Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.5)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Евгения Дрожащих

Аспирант Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

Денис Никифоров

Независимый эксперт

Шел год NN «эры Кесслера». Предупреждение прозорливого астрофизика в 1978 году о том, что сохранение динамики образования космического мусора может привести к ситуации, когда каскад столкновений одних космических объектов с другими приведет к непригодности околоземных орбит для практического использования, осталось неуслышанным. Политическая турбулентность и преследование личных интересов затмили отчаянные призывы к международной кооперации и привели к краху космической экономики, уничтожению спутниковой навигации, связи и иной космической инфраструктуры, ставшей неотъемлемой частью жизни человечества, потере космическими акторами доступа к объекту исследования. Таким образом, будущее, обещанное Артуром Кларком, Иваном Ефремовым, братьями Стругацкими, было отложено на неопределенный срок…

Пока описанный сценарий не реализовался, хотя на горизонте и замаячила реальная угроза чрезмерного неконтролируемого засорения космического пространства, международное сообщество стало выдвигать частные инициативы по повышению безопасности дальнейших космических операций. Инициативы отличаются составом, уровнем представленности, практической полезностью и степенью политической ангажированности.

Особого внимания заслуживает запуск по итогам четвертого саммита по вопросам устойчивости космической деятельности (Summit for Space Sustainability) первого в своем роде Рейтинга космической устойчивости (Space Sustainability Rating, SSR), над воплощением в жизнь которого работала на протяжении нескольких лет группа экспертов, объединившаяся на базе Всемирного экономического форума. Подразумевается, что данная рейтинговая система послужит практическим руководством для космических операторов по улучшению своих «устойчивых» показателей в контексте общих усилий по борьбе с загрязнением космического пространства.

Однако данная инициатива не лишена ряда изъянов.

Очистка космического пространства и минимизация воздействия на окружающую среду, связанного с производством и запуском космических аппаратов — первоочередная задача как в инженерной, так и в нормативной плоскости. Главные интересанты ее решения — страны с наиболее активными космическими программами на текущий момент: Россия, США, Китай, ЕС, Индия. При этом не менее принципиален доступ к космосу и для новых игроков, делающих первые шаги в освоении космического пространства.

В этой связи возникает вопрос: если полноправных участников космической деятельности и игроков, которым есть что терять в случае чрезмерного засорения космического пространства, не один, и не два, то справедливо ли формировать подобный Рейтинг на немногосторонней основе, а по факту — на площадках организаций, так или иначе аффилированных с западными государственными и частными структурами при поддержке австралийского, японского и канадского космических агентств? Не было ли более правильным проработать аналогичную инициативу на уровне неполитизированного, равноправного сотрудничества с привлечением профильных экспертов национальных космических агентств, обобщением имеющихся ноу-хау и эффективных технологических решений в качестве опорной точки для составления методологии?

Что касается методологии присвоения Рейтинга, беспокойство вызывает распределение веса между шестью модулями. Справедливо ли с этической и профессиональной точек зрения в значительной степени отдавать оценку космической деятельности международных компаний на откуп единственному космическому агентству? Помимо этого, Рейтинг вводит понижающие коэффициенты для неподтвержденной информации (вплоть до 0,5 за отсутствие формальной документации), что предполагает затраты на независимых аудиторов для отстаивания более высоких баллов. Критерии квалификации подобных аудиторов прописаны расплывчато.

Запрос указанных организаций на доступ к информации, содержательно выходящей за пределы регистрационных данных космического объекта, подаваемых космическими операторами, согласно требованиям ООН, наводит на мысль о возникающих рисках раскрытия критической, конфиденциальной информации. В свою очередь ретроспективный взгляд, например, на практики внедрения добровольной «зеленой» отчетности или иных рейтинговых систем заставляет задуматься о перспективах трансформации SSR из опционального инструмента в обязательное требование для получения финансирования, страхования запуска, либо самой возможности запуска на территории стран-участников инициативы. Так, данное инновационное решение, будучи управляемым узким кругом взаимосвязанных интересантов, может стать одним из методов нечестной конкуренции в космосе. При самом неблагоприятном сценарии Рейтинг может привести к потере финансирования, ограничениям или полному запрету на деятельность «недружественных» компаний по независящим от последних причинам.

Шел год NN «эры Кесслера». Предупреждение прозорливого астрофизика в 1978 году о том, что сохранение динамики образования космического мусора может привести к ситуации, когда каскад столкновений одних космических объектов с другими приведет к непригодности околоземных орбит для практического использования, осталось неуслышанным. Политическая турбулентность и преследование личных интересов затмили отчаянные призывы к международной кооперации и привели к краху космической экономики, уничтожению спутниковой навигации, связи и иной космической инфраструктуры, ставшей неотъемлемой частью жизни человечества, потере космическими акторами доступа к объекту исследования. Таким образом, будущее, обещанное Артуром Кларком, Иваном Ефремовым, братьями Стругацкими, было отложено на неопределенный срок…

Пока описанный сценарий не реализовался, хотя на горизонте и замаячила реальная угроза чрезмерного неконтролируемого засорения космического пространства, международное сообщество стало выдвигать частные инициативы по повышению безопасности дальнейших космических операций. Инициативы отличаются составом, уровнем представленности, практической полезностью и степенью политической ангажированности.

Так, в конце июня Фонд за безопасный мир (Secure World Foundation) организовал четвертый саммит по вопросам устойчивости космической деятельности (Summit for Space Sustainability). Участники мероприятия сосредоточились на традиционной для этого формата повестке, начало формированию которой было положено еще в 1990-х гг. и подкреплено в 2010 г. созданием специальной рабочей группы по долгосрочной устойчивости космической деятельности в рамках Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях (КОПУОС). К 2019 г. повестка устойчивости нашла отражение в одноименных Руководящих принципах, во имя реализации которых эксперты и собрались на саммите в Лондоне.

На мероприятии обсуждали механизмы обеспечения безопасности космических операций, пути предотвращения столкновений многоспутниковых группировок, перспективы становления режима управления движением в космосе и введения запрета на испытания противоспутникового оружия в контексте усилий по минимизации космического мусора. Не оставили в стороне и порядок, основанный на правилах, как «гарант ответственного поведения в космосе и космической устойчивости». По сути, повторили многие тезисы, которые озвучили несколькими месяцами ранее национальные делегации на заседании Научно-технического подкомитета (НТПК) КОПУОС.

Особого внимания заслуживает запуск по итогам саммита первого в своем роде Рейтинга космической устойчивости (Space Sustainability Rating, SSR), над воплощением в жизнь которого работала на протяжении нескольких лет группа экспертов, объединившаяся на базе Всемирного экономического форума. В ее состав вошла команда Европейского космического агентства, а также исследовательская группа из представителей Медиа-лаборатории Массачусетского технологического института, Техасского университета в Остине и консалтингового агентства BryceTech. В результате процедуры отбора главным исполнителем и оператором SSR был назначен Космический центр Швейцарского федерального технологического института в Лозанне (eSpace).

Благородная идея

Свою миссию авторы Рейтинга сформулировали на официальном сайте следующим образом: «Стимулировать космических акторов проектировать и осуществлять устойчивые космические миссии и операции с целью повышения долгосрочной устойчивости космической среды». Любопытно, что несколькими месяцами ранее авторы Рейтинга ставили перед собой еще более амбициозную задачу: продвигать устойчивые модели поведения космических акторов с помощью широко признанной рейтинговой системы. Вопреки произошедшей корректировке, по крайней мере декларативному отходу от глобальных нормативно-установочных устремлений, суть инициативы не изменилась. Сводится она к тому, чтобы создать рейтинговую систему, базирующуюся на транспарентных, подкрепленных данными, оценках уровня устойчивости космических миссий. Подразумевается, что данная система послужит практическим руководством для космических операторов по улучшению своих «устойчивых» показателей в контексте общих усилий по борьбе с загрязнением космического пространства.

Как следует из презентационных материалов (представленных на саммите и ранее на заседании НТПК КОПУОС), именно большое количество космического мусора на низкой околоземной орбите было определено в качестве центральной проблемы, вокруг которой выстроен Рейтинг. Уже сегодня помимо 5000 функционирующих спутников в космосе курсирует не менее 30 тыс. объектов размером более 10 см, отслеживаемых Сетью космического наблюдения; около миллиона объектов от 1 см до 10 см и примерно 130 млн частиц космического мусора размерностью от 1 мм до 1 см, не подлежащих каталогизации и подсчитываемых на основе статистических моделей. Число этих обломков увеличивается ежегодно, в том числе за счет неизбежной фрагментации объектов, прекративших функционирование — отработанных верхних ступеней, разгонных блоков РН, других элементов, сопутствующих реализации миссии. Дополнительный фактор распада мусора на более мелкие частицы (хоть и менее значимым, по подсчетам Европейского космического агентства) — периодические столкновения плывущих в космическом пространстве со скоростью 10 км/с объектов, раскачивающие ушедший за миллионы счетчик. В целом, по состоянию на июль 2022 г., масса объектов, скопившихся на околоземной орбите с момента инициирования первой космической гонки, насчитывает 10 тыс. тонн. Тренд на «демократизацию» космоса вносит дополнительную неопределенность в перспективы решения проблемы загрязненности космического пространства. Снижение цен на запуски ракет-носителей, миниатюризация космических аппаратов, выход на космическую арену новых акторов, новые модальности государственно-частного партнерства — все эти факторы позволяют прогнозировать кратный рост искусственных космических объектов в ближайшие годы. Таким образом, инициатива SSR преподносится в качестве ответа на реальную угрозу безопасности и доступности будущей космической деятельности, что усугубляется ростом пускового трафика и долгим жизненным циклом космического мусора.

Разработанная исследовательской группой методология предполагает оценку решений космического актора на стадии проектирования (design), реализации (operation) и завершения (end of life) миссии. Всего анализируется шесть блоков показателей (количественных и качественных), за каждый из которых начисляются очки (кредиты). Основной источник данных, верифицируемых и пересчитываемых впоследствии в баллы оператором, — ответы на опросник респондентов – компаний, подлежащих оценке. Рейтинг состоит из следующих модулей:

  • Индекс выполнения миссии (mission index). Разработан на основе индекса загрязнения мусором космического пространства Европейского космического агентства. Рассчитывает уровень деструктивного воздействия на космическую среду на основе характеристик миссии, стратегии предотвращения столкновений, планов по уводу объекта с орбиты по завершении срока службы и уровень успешности проведения космических операций. Общий вес модуля в Рейтинге — 50%.

  • Обнаруживаемость, идентификация и отслеживаемость (detectability, identification and trackability). Модуль анализирует доступность/легкость обнаружения космического аппарата оптическими телескопами и радиолокаторами, идентификации объекта по его физическим характеристикам в отсутствие иных вводных и предсказуемость его траектории движения. Общий вес модуля в Рейтинге — 12%.

  • Возможности по предотвращению столкновений (collision avoidance capabilities). При подсчете баллов учитываются выбор и запланированные корректировки орбиты, готовность и способность к координации с другими космическими операторами для предотвращения столкновений, равно как и наличие возможностей по маневрированию для обеспечения безопасности космического полета. Общий вес модуля в Рейтинге — 16,5%.

  • Обмен данными (data sharing). Модуль анализирует объем и качество информации, предоставляемой респондентами государственным и частным участникам космической деятельности, в том числе организациям, аккумулирующим данные с целью повышения космической ситуационной осведомленности. Передаваемая (предпочтительно на недискриминационной основе) информация может касаться характеристик космических операций, технических возможностей по предотвращению столкновений в космосе, в том числе с помощью автономных алгоритмов. Общий вес модуля в Рейтинге — 16,5%.

  • Применение стандартов космической деятельности (application of design and operation standards). Фиксирует международные, региональные и национальные рекомендации и стандарты, которым следует космический оператор. «Бонусными» считаются правила, не предписываемые запускающими государствами к исполнению, однако добровольно взятые на себя космическими акторами. Общий вес модуля в Рейтинге — 5%.

  • Внешние услуги (external services). Модуль[1] учитывает несколько категорий активностей на стадии проектирования, производства и эксплуатации, позволяющих в случае необходимости прибегать к услугам по дозаправке, ремонтированию, расширению функционала космического аппарата.

Авторы Рейтинга полагают, что, будучи оцененными по перечисленным параметрам, операторы космических аппаратов, провайдеры пусковых услуг и производители спутников смогут ссылаться на результаты скоринга для демонстрации собственного соответствия общемировым стандартам «устойчивости» (например, в отличие от конкурентов — авт.). Оценка устойчивости космической деятельности может стать лакмусовой бумажкой для инвесторов, партнеров, потребителей оказываемых услуг, равно как и фактором при определении объема страховых и иных выплат. В целом же, по мнению экспертной группы SSR, публичное открытие результатов ранжирования статуса, который будет присвоен по его итогам (бронзовый, серебряный, золотой и платиновый), должно привлечь внимание общественности к проблеме загрязнения космической среды и предпринимаемым усилиям по его предотвращению.

На первый взгляд, SSR — это тот долгожданный инструмент, который сделает возможной квантификацию[2] долгосрочной устойчивости деятельности космических акторов с целью недопущения дальнейшего нанесения ущерба космической среде и безопасности космических операций. Однако данная инициатива не лишена ряда изъянов.

Расскажите нам о себе

Очистка космического пространства и минимизация воздействия на окружающую среду, связанного с производством и запуском космических аппаратов — первоочередная задача как в инженерной, так и в нормативной плоскости. Главные интересанты ее решения — страны с наиболее активными космическими программами на текущий момент: Россия, США, Китай, ЕС, Индия. При этом не менее принципиален доступ к космосу и для новых игроков, делающих первые шаги в освоении космического пространства.

В этой связи возникает вопрос: если полноправных участников космической деятельности и игроков, которым есть что терять в случае чрезмерного засорения космического пространства, не один, и не два, то справедливо ли формировать подобный Рейтинг на немногосторонней основе, а по факту — на площадках организаций, так или иначе аффилированных с западными государственными и частными структурами при поддержке австралийского, японского и канадского космических агентств? Не было ли более правильным проработать аналогичную инициативу на уровне неполитизированного, равноправного сотрудничества с привлечением профильных экспертов национальных космических агентств, обобщением имеющихся ноу-хау и эффективных технологических решений в качестве опорной точки для составления методологии? Например, на базе перезапущенной Рабочей группы по долгосрочной устойчивости космической деятельности, поддержку которой официальные делегации неоднократно высказывали на заседании НТПК в феврале и затем КОПУОС в июне текущего года.

Что касается методологии присвоения Рейтинга, беспокойство вызывает распределение веса между шестью модулями. Справедливо ли с этической и профессиональной точек зрения в значительной степени отдавать оценку космической деятельности международных компаний на откуп единственному космическому агентству? Помимо этого, Рейтинг вводит понижающие коэффициенты для неподтвержденной информации (вплоть до 0.5 за отсутствие формальной документации), что предполагает затраты на независимых аудиторов[3] для отстаивания более высоких баллов. Критерии квалификации подобных аудиторов прописаны расплывчато.

Запрос указанных организаций на доступ к информации, содержательно выходящей за пределы регистрационных данных космического объекта, подаваемых космическими операторами, согласно требованиям ООН, наводит на мысль о возникающих рисках раскрытия критической, конфиденциальной информации. В свою очередь ретроспективный взгляд, например, на практики внедрения добровольной «зеленой» отчетности или иных рейтинговых систем заставляет задуматься о перспективах трансформации SSR из опционального инструмента в обязательное требование для получения финансирования, страхования запуска, либо самой возможности запуска на территории стран — участников инициативы. Так, данное инновационное решение, будучи управляемым узким кругом взаимосвязанных интересантов, может стать одним из методов нечестной конкуренции в космосе. При самом неблагоприятном сценарии Рейтинг может привести к потере финансирования, ограничениям или полному запрету на деятельность «недружественных» компаний по независящим от последних причинам.

***

С начала специальной военной операции на Украине Россия столкнулась с нарушениями правил международной торговли, заморозкой финансовых активов, дискриминацией своих граждан по национальному признаку. Создан опасный прецедент неограниченного использования методов давления одними странами на другие с целью продвижения своей политической повестки. Для государств, живущих в парадигме прецедентного права, первый прецедент создает широко применимый шаблон действий на будущее. К сожалению, приходится констатировать, что на фоне санкционного давления, деградации глобальных институтов и нарушения принципов свободного рынка любая инициатива, не являющаяся максимально многосторонней, может быть использована как оружие против неугодных контрагентов. Даже инициатива по очистке космоса от мусора.


1. Данный модуль — опциональный, поэтому засчитываемые баллы начисляются дополнительно к основной оценке космической деятельности.

2. Квантификация — возможность количественной, численно измеряемой оценки деятельности.

3. Насколько аудиторы независимые — большой вопрос.

Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.5)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся