская Америка вышла из финансового кризиса и подошла к новому электоральному циклу, в целом демонстрируя стабильные макроэкономические показатели [1]. Наблюдавшийся в 2011–2012 гг. экономический спад находился в диапазоне общемировых флуктуаций [2]. По данным Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и стран Карибского бассейна (CEPAL), в 2013 г. был зафиксирован общерегиональный прирост ВВП на уровне 2,6%; в 2014 г. ожидается рост экономики региона в 3,2%. Вместе с тем в плане социального развития Латинская Америка остается самым неоднородным регионом, где сохраняются и продолжают нарастать хронические проблемы, связанные с поляризацией общества и бедностью. Так, по данным за 2012 г., около 167 млн латиноамериканцев находились за чертой бедности. О высоком уровне поляризации свидетельствует тот факт, что на долю 10% самых богатых приходилось 32% доходов, а на долю 40% наиболее бедных – 15%.

www.fomin.org

Этот круг проблем определяет повестку и дискурс предвыборных кампаний как правых, так и левых кандидатов. На волне недовольства расширяется социальная база оппозиции, о чем свидетельствуют итоги ряда электоральных кампаний и систематические социальные протесты. Рост оппозиционных настроений может определить политический накал грядущих президентских выборов. Так, по оценкам политологов, в 5 государствах из 7 выборы могут пройти в два тура (исключения – Панама, где данная процедура не предусмотрена, и Боливия, где поддержка Э. Моралеса достаточно высока). На фоне массовых протестов «среднего класса», имевших место в 2013 г. в Бразилии, Аргентине, Перу и Колумбии, в предвыборный дискурс политиков, независимо от их политической ориентации, войдут вопросы, связанные с коррупцией, социальной защитой и обеспечением, открытостью властных институтов, прозрачностью государственного управления и качеством государственных услуг.

В последние годы для политического процесса в Латинской Америке характерны рост правого и левого популизма, стремление к усилению вертикали власти и гиперпрезиденциализму, тенденция к конституционному закреплению права на неограниченное переизбрание действующих лидеров государств (главным образом, в таких странах Боливарианского альянса, как Венесуэла, Никарагуа и Эквадор, являющихся сторонниками модели «социализма XXI века»). Данные тенденции также будут определять политическую повестку электоральных кампаний.

Нестабильная преемственность в левом лагере

Своеобразными маркерами начавшегося электорального цикла можно считать: для левого лагеря – президентские выборы в Эквадоре (февраль 2013 г.) и Венесуэле (апрель 2013 г.), для левоцентристов – выборы в Чили (декабрь 2013 г.), для правого – выборы в Гондурасе (ноябрь 2013 г.) и Парагвае (апрель 2013 г.). Главной характерной чертой кампаний для левых и левоцентристов стало сохранение преемственности политического курса при достаточно высоком уровне предсказуемости итогов голосования, для правых – преемственность и общий консерватизм политического процесса. В целом приход к власти новых политических лидеров происходит на фоне сохранения властных позиций правящих партий и не влечет за собой принципиальных изменений политического ландшафта.

Главной характерной чертой кампаний для левых и левоцентристов стало сохранение преемственности политического курса при достаточно высоком уровне предсказуемости итогов голосования, для правых – преемственность и общий консерватизм политического процесса.

Эквадорские выборы, открывшие текущий электоральный цикл, продемонстрировали уверенную победу в первом туре президента Р. Корреа. Однако уже к февралю 2014 г. произошло значительное сужение социальной и, как следствие, электоральной базы власти: на муниципальных выборах в ключевых мегаполисах победила оппозиция. По-видимому, в ближайшее время Эквадор столкнется с обострением внутриполитической ситуации. Вместе с тем нельзя исключать, что Р. Корреа прибегнет к процедуре внесения поправок в конституцию, предоставляющих ему право переизбираться на третий срок. Тем самым Эквадор может последовать примеру Никарагуа, где соответствующая конституционная реформа была проведена в ноябре 2013 г.

Венесуэльские президентские выборы показали общую тенденцию, которая, по-видимому, будет преобладать в левом секторе политического пространства региона. Речь идет о расколе электората на две примерно равные части – сторонников кандидата от партии власти и сторонников оппозиционного кандидата. После выборов на фоне роста активности оппозиции Венесуэла вошла в фазу перманентной экономической и политической турбулентности. Нестабильная и неопределенная ситуация, вероятно, сохранится в стране до апреля 2016 г., когда оппозиция намерена провести референдум об отзыве президента Н. Мадуро. Проведение этого референдума станет одним из завершающих аккордов текущего электорального цикла.

Roberto Stuckert Filho/ PR
Президент Аргентины Кристина Киршнер и
президент Бразилии Дилма Русеф на
церемонии инаугурации президента Чили
Мишель Бачелет.

На президентских выборах в Сальвадоре в марте 2014 г. можно было наблюдать фактическое повторение венесуэльского электорального сценария. Здесь голоса также распределились практически поровну, и ситуация оказалась на грани политического коллапса. В ходе долгих разбирательств победителем был признан кандидат от партии власти – бывший партизан, один из членов руководства правящего Фронта национального освобождения им. Ф. Марти С. Санчес. Главный итог этих выборов – нестабильная преемственность. Массовая поддержка оппозиции значительно ограничивает маневренность новой власти. Как следствие, заявления С. Санчеса уже стали более умеренными по сравнению с его предвыборными выступлениями.

В левом и левоцентристском секторах политического спектра практически несомненными выглядят победы действующих президентов на выборах в Боливии и в Бразилии в октябре 2014 г. На конец 2013 г. рейтинг Э. Моралеса составлял 60%, что фактически гарантирует ему переизбрание. Вместе с тем можно ожидать обострения внутриполитической ситуации непосредственно перед голосованием, поскольку оппозиция считает нелегитимным решение Конституционного трибунала, предоставившее президенту право выдвинуть свою кандидатуру на третий срок (первый его мандат в 2006–2010 гг. не учитывается, а отсчет ведется с момента принятия новой конституции). Кроме того, в Боливии, как и в Эквадоре, в экономически развитых департаментах довольно сильны сепаратистские настроения [3]. Пока они представляют собой лишь латентную угрозу, но риск превращения этих настроений в фактор внутренней дестабилизации накануне выборов существует.

Левоцентристы сохраняют свои властные позиции

Исключением в текущем и прогнозируемом «параде» преемственности является Коста-Рика.

Чилийские выборы также продемонстрировали преемственность власти. М. Бачелет, покинувшая свой пост в 2010 г. на пике популярности, вновь вернулась в президентский дворец после четырех лет правления правоцентристов во главе с С. Пиньерой. «Правый эксперимент» не принес Чили решения наболевших проблем. Внутреннюю повестку дня нового правительства будут составлять вопросы образования и проведения конституционной реформы с целью модернизации политической системы. Во внешнеполитическом плане вряд ли стоит ожидать коренных изменений, например, пересмотра действующих договоров о свободной торговле и позиции в отношении Тихоокеанского альянса.

Серьезный прорыв возможен лишь в вопросе выхода к океану Боливии, потерявшей его в результате войны 1879 г. М. Бачелет готова начать переговоры по этому вопросу, представляющему один из очагов межгосударственного противостояния в регионе. На фоне других двусторонних территориальных споров в Латинской Америке вялотекущий конфликт между Чили и Боливией отличается наибольшей продолжительностью и затрагивает коренные геополитические интересы двух государств. Однако урегулирование данного конфликта зависит не только от решения Гаагского суда, куда Боливия направила иск в феврале 2014 г. , но и от готовности сторон идти на компромисс.

На политическом горизонте Бразилии также нет политика, способного в ближайшей перспективе составить конкуренцию действующему президенту Д. Руссефф. На фоне массовых протестов 2013 г. поддержка ее кандидатуры снизилась, но все еще остается довольно высокой (55%). При этом нужно учитывать, что популярность Д. Руссефф может возрасти после чемпионата мира по футболу, который пройдет летом 2014 г. В случае ее переизбрания правящая Партия трудящихся продлит свой мандат на нахождение у власти, начавшийся в 2002 г., еще на четыре года.

В Уругвае также вероятно сохранение у власти Широкого фронта, однако пост лидера государства вместо нынешнего президента Х. Мухики имеет все шансы занять экс-президент Т. Васкес.

Исключением в текущем и прогнозируемом «параде» преемственности является Коста-Рика. В этой стране сложилась нетипичная и парадоксальная ситуация. В феврале 2014 г. кандидат от правящей правоцентристской партии снял свою кандидатуру на фоне роста популярности оппонента. В результате второй тур голосования будет альтернативным лишь формально. Вместе с тем приход во власть левоцентристских сил вряд ли приведет к кардинальным изменениям во внутренней политике и повернет вспять внешнеполитический курс (например, маловероятно замораживание процедуры вступления государства в Тихоокеанский альянс, инициированной на исходе президентского срока нынешнего главы государства и крайне непопулярного политика Л. Чинчильи).

Стремление правых к статус-кво

По итогам выборов ни одно государство не выпадет из «обоймы» трех ключевых интеграционных блоков: Тихоокеанского альянса (AP), ориентированного на развитие механизмов свободной торговли, Южноамериканского общего рынка (MERCOSUR), проводящего протекционистскую политику, и объединения государств Боливарианского альянса (ALBA), где у власти находятся левые силы.

В правом лагере общую тенденцию задают выборы в Гондурасе и Парагвае, где в 2009 и 2012 гг. соответственно в результате государственных переворотов (в случае Парагвая принято говорить о «парламентском перевороте») были отстранены от власти левоцентристские президенты. Отсутствие консолидации на левом фланге привело к победе правоцентристских кандидатов. В Гондурасе победителем стал кандидат от правящей Национальной партии, в Парагвае – представитель правоконсервативной партии Колорадо.

За Гондурасом и Парагваем, видимо, последуют Колумбия и Панама, где также прогнозируется сохранение у власти правоцентристских сил. В Колумбии, где в мае 2014 г. вероятно переизбрание действующего президента Х. Сантоса уже в первом туре, ключевой проблемой останется урегулирование внутреннего вооруженного конфликта в рамках переговорного процесса (на сегодня проведено более двадцати раундов переговоров с повстанцами). На фоне социальных протестов и роста забастовочного движения перед новым правительством с особой остротой встанут вопросы, связанные с внутренним экономическим регулированием.

В Панаме, где действующий президент не имеет права выставлять свою кандидатуру повторно, фаворитом опросов является кандидат власти Хосе Доминго Ариас, собирающийся продолжить нынешний курс. Здесь, как и в Колумбии, основным соперником кандидата власти станет представитель правой части политического спектра.

Геополитическое измерение электорального цикла

infosurhoy.com
Збигнев Ивановский:
Колумбия после парламентских выборов

В геополитическом плане электоральные процессы приведут к закреплению сложившейся на сегодня интеграционной архитектуры Латинской Америки.

В последние годы стремительно набирает обороты Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), созданное в 2011 г. и представляющее собой очередную попытку объединения всех 33 государств, образующих единое геополитическое, культурное и цивилизационное пространство региона. С точки зрения глобальной политики этот блок в перспективе может стать одним из полюсов многополярного мира, а на региональном уровне – выступить в роли посредника в диалоге между субрегиональными интеграционными блоками, координатора и представителя интересов всей Латинской Америки на международной арене. Вместе с тем стоит отметить, что, объединяя государства разной политической ориентации, CELAC отличается крайней неоднородностью и наличием внутренних противоречий. Имея в своем составе Кубу в качестве полноправного члена, CELAC направлен, главным образом, на нейтрализацию Организации американских государств (OEA). Это политическое объединение со штаб-квартирой в Вашингтоне, созданное в 1948 г., фактически является проводником североамериканских интересов (Куба была исключена из него в 1962 г.). Институционально соперничество CELAC и OEA опосредует зачастую противоположные интересы США и Латинской Америки. Показательно, что в экономическом плане CELAC больше ориентирован на Китай, нежели на Соединенные Штаты. На 2014 г. запланировано проведение первого форума CELAC–Китай, который может придать новый импульс отношениям внутри БРИКС.

В последнее время отношения между соседями на Севере и Юге стали более сбалансированными, хотя существует ряд факторов, способных привести к их обострению (например, внутриполитическая ситуация в Венесуэле). В перспективе можно ожидать дальнейшего роста конкуренции между OEA и CELAC, но определяющими факторами этого противостояния станут не электоральные, а межгосударственные и внутриполитические проблемы.

В контексте текущего электорального цикла можно прогнозировать, что по итогам выборов ни одно государство не выпадет из «обоймы» трех ключевых интеграционных блоков: Тихоокеанского альянса (AP), ориентированного на развитие механизмов свободной торговли, Южноамериканского общего рынка (MERCOSUR), проводящего протекционистскую политику, и объединения государств Боливарианского альянса (ALBA), где у власти находятся левые силы. Следует отметить, что в последние годы наибольшую активность среди интеграционных блоков проявлял Тихоокеанский альянс. По частоте проведения встреч он опережает все остальные интеграционные объединения Латинской Америки. Так, в феврале 2014 г. состоялся уже восьмой за три года с момента создания блока саммит, что свидетельствует о достаточно высоком динамизме этого объединения.

iwww.contactociudadano.tv
Фургон компании Disconsa,
осуществляющей продовольственную помощь
бедным

Можно констатировать, что интересы России в Латинской Америке вряд ли будут затронуты текущим электоральным процессом. В шести государствах – ключевых торгово-экономических партнерах Москвы (Бразилия, Аргентина, Эквадор, Мексика, Венесуэла, Чили) президентские кампании либо уже не привели, либо не приведут к кардинальным изменениям, способным оказать негативное влияние на взаимовыгодное партнерство. Возможные риски лежат скорее в плоскости других внутри- и внешнеполитических проблем (дестабилизация ситуации в Венесуэле, обострение межгосударственных противоречий, в том числе территориальных), нежели электоральных процессов.

* * *

Таким образом, результаты президентских кампаний 2014 г. вряд ли привнесут кардинальные изменения на политической арене региона и повлияют на сформировавшуюся конфигурацию сил. Этот год окажется более или менее спокойным в текущем электоральном цикле. Возможное обострение можно ожидать во второй его фазе. В 2015 г. пройдут президентские выборы во втором по геополитическому масштабу государстве – Аргентине – где правая оппозиция твердо намерена взять реванш. В 2016 г., вероятно, состоится референдум по отзыву президента в Венесуэле, от результатов которого будет зависеть конфигурация левого спектра Латинской Америки. Также баланс политических сил в регионе будет зависеть от того, какой из интеграционных блоков докажет свою жизнеспособность и проявит большую эффективность и динамизм.

1. Латино-Карибская Америка в контексте глобального кризиса / Под ред. В.М. Давыдова. М.: ИЛА РАН, 2012.

2. Симонова Л.Н. Замедление роста // Север–Юг–Россия 2012. Ежегодник. М.: ИМЭМО РАН, 2013.

3. Харламенко А.В. Сепаратизм в Боливии и Эквадоре начала XXI в. // Латинская Америка. 2013. № 12.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся