Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, вице-президент РСМД

COVID-19 изменил повседневную жизнь повсюду в мире. Причем не только быт и форматы трудовой деятельности населения. Нарушен привычный ход жизни, а значит, брошен вызов существующему порядку в целом. Это неизбежно приведет к серьезным изменениям в расстановке сил в мире и в конечном счете к смене мирового порядка.

На первой стадии, однако, эти изменения будут проходить за счет обострения ранее начавшихся и уже набравших силу процессов. Главный из них — нарастание американо-китайского противоборства. США, проявившие на первых порах пандемии откровенный эгоизм в отношении союзников и не сумевшие быстро справиться с эпидемией у себя дома, теряют привлекательность и влияние в мире. Китай же, быстрее всех справившийся с эпидемией у себя, усилил свои позиции.

Перспективы разрешения противоречий между Вашингтоном и Пекином пока не ясны — ни по срокам, ни по содержанию. Если тенденция к конфронтации в американо-китайских отношениях еще более усилится, другим государствам и в Азии, и за ее пределами придется выбирать между расширением экономического партнерства с КНР и развитием военно-политического взаимодействия с США.

Американо-китайское противостояние может, однако, обернуться не только биполярностью, но и тем, что можно было бы назвать бесполярностью, когда ни у США, ни у Китая попросту не хватит сил, чтобы стать главенствующими игроками ни по отдельности, ни в тандеме.

На смену так называемому «основанному на правилах международному порядку» уже приходит все более анархичный новый мировой беспорядок. Дональд Трамп решительно отвергает возглавляемый США либеральный интернационализм, трансатлантический консенсус превратился в оксюморон, а Европа собственными усилиями более разделена, чем до падения Берлинской стены.

Полностью неэффективной, если не в откровенном параличе, оказалась вся система международных организаций. Расстыкован Евросоюз, свое бессилие противостоять вызову коронавируса убедительно показал всего лишь год назад казавшийся всемогущим блок НАТО. Да и ключевой институт обеспечения международной безопасности — Организация Объединенных Наций и ее Совет Безопасности сделали ли что-либо для налаживания коллективной борьбы международного сообщества против пандемии, кроме выражения озабоченности и призывов к солидарности? Немногословны были по случаю пандемии БРИКС, ШОС, СНГ, ЕАЭС и даже ОДКБ, хотя коронавирус непосредственно касается коллективной безопасности, которой эта организация призвана заниматься согласно ее уставу.

Слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов. Один означает «опасность», другой — «благоприятная возможность». Как и всякий глобальный кризис, пандемия COVID-19 не только порождает дополнительные риски, вызовы и угрозы для внешней политики любой страны, но и создает новые возможности и открывает новые перспективы.

Так почему не сделать пандемию отправной точкой широкой международной дискуссии о том, как строить надежную всеобщую систему международной безопасности? И начать эту дискуссию в регионе, откуда COVID-19 развернул свое наступление на человечество и где он был остановлен. И где в дополнение к пандемии существует полный набор угроз международной безопасности — от распространения оружия массового поражения, китайско-американского противостояния и территориальных конфликтов.

Речь идет о Северо-Восточной Азии. Существующая в регионе архитектура безопасности была сформирована во времена «холодной войны» в формате противостояния США и Советского Союза. Она не соответствует ни нынешней конфигурации силовых полей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, ни задачам борьбы с глобальными и региональными угрозами.


COVID-19 изменил повседневную жизнь повсюду в мире. Причем не только быт и форматы трудовой деятельности населения. Нарушен привычный ход жизни, а значит, брошен вызов существующему порядку в целом. Это неизбежно приведет к серьезным изменениям в расстановке сил в мире и в конечном счете к смене мирового порядка.

Игорь Иванов:
Мир будет другим

На первой стадии, однако, эти изменения будут проходить за счет обострения ранее начавшихся и уже набравших силу процессов. Главный из них — нарастание американо-китайского противоборства. США, проявившие на первых порах пандемии откровенный эгоизм в отношении союзников и не сумевшие быстро справиться с эпидемией у себя дома, теряют привлекательность и влияние в мире. Китай же, быстрее всех справившийся с эпидемией у себя, усилил свои позиции.

Перспективы разрешения противоречий между Вашингтоном и Пекином пока не ясны — ни по срокам, ни по содержанию. Если тенденция к конфронтации в американо-китайских отношениях еще более усилится, другим государствам и в Азии, и за ее пределами придется выбирать между расширением экономического партнерства с КНР и развитием военно-политического взаимодействия с США.

Американо-китайское противостояние может, однако, обернуться не только биполярностью, но и тем, что можно было бы назвать бесполярностью, когда ни у США, ни у Китая попросту не хватит сил, чтобы стать главенствующими игроками ни по отдельности, ни в тандеме.

На смену так называемому «основанному на правилах международному порядку» уже приходит все более анархичный новый мировой беспорядок. Дональд Трамп решительно отвергает возглавляемый США либеральный интернационализм, трансатлантический консенсус превратился в оксюморон, а Европа собственными усилиями более разделена, чем до падения Берлинской стены.

Полностью неэффективной, если не в откровенном параличе, оказалась вся система международных организаций. Расстыкован Евросоюз, свое бессилие противостоять вызову коронавируса убедительно показал всего лишь год назад казавшийся всемогущим блок НАТО. Да и ключевой институт обеспечения международной безопасности — Организация Объединенных Наций и ее Совет Безопасности сделали ли что-либо для налаживания коллективной борьбы международного сообщества против пандемии, кроме выражения озабоченности и призывов к солидарности? Немногословны были по случаю пандемии БРИКС, ШОС, СНГ, ЕАЭС и даже ОДКБ, хотя коронавирус непосредственно касается коллективной безопасности, которой эта организация призвана заниматься согласно ее уставу.

COVID-19 убивает людей не из-за их расовых различий, идеологических разногласий или пограничных споров. Он убивает их просто потому, что они — люди. Для COVID-19 нет различий между русским, американцем, китайцем и итальянцем. Пандемия как ничто иное подтверждает взаимозависимость членов мирового сообщества. От нее нельзя отгородиться перекрытием границ, ужесточением пограничного или таможенного контроля. Так, CNN, ссылаясь на университет Джона Хопкинса, сообщает: пандемия уже уничтожила больше американцев, чем Вьетнамская война в 1964–1975 гг. За 11 лет Вьетнам унес жизни 58 220 американских военнослужащих и гражданских специалистов. Для сравнения: коронавирусу, чтобы убить 60 тысяч американцев понадобилось всего три месяца — первая жертва COVID-19 в США была зарегистрирована 6 февраля 2020 г.

В результате, в условиях вызванного коронавирусом глобального кризиса люди и государства ищут выход в опоре на национальные морально-этические ценности и предопределяемый ими общественный порядок. И не случайно в странах Северо-Восточной Азии — Китае, обеих Кореях, Японии, Вьетнаме, где конфуцианские тенденции общественного сплочения и дисциплины традиционно господствуют в массовом сознании, такие настроения проявились в полной степени и сделали борьбу с пандемией куда более действенной, чем в пораженных либерализмом Соединенных Штатах и Западной Европе. Это резко подняло в мире авторитет азиатской модели общества и азиатского метода принятия решений. Поэтому мир сейчас будет все чаще обращаться к азиатскому опыту в поисках решения острых региональных и глобальных проблем.

Слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов. Один означает «опасность», другой — «благоприятная возможность». Как и всякий глобальный кризис, пандемия COVID-19 не только порождает дополнительные риски, вызовы и угрозы для внешней политики любой страны, но и создает новые возможности и открывает новые перспективы.

Так почему не сделать пандемию отправной точкой широкой международной дискуссии о том, как строить надежную всеобщую систему международной безопасности? И начать эту дискуссию в регионе, откуда COVID-19 развернул свое наступление на человечество и где он был остановлен. И где в дополнение к пандемии существует полный набор угроз международной безопасности — от распространения оружия массового поражения, китайско-американского противостояния и территориальных конфликтов.

Речь идет о Северо-Восточной Азии. Существующая в регионе архитектура безопасности была сформирована во времена «холодной войны» в формате противостояния США и Советского Союза. Она не соответствует ни нынешней конфигурации силовых полей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, ни задачам борьбы с глобальными и региональными угрозами.

Новая система безопасности должна включать все государства, географически относящиеся к региону, т.е. Китай, Японию, КНДР, Республику Корея, Монголию и Россию, а также Соединенные Штаты, которые не принадлежат к региону географически, но имеют здесь существенные интересы безопасности. Эта система не должна быть ни американо-, ни китаецентричной. Азия и мир нуждаются не в новом лидере, а в новом совместном, равноправном, справедливом и действенном противостоянии существующим вызовам региональной и глобальной безопасности — от пандемии до угрозы ядерного конфликта.

Страны Северо-Восточной Азии могли бы стать инициаторами таких направлений сотрудничества как совместная разработка вакцин; координация их позиций во Всемирной организации здравоохранения, обмен лучшими практиками по укреплению национальных систем здравоохранения; взаимодействие с G20 в помощи странам с менее развитыми системами здравоохранения.

Общие наработки государств Северо-Восточной Азии в противодействии пандемии подтолкнули бы к такому партнерству и другие государства мира.

А это открыло бы пути к укреплению взаимного доверия и развитию новых форм международного взаимодействия в решении и всех других общих для мирового сообщества проблем.


(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся