Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Антон Найчук

К.полит.н., директор Фонда гражданской дипломатии, Украина

После триумфальной победы на выборах и получения беспрецедентного мандата общественного доверия, Владимир Зеленский и его команда уже в другом статусе столкнулись с новыми вызовами на государственном уровне. Сложная ситуация внутри страны и довлеющая над национальными интересами внешнеполитическая конъюнктура требуют четких и последовательных действий, компетентных и порой непопулярных решений, готовности брать на себя ответственность и правильно расставлять приоритеты.

Хотя принципы и методы работы президента уже получают конкретные очертания, остаются без ответа вопросы о стратегических целях, которые ставят в Офисе президента. Несомненно, пока не представляется возможным оценить в должной мере результаты работы В. Зеленского на российском треке. Остаются опасения по поводу отсутствия опыта у новой команды и сохранения проблем внутри украинской политической системы. Но обмен пленными как первый успешный пример деятельности «Зе-дипломатии» дает основания говорить о ее перспективах. К сожалению, решение ключевых проблем не зависит исключительно от политической воли украинского руководства. Декларируя заинтересованность в окончании конфликта, российская сторона должна осознать необходимость идти на компромиссы и, как заявил бывший президент Украины и участник ТГК Леонид Кучма, «уходить от языка ультиматумов». Односторонние уступки официального Киева не представляются возможными, поскольку будут означать политическую смерть любого из политиков, позволивших себе такой шаг. В то же время появление новых инициатив и подходов в Офисе украинского президента дает шанс разблокировать ситуацию и определить допустимые модальности выхода из существующего кризиса.


После триумфальной победы на выборах и получения беспрецедентного мандата общественного доверия, Владимир Зеленский и его команда уже в другом статусе столкнулись с новыми вызовами на государственном уровне. Сложная ситуация внутри страны и довлеющая над национальными интересами внешнеполитическая конъюнктура требуют четких и последовательных действий, компетентных и порой непопулярных решений, готовности брать на себя ответственность и правильно расставлять приоритеты.

Особенно сложное задание — найти оптимальные модальности реинтеграции отдельных районов Донецкой и Луганской областей, возвращения Крымского полуострова; выстроить дальнейшие отношения с Российской Федерацией в условиях продолжающейся конфронтации. Руководство страны оказалось в жестких рамках нерешенной ранее проблемы, где любой неправильный шаг может спровоцировать волну общественного недовольства. Стремление достичь мира и готовность идти на сложные компромиссы граничит с красными линиями национальных интересов, в то же время отсутствие прогресса в мирном урегулировании несет в себе угрозу деструктивных последствий, не остановит гибель украинских солдат и не добавит украинской экономике роста. В. Зеленскому необходимо балансировать в этой системе координат при формировании политики и ведении переговоров, касающихся российского фактора.

Не упрощают задачу и стартовые позиции, доставшиеся в наследство от предыдущей администрации. Парадоксально, но единственным механизмом обеспечения мира на Донбассе остаются Минские соглашения, несущие в себе прямую угрозу геополитическим амбициям и будущей внутриполитической стабильности Украины. К сожалению, за предыдущие годы официальный Киев не проявил должной активности в предоставлении мировой общественности собственной модели нормализации ситуации на Донбассе. Неудивительно, что недостаточная артикуляция украинской позиции на площадке Нормандского формата со стороны администрации Петра Порошенко и синхронное проявление своей приверженности минскому процессу сделали его безальтернативным инструментом преодоления кризиса, не затрагивающим крымский кейс.

От В. Зеленского ждут победы в начатой без него дипломатической игре по правилам, утвержденными другими. Первые шаги президентского Офиса свидетельствуют о желании главы государства сдвинуть ситуацию с мертвой точки и взять под полноценный контроль весь переговорный процесс с российской стороной. Успешно организованный обмен заложниками стал показателем хорошо организованной и продуманной работы В. Зеленского и его команды на российском треке. Прямой контакт на уровне президентов принес свои плоды, оставив за скобками многочисленные подводные камни двусторонней коммуникации — от бюрократизации процедур принятия решений до кулуарного вмешательства других групп интересов, получающих свои политические дивиденды от существующей ситуации.

На фоне демонстрации обеими сторонами политической воли совместно искать решение проблем за счет прямых контактов на наивысшем уровне, попытки В. Медведчука вмешаться способны вызвать дестабилизирующий эффект и сорвать наметившийся после обмена прогресс.

Прямая коммуникация — один из элементов политики офиса В. Зеленского на российском направлении. Эффективное воплощение такого подхода требует дистанцирования от двусторонних переговоров теневых игроков как с украинской, так и российской стороны, чтобы не допускать разного рода провокаций, недопонимания или вредных информационных вбросов. Желание В. Зеленского контролировать происходящие процессы продиктовано обстоятельствами и выступает еще одним краеугольным камнем «Зе-дипломатии».

Неоднородность политического ландшафта Украины способствует конкуренции противоборствующих лагерей, одновременно порождая деструктивную тенденцию политизации вопросов Донбасса, Крыма и отношений с Российской Федерацией. Исправление ситуации возможно в случае четкого разделения индивидуальных и государственных политических интересов. Начиная формировать контуры будущего диалога между Киевом и Москвой, В. Зеленский не единожды делал акцент на необходимости выведения лидера «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктора Медведчука за рамки заново создаваемого формата украинско-российских отношений. Видимо, в отходе от практики использования посредников с их субъективными интересами В. Зеленский видит возможность деполитизации повестки.

Сам В. Медведчук отказывается мириться с существующим положением дел. Еще недавно, во время президентской каденции П. Порошенко, политик выступал своеобразным «серым кардиналом» в отношениях с Россией, одновременно используя свой статус для реализации бизнес интересов в энергетическом секторе и усилении своих медиа активов в Украине. На фоне краха политического курса П. Порошенко созданная В. Медведчуком партия положила темы примирения с Москвой, обмена заложниками и мира на Донбассе в основу своей политической программы, сумел консолидировать вокруг себя достаточно большую электоральную группу.

Хотя В. Медведчук не оставляет попытки сохранить свои позиции за счет личных контактов в российском политическом истеблишменте, успешно проведенный без его участия обмен стал тревожным звоночком для его политических амбиций. Если политика президентского Офиса и дальше будет давать результат, В. Медведчук начнет терять политический фундамент, обеспечивший его партии второе место на парламентских выборах, что несет угрозу индивидуальным интересам политика. Без доступа к существующим переговорным платформам (ТКГ и Нормандский формат), без возможности влиять на решения Офиса президента или корректировать официальную политику страны В. Медведчук и его политический проект останутся в оппозиционной нише с невысокими шансами на рост рейтингов. Сужение поля для маневров оставляет политику небольшие шансы для игры на темах «газовых переговоров», «прямого диалога с боевиками ОРДЛО» и «критики действующей власти» с использованием информационных ресурсов, что с большой долей вероятности не принесет больших дивидендов. Более того, на фоне демонстрации обеими сторонами политической воли совместно искать решение проблем за счет прямых контактов на наивысшем уровне, попытки В. Медведчука вмешаться способны вызвать дестабилизирующий эффект и сорвать наметившийся после обмена прогресс.

Удаляя с условного игрового поля теневых игроков и самостоятельно формулируя переговорную команду, В. Зеленский также дает повод говорить о важности кадровой политики при организации диалога с российской стороной. Ответственность за подготовку обмена была возложена на его помощника Андрея Ермака, который ранее не был известен широкой общественности, не обладает большим политическим или дипломатическим опытом. Видимо, основным критерием отбора в данном случае стало личное доверие президента. В любом случае новые методы создали отдельный переговорный канал Ермак — Козак и первый успешный кейс взаимодействия.

А. Ермак также принял участие во встрече советников президентов в Нормандском формате, стал «правой рукой» В. Зеленского в вопросах международной политики. Помощник президента сформировал связку с новым министром иностранных дел Вадимом Пристайком, который занял министерское кресло после непродолжительного пребывания в Офисе В. Зеленского. Для президента важна консолидированная внешняя политика, основанная на сбалансированном взаимодействии Офиса и Министерства иностранных дел, чтобы в дальнейшем не допускать разногласий как в недавнем случае с завершавшим на тот момент свою каденцию Павлом Климкиным.

По всей видимости, еще один принцип формирования политики в отношении России — «дипломатия любит тишину». В Офисе не разделяют идею широкого информационного освещения результатов работы в Нормандском формате или Трехсторонней контактной группы (ТГК), переговоров об обмене и деталей прямых контактов с российскими властями. Даже странные решения по возвращению и отстранению от работы в ТКГ Романа Бессмертного, принятые за короткий промежуток времени, связывают с его чрезмерной публичностью.

Следует сказать о стремлении к поэтапному продвижению и фиксированию результатов как о еще одном подходе В. Зеленского в работе. Развод войск и реконструкция моста в Станице Луганской принято за отправную точку в реанимации Минских соглашений и своеобразную модель возможной координации для ее дальнейшей реализации по всей линии соприкосновения. Заметны попытки связать организацию работы ТКГ и Нормандского формата с реальной имплементацией достигнутых договоренностей.

В. Зеленский подчеркнул, что выступает против миротворцев на Донбассе, исключая таким образом этот сценарий из числа возможных. Учитывая сложность и длительность прохождения всех процедур при согласовании миссии ООН, ее затратность и дополнительную угрозу «заморозки» конфликта, напрашивается вывод о желании президента достичь результатов, используя существующий инструментарий, в максимальное короткие строки.

Хотя принципы и методы работы президента уже получают конкретные очертания, остаются без ответа вопросы о стратегических целях, которые ставят в Офисе президента. Несомненно, пока не представляется возможным оценить в должной мере результаты работы В. Зеленского на российском треке. Остаются опасения по поводу отсутствия опыта у новой команды и сохранения проблем внутри украинской политической системы. Но обмен пленными как первый успешный пример деятельности «Зе-дипломатии» дает основания говорить о ее перспективах. К сожалению, решение ключевых проблем не зависит исключительно от политической воли украинского руководства. Декларируя заинтересованность в окончании конфликта, российская сторона должна осознать необходимость идти на компромиссы и, как заявил бывший президент Украины и участник ТГК Леонид Кучма, «уходить от языка ультиматумов». Односторонние уступки официального Киева не представляются возможными, поскольку будут означать политическую смерть любого из политиков, позволивших себе такой шаг. В то же время появление новых инициатив и подходов в Офисе украинского президента дает шанс разблокировать ситуацию и определить допустимые модальности выхода из существующего кризиса.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся