Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 3)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Кравцов

Руководитель Бюро изучения стран Латинской Америки и Карибского бассейна

Бразилия стремится «перезагрузить» дипломатические связи и расширить свое присутствие на международной арене, чтобы противостоять пагубным последствиям изоляционистской внешней политики предыдущего правительства страны. Проблема заключается в том, что современный мир сильно отличается от того, с которым президенту Бразилии ранее приходилось иметь дело, что ставит действующую администрацию в неустойчивую позицию, которая не способствует расширению поля для международной деятельности, а совсем наоборот.

Бразилия во внешней политике сопротивляется безоговорочной принадлежности к одному из полюсов, чтобы двигаться автономно и иметь пространство для маневра на основе анализа каждого вопроса: например, защита «демократии» совместно с США и поддержание коммерческих связей с Россией (ее основным поставщиком удобрений). В этой конструкции на передний план выдвигается вопрос: как долго Бразилия сможет стремиться к ведущей роли на международной арене и в то же время умело балансировать между противоборствующими сторонами, сохраняя хорошую репутацию, принимая во внимание тот факт, что страна стала единственным членом группы BRICS, проголосовавшим в марте 2022 г. за резолюцию A/ES-11/L.1. ГА ООН.

Латинская Америка — важный, стратегический регион в глобальном масштабе, принимая во внимания его ресурсную матрицу, и чем больше будет тянуться кризис в восточной части европейского континента, тем большее внимание он будет привлекать к себе с экономической точки зрения, что будет способствовать усилению политической активности на его пространстве. Представляется, что в текущей ситуации президент Бразилии хорошо понимает, что нейтралитет — это инструмент внешней политики, который позволяет позиционировать себя на международной арене и выбирать без условий, с какими странами устанавливать политические и торговые связи. Это еще раз подчеркнула встреча «нейтральных стран», состоявшаяся в августе 2023 г. в Саудовской Аравии, в которой наравне с Бразилией приняли участие представители Индии и Китая.

Вместе с тем одного нейтралитета недостаточно. В сфере экономики и торговли в рамках регионального сотрудничества до настоящего времени Бразилии так и не удалось определить список совместных мер по смягчению последствий конфликта: каждая страна региона действует самостоятельно, что несет в себе существенные для Бразилии риски. Конечно, Бразилия — это лидер южноамериканского континента; ее концепция, направленная на защиту окружающей среды в период геополитической напряженности, весьма привлекательна, однако для того, чтобы стать действительно реальным ее оператором в глобальном масштабе, «южноамериканскому гиганту» нужно будет пройти долгий путь, в первую очередь связанный с устранением своих внутренних проблем.

Во второй половине 1970-х гг. аргентинский экономист Рауль Пребиш разработал концепцию, введя в деловой оборот метафору «центр — периферия», подразумевая, что для достижения автономии государство должно отвечать требованиям функционального характера, среди которых выделяется необходимость для «периферийных» политических элит иметь возможность выбирать наиболее подходящую модель международной интеграции в соответствии с текущими изменениями. Примерно в это же время вторую жизнь получила книга Raízes do Brasil известного бразильского историка Сержиу Буарки ди Оланда, в которой автор признавал, что на смену старой аристократии приходят кадры из низших классов, закаленные трудностями и способные установить эгалитарный политический порядок [1]. В год 200-летия независимости страны эти тезисы материализовались в ходе национальных выборов, по итогам которых лидер Partido dos Trabalhadores в третий раз получил мандат на право управлять одиннадцатой по величине экономикой в мире с населением 203,1 млн человек. Однако этот выбор не был очевидным — почти половина избирателей (военные, представители деловых кругов, работники агропромышленного комплекса, сферы услуг и строительства, а также средний класс и малообеспеченные рабочие, находящиеся под влиянием «теологии процветания») предпочла автократическую политику Жаира Болсонару, который получил 49,10% голосов.

Одним из главных преимуществ первых двух сроков правления Луиса Инасиу Лула да Силва было понимание возможностей для выхода на международный уровень, которое основывалось на предположении, что Бразилия должна придерживаться международных принципов и норм через альянсы сотрудничества по линии Юг — Юг, поскольку считалось, что они уменьшают асимметрию во внешних отношениях с более мощными странами и повышают национальную переговорную силу. Используя растущую роль развивающихся государств в международной системе, «южноамериканский гигант» сумел укрепить себя в качестве представителя Южной Америки на переговорах с мировыми державами, демонстрируя способность вмешиваться в вопросы, выгоды от которых могли перевешивать издержки (попытка посредничества в арабо-палестинском конфликте и в споре, возникшем в связи с ядерной программой Ирана), благодаря которым Бразилия стремилась получить постоянное место в Совете Безопасности ООН.

Однако эта максимальная цель была далека от достижения и не давала стране ничего, помимо международного престижа, поэтому его приемник — Дилма Руссефф — решила демонтировать значительную часть институциональных механизмов, созданных в рамках поиска путей расширения границ автономии Бразилии, посчитав, что издержки от такой дипломатии превышают выгоды. Сокращение бюджета министерства внешних связей ограничило возможности страны для активных международных действий и снизило значимость национального внешнеполитического ведомства в структуре органов государственной власти. Но это длилось недолго: объявление ей импичмента и приход к власти в 2016 г. Мишела Темера служит важным примером того, как «периферийные» элиты строят свою политику на основе восприятия, учитывающего многочисленные изменения, происходящие в международной системе. Под предлогом противодействия пагубным последствиям идеологии, проводимой правящей Partido dos Trabalhadores, новое бразильское правительство открыло экономику и в тандеме с аргентинским лидером Маурисио Макри продвигало на территории Южного конуса либеральную повестку, защищая достижения глобализации в тот самый момент, когда основные экономические мировые державы проводили политику протекционизма в связи с зарождающимся торговым противостоянием между США и Китаем.

В отличие от своего предшественника, следующий президент страны Жаир Болсонару действительно понимал изменения, происходящие в международной системе, которая осуществляла переход от многополярности к биполярности. Однако основным недостатком его внешней политики было то, что она не соответствовала «идеологической парадигме»: например, глава южноамериканского государства установил союз с США, основываясь на нормативных, а не экономических аргументах; в этих рамках дипломатия перестала рассматриваться как инструмент укрепления национальной модели развития и стала служить режиму, с помощью которого лидер нации выстраивал свое управление на внутреннем уровне. Хотя эта стратегия была относительно успешной в электоральном плане, внешне она способствовала ослаблению международной силы притяжения, достигнутой Бразилией в период правления Partido dos Trabalhadores, и усилению дипломатической изоляции страны.

С целью увеличения пространства для маневра новому правительству Бразилии, пришедшему к власти в конце 2022 г., необходимо было провести адекватный стратегический расчет с тем, чтобы определить положительную и отрицательную степень различных моделей международной интеграции. С первых минут пребывания в Palácio da Alvorada администрация президента Бразилии объявила о намерении повысить значимость внешней политики страны и восстановить парадигму «автономия через диверсификацию», однако международный сценарий уже сильно отличался от того, который был в первом десятилетии XXI в., поэтому бразильскому дипломатическому корпусу пришлось искать пути достижения определенного уровня международной дозволенности, с помощью которого можно было продвигать политику, отвечающую интересам национальной жизнеспособности страны. В этом контексте определенные надежды Бразилия связывает с участием в G20 и группе BRICS, через которые надеется вернуть себе былую свободу маневра. Однако концепция «автономия через диверсификацию», которая подразумевает необходимость поиска новых торговых партнеров для снижения уровня внешней зависимости, на современном этапе может предполагать и способность страны вмешиваться в решение вопросов, которые не затрагивают непосредственно ее национальные интересы, но могут принести значительную стратегическую пользу. Другими словами, речь идет о формуле, в которой современные политические элиты должны решить, насколько участие в «большой игре» может быть выгодно для национальных интересов.

Размышления на эту тему формируют сомнения в том, что Бразилии удастся легко восстановить утраченную в период правления Жаира Болсонару автономию, поскольку существует целый ряд внутренних и внешних факторов, ограничивающих свободу ее действий на международной арене, среди которых выделяется сценарий, в котором спор за сферы влияния между великими державами ограничивает возможности «периферийных» стран к самостоятельности. Кроме того, Бразилия еще далека от закрепления своего доминирования в традиционной сфере влияния — на территории южноамериканского континента, о чем свидетельствует саммит, состоявшийся 30 мая 2023 г. в Бразилиа, целью которого было возобновление работы Южноамериканского союза наций (UNASUR), где Луису Инасиу Лула да Силве не удалось добиться консенсуса, в том числе из-за склонности региональных лидеров использовать дипломатию в качестве инструмента мобилизации на внутренних выборах.

Несмотря на трудности, национальное правительство исходит из того, что Бразилия (учитывая ее экономический вес и географические особенности) не должна довольствоваться принятием модели международной интеграции с зависимой матрицей. Для выхода из ситуации длительной изоляции нужна была концепция, которую можно было бы продвигать на различных площадках и которая могла бы быть принята международным сообществом в качестве серьезного аргумента. Прибыв в конце января 2023 г. в Буэнос-Айрес для участия в VII саммите Сообщества государств Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), Луис Инасиу Лула да Силва заявил: «Я приехал в Аргентину чтобы сказать, что Бразилия вернулась. Давайте вместе воссоздадим и укрепим MERCOSUR, UNASUR. В одиночку мы слабы. Вместе мы сможем сделать так, чтобы регион рос и развивался». Для этих целей климатическая повестка была очень кстати, но планы бразильского лидера нарушили «черные лебеди», прилетевшие с восточной части европейского континента.

Продолжая позицию своего предшественника, президент Бразилии стремится не вмешиваться в конфликт, подчеркивая, что страна обладает огромным потенциалом, чтобы внести позитивный вклад в прекращение противостояния. Как и Китай, партнер по группе BRICS, Бразилия заявила, что она не заинтересована в дискурсе, который характеризует текущий момент как новую «холодную войну», что побудило бы ее автоматически присоединиться к той или иной стороне. Столкнувшись с этой логикой, которая делит мир на два антагонистических полюса, и оказавшись в ловушке гонки вооружений, Бразилия заинтересована в продвижении международного порядка к многополярной системе и атмосфере диалога, которая открывает пространство для дипломатии. В то время как мир все больше убеждается в том, что живет в новых условиях и сталкивается с итерацией Карибского кризиса 1962 г., Бразилия демонстрирует, что о сегодняшнем мире можно думать с других позиций — создания Движения неприсоединения, которое могло бы стать уникальной платформой для объединения стран Глобального Юга.

При этом во внешней политике Бразилия сопротивляется безоговорочной принадлежности к одному из полюсов, чтобы двигаться автономно и иметь пространство для маневра на основе анализа каждого вопроса: например, защита «демократии» совместно с США и поддержание коммерческих связей с Россией (ее основным поставщиком удобрений). В этой конструкции на передний план выдвигается вопрос: как долго Бразилия сможет стремиться к ведущей роли на международной арене и в то же время умело балансировать между противоборствующими сторонами, сохраняя хорошую репутацию, принимая во внимание тот факт, что Бразилия была единственным членом группы BRICS, проголосовавшим в марте 2022 г. за резолюцию A/ES-11/L.1. ГА ООН.

Приглашение президенту Бразилии принять участие в саммите «Группы семи» было передано, когда он находился в Лондоне с официальным визитом по случаю коронации короля Карла III. «Бразилия разделяет ценности, объединяющие страны G7, такие как укрепление демократии, модернизация экономики, защита окружающей среды и прав человека, поддерживая постоянную координацию с ее членами по вопросам текущей международной повестки как на двусторонней основе, так и в рамках G20 и международных органов, в которых взаимодействуют Бразилия и члены Группы», — заявление министерства внешних связей страны, появившееся в мае 2023 г. в преддверии поездки главы государства в Японию. На «полях» саммита президент Бразилии встретился с премьер-министром Индии, в беседе с которым «сверил часы» по вопросам, обсуждаемым в различных многосторонних форматах, в которых участвуют две страны: G20 (председательство в которой в следующем году перейдет от Индии к Бразилии), BRICS, G4 (по реформе Совета Безопасности ООН, в которую входят Германия, Бразилия, Индия и Япония) и IBSA (форум Индия — Бразилия — Южная Африка). Он также принял участие в трех тематических встречах, на которых обсуждались вопросы продовольственной безопасности, изменения климата и укрепления глобальной системы здравоохранения, и воспользовался своим присутствием в Хиросиме, чтобы провести двусторонние встречи с премьер-министром Японии Фумио Кисидой, премьер-министром Вьетнама Фам Минь Чинем, президентом Индонезии Джоко Видодо, а также с премьер-министром Канады Джастином Трюдо и президентом Австралии Энтони Альбанезе, тем самым зафиксировав интересы Бразилии на всех континентах мира и позиционируя себя как активного глобального лидера.

Не осталась без внимания и Африка: президент Бразилии встретился с руководителем Коморских островов Азали Ассумани и, помимо обсуждения двусторонних отношений, воспользовался возможностью, чтобы заявить о поддержке требований Африканского союза о предоставлении ему места в G20 по примеру Европейского союза. В свою очередь, Азали Ассумани отметил энтузиазм бразильского лидера в отношении африканского континента, заявив, что президент Бразилии играет основополагающую роль в руководстве развивающимися странами. Одной из возможностей, обсуждаемых во время этой встречи, было расширение инициатив с использованием банков развития, таких как Африканский банк развития и Национальный банк экономического и социального развития (BNDES), для строительства инфраструктуры. Эта встреча стала важной не только в контексте вопросов, которые Бразилия координирует с ЮАР в рамках BRICS, но и с точки зрения развития отношений с африканскими государствами в целом. Об этом наглядно говорит проведенный в конце мая 2023 г. семинар «Бразилия — Африка: возобновление партнерских отношений», организаторами которого выступили внешнеполитическое ведомство Бразилии и Фонд Александра де Гужмана (FUNAG).

В середине июля 2023 г., после восьми лет «забвения», главы государств и правительств Европейского союза и CELAC провели в Брюсселе третий саммит. Возрождение интереса европейцев к странам Латинской Америки и Карибского бассейна можно объяснить рядом системных факторов, которые ограничивают возможности Старого Света по маневрированию в международных делах: например, снижение роли Европы в глобальном масштабе, выражающееся, в частности, в уменьшении ее экономической и военной мощи, а также происходящие в мире процессы энергетического и цифрового перехода. Несмотря на то, что Латинская Америка не стремится к глобальной игре за власть, она внимательно следит за тем, как эти события могут повлиять на стоимость сырьевых товаров и какие рынки могут открыться для латиноамериканских стран. Однако наибольшее сближение двух регионов, вероятно, можно найти в негативных последствиях изменения климата и деградации окружающей среды, что и было положено в основу итоговой Декларации встречи.

Помимо стремления стран европейского континента нейтрализовать глобальное потепление, возможность играть ведущую роль в направлении энергетического и цифрового перехода является одной из стратегий, направленных на противодействие утрате Европой статуса глобального игрока. На практике это означает возможность определять, где, как и с помощью каких технологий вести борьбу против изменения климата. В этой стратегии Латинская Америка и Карибский бассейн выступают в качестве актуального партнера в двух аспектах: во-первых, как поставщик ресурсов (таких как литий и «зеленый» водород), которые могут способствовать лидерству Европы в формировании производственной структуры на основе возобновляемых источников энергии; во-вторых, как регион — реципиент энергетической парадигмы, продвигаемой «коллективным Западом». Эту мысль хорошо иллюстрирует фраза, сказанная испанским премьер-министром Педро Санчесом, когда он заявил своему бразильскому коллеге, что европейцы могут внести свой вклад в ноу-хау в области экологического развития.

В странах Латинской Америки и Карибского бассейна позиция по проблеме изменения климата основывается на идее общей, но дифференцированной ответственности (особенно в Колумбии), согласно которой государства региона являются «экологическими кредиторами», и развитые (и более загрязняющие окружающую среду) страны должны предложить механизмы финансирования для осуществления эффективных действий по борьбе с глобальным потеплением. Именно этот нарратив они связывают с решением, которое на саммите озвучила глава европейского правительства Урсула фон дер Ляйен, объявив о выделении 45 млрд евро в рамках Global Gateway — инвестиционной платформы, направленной на реализацию проектов в сфере «зеленой» экономики. В Южной Америке больше всего подчеркивает наличие общего видения с европейцами чилийский лидер Габриэль Борич, что вызывает беспокойство у патриарха бразильской политики, особенно когда молодой коллега пытается перетянуть на себя внимание «коллективного Запада», предлагая наиболее современный подход к взаимовыгодному сотрудничеству. Почти каждый день в новостях можно обнаружить информацию о проведении сделок на территории Чили с участием представителей крупного международного бизнеса. Определенный дискомфорт бразильской администрации доставляет президент Колумбии Густаво Петро, который также активно предлагает новый «план Маршалла», целью которого является поиск консенсуса по изменению глобальной финансовой системы для удовлетворения потребностей развития, уделяя особое внимание борьбе с климатическим кризисом. Это снижает уровень бразильской инициативы по продвижению климатической повестки.

Амазонские тропические леса, занимающие значительную часть территории Бразилии, являются крупнейшим в мире заповедником биоразнообразия, где деревья играют ключевую роль в снижении уровня загрязнения окружающей среды (лес отвечает за фильтрацию и переработку мирового производства углекислого газа). Пик обезлесения пришелся на середину первого срока правления Луиса Инасиу Лула да Силва, что побудило национальное министерство охраны окружающей среды создать заповедники, и это способствовало улучшению мониторинга путем формирования «черного списка», в который попали муниципалитеты с самыми высокими темпами вырубки. В 2008 г. был создан Amazon Fund, который в альянсе с BNDES поддерживает эко-проекты и содействует сохранению и устойчивому использованию бразильской Амазонии (большая часть пожертвований в фонд поступает из Норвегии и Германии, которая помогает его администрации финансировать более 100 проектов по созданию рабочих мест в амазонских общинах для обеспечения их жизнедеятельности без необходимости вырубки лесов).

При анализе процессов природоохранной деятельности в Бразилии во время первого срока правления Луиса Инасиу Лула да Силва необходимо сопоставить их с экономическими показателями. Это важно, так как в период действия его первого мандата страна вступила в период экономической стагнации и внутриполитической нестабильности, кульминацией которого стал импичмент близкого соратника и преемника — Дилмы Руссефф. Это было время, которое в Бразилии часто называют «долгим политическим кризисом» (longa crise política), и внимание к проблеме вырубки лесов ослабло; во внутренних дискуссиях стали доминировать более общие проблемы, такие как низкий экономический рост, а также широкомасштабный коррупционный скандал, в который оказалась вовлечена большая часть политической и экономической элиты страны. Турбулентность этого периода послужила основой для победы на президентских выборах правого кандидата, который выдвинул свою платформу (так называемую interiorzão). Вступив в 2019 г. в должность, Жаир Болсонару своим приоритетом сделал экономический рост и поддержку агропромышленного комплекса страны.

Когда-то доля обрабатывающей промышленности в ВВП Бразилии составляла 36%, но к началу 2023 г. уменьшилась до 11%; при этом Бразилия остается в значительной степени развивающейся страной. Некоторые экономисты называют это явление «преждевременной деиндустриализацией» (premature deindustrialization), когда промышленность перемещается в более дешевые регионы, а значительные слои общества не получают выгод от процесса индустриализации [2]. Особенно сильно пострадал сектор автомобилестроения, составляющий пятую часть бразильского промышленного производства. Такое положение дел во многом связано с укреплением отношений с Китаем, которые изменили структуру бразильской экономики. В 2009 г. Китай стал крупнейшим торговым партнером Бразилии, но, как и в других странах, на волне этого «успеха» двусторонние отношения привели к сокращению бразильской производственной базы и увеличению доли ВВП, получаемого от агропромышленного комплекса (до одной трети от общего объема экономики). К этому можно добавить, что в марте 2023 г. правительства двух стран заключили соглашение о расчетах по торговым операциям в юанях, что должно привести к еще большему их сближению. Эти показатели не смутили власть, наоборот, в ходе визита президента Бразилии в КНР в апреле 2023 г. было подписано 15 двусторонних отношений на общую сумму 10 млрд долл. Тем не менее практика показывает: когда имеешь дело с китайскими партнерами, цифры на бумаге могут ничего не значить — это лишь намерения, не более.

Приняв во внимание опыт предшественника, Луис Инасиу Лула да Силва позиционирует себя как хранитель бразильской Амазонии. Согласно статье 225 Конституции страны, «все люди имеют право на экологически сбалансированную окружающую среду, которая является благом общего пользования и необходима для здорового качества жизни, что налагает на правительство и общество обязанность защищать и сохранять ее для нынешнего и будущих поколений». На основе этой диспозиции правительство страны разработало нормативно-правовую базу, которая предусматривает, в частности, более широкое использование спутниковых снимков, ведение цифровых земельных кадастров, использование средств финансовой разведки для отслеживания денежных потоков от нелегальных операций в тропических лесах, согласование инфраструктурных проектов с целями сокращения вырубки лесов и сохранение более строгих условий предоставления государственных кредитов сельскохозяйственным предприятиям, при этом обязуясь достичь нулевого уровня обезлесения. Продолжая линию по продвижению «зеленой» повестки, лидер нации, выступая 6 июня 2023 г. на мероприятии, приуроченном к Всемирному дню окружающей среды, заявил: «Бразилия снова станет мировым эталоном в области устойчивого развития, борьбы с изменением климата и достижения целей по сокращению выбросов углерода и нулевой вырубке лесов».

Заявление громкое, но текущая ситуация позволяет усомниться в возможности быстрой его реализации. Бразилия делит тропические леса с Боливией, Венесуэлой, Гайаной, Колумбией, Перу, Суринамом, Французской Гвианой и Эквадором, и положение в одной стране может отразиться на всех границах, так как усилия по защите «легких мира» в этих южноамериканских странах не одинаковы. Являясь одним из наиболее биологически разнообразных регионов мира, Амазония в то же время является главной мишенью для незаконной торговли дикими животными: в Боливии, Венесуэле, Гайане, Суринаме и Эквадоре преступные сети занимаются отловом, убийством и транспортировкой редких видов, пользующихся большим спросом, что приводит к разрушению окружающей среды. В этом контексте Бразилия имеет все возможности для того, чтобы возглавить международные усилия по защите Амазонии, однако для этого ей придется столкнуться с внутренними реалиями. Дело в том, что рост цен на золото привел к буму добычи полезных ископаемых, в результате чего на ландшафте появились большие карьеры — одна из наиболее разрушительных форм добычи, поскольку требует вырубки огромных лесных массивов и производит опасные отходы (в том числе ртуть), которые влияют на качество воздуха и воды. Этот вид добычи стал одним из основных факторов обезлесения Амазонии в Бразилии, Венесуэле, Гайане и Суринаме, а также основным источником дохода для транснациональных преступных группировок [3].

Кроме этого, бразильский лидер поддерживает проекты по разведке нефти, осуществляемые государственной нефтяной компанией Petrobas (которые часто наносят вред окружающей среде), надеясь, что они позволят создать больше рабочих мест. Другой важный аспект — в то время как доля сельскохозяйственного сектора в экономике Бразилии увеличивается (что неразрывно связано с экспортом такой продукции в Китай), у страны остается все меньше возможностей для стимулирования столь необходимого экономического роста в отраслях, не связанных напрямую с вырубкой лесов. Также проблему дополняет активное разведение крупного рогатого скота, что является одной из основных причин обезлесения в бразильской Амазонии: например, в 2022 г. Бразилия экспортировала в Китай более миллиона тонн говядины. В результате власть стала менее способной принимать меры по защите окружающей среды, а многие политики (как на уровне штатов, так и на федеральном уровне) открыто руководствуются интересами агробизнеса: например, во время выборов 2022 г. владельцы скотоводческих ранчо сыграли важную роль в политическом движении за переизбрание Жаира Болсонару. Очевидно, в среднесрочной перспективе скотоводство будет продолжать играть роль в обезлесении Бразилии, которая остается крупнейшим в мире экспортером говядины, и без целостного понимания проблемы мировые державы не могут рассчитывать на продуктивный двусторонний диалог с Бразилией по вопросам климата.

Также важно учитывать роль соевой промышленности Бразилии в изменении ландшафта страны и ее углеродного следа: на долю страны приходится половина мировой торговли соей, большая часть которой предназначается для азиатских рынков. В этой связи уместно отметить, что помимо пространства Амазонии, в Бразилии находится крупнейшая в Южной Америке саванна — cerrado, занимающая 21% территории страны, и изменения, произошедшие в последние годы в структуре ее собственности (около 75% территории находится в частном владении), осложняют работу по ее охране. Во многом благодаря огромному спросу на сою со стороны Китая она потеряла огромное количество зеленого покрова и потенциал поглощения углерода, став одним из наиболее эксплуатируемых регионов. За последние 20 лет экономические отношения между Китаем и Бразилией привели к появлению мощных сельскохозяйственных лобби, которые препятствуют усилиям государства по сохранению лесов в стране. По мере того, как действующая администрация будет развивать торговые, инвестиционные и дипломатические отношения с Китаем, усилия по стимулированию экономического роста Бразилии будут вступать в противоречие с задачами по сокращению вырубки лесов.

Латинская Америка — важный, стратегический регион в глобальном масштабе, принимая во внимания его ресурсную матрицу, и чем больше будет тянуться кризис в восточной части европейского континента, тем большее внимание он будет привлекать к себе с экономической точки зрения, что будет способствовать усилению политической активности на его пространстве. Представляется, что в текущей ситуации президент Бразилии хорошо понимает, что нейтралитет — это инструмент внешней политики, который позволяет позиционировать себя на международной арене и выбирать без условий, с какими странами устанавливать политические и торговые связи. Это еще раз подчеркнула встреча «нейтральных стран», состоявшаяся в августе 2023 г. в Саудовской Аравии, в которой наравне с Бразилией приняли участие представители Индии и Китая. Вместе с тем одного нейтралитета недостаточно. В сфере экономики и торговли в рамках регионального сотрудничества до настоящего времени Бразилии так и не удалось определить список совместных мер по смягчению последствий конфликта: каждая страна региона действует самостоятельно, что несет в себе существенные для Бразилии риски. Конечно, Бразилия — это лидер южноамериканского континента; ее концепция, направленная на защиту окружающей среды в период геополитической напряженности, весьма привлекательна, однако для того, чтобы стать действительно реальным ее оператором в глобальном масштабе, «южноамериканскому гиганту» нужно будет пройти долгий путь, в первую очередь связанный с устранением своих внутренних проблем.

1. Sérgio Buarque de Holanda, Raízes do Brasil, Companhia das Letras, 2015.

2. Dani Rodrik, Premature deindustrialization, John F. Kennedy School of Governmen Harvard University, 2015.

3. Ryan C. Berg, Tussle for the Amaz ussle for the Amazon: New F on: New Frontiers in Brontiers in Brazil's Organized Crime Landscape, Florida International University, 2021.


(Голосов: 10, Рейтинг: 3)
 (10 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся