Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Денис Миргород

К.полит.н., профессор ИМО Пятигорского государственного университета, старший научный сотрудник НОЦ «Международные политические исследования Большого Средиземноморья» Севастопольский государственный университет, эксперт РСМД

Республика Судан продолжает испытывать все трудности государственного роста после отделения от нее южных территорий, волнений в 2011 г., а также военного переворота и начала процесса транзита власти от армии к гражданскому правительству в 2019 г. Текущий политический кризис и военный переворот обнажают критическую массу неразрешенных проблем суданского общества, которое остается зажатым в тисках внутренней борьбы за власть, помноженной на ряд внешних факторов.

Подводя промежуточный итог событиям, разворачивающимся сейчас в Республике Судан, следует указать на то, что сама политическая культура страны является достаточно традиционной для многих арабских государств, где долгое время весь политический процесс был связан с ролью военной прослойки общества. Статус армии в Алжире, Египте, Ливии позволяет проводить параллели между этими странами и нынешним Суданом. Вместе с тем главное отличие между указанными странами заключается в том, что вооруженные силы Судана, похоже, потеряли поддержку большей части населения, которое стремится к формированию полноценной государственности, где армии отведена строго определенная роль. Таким образом, главный вопрос, оставшийся после военного переворота, — удастся ли суданским генералам осуществить переворот и в сознании гражданского населения и снова вернуть его симпатии. Именно от этого будет зависеть продолжительность политического кризиса и его влияние на региональную и международную повестки.

Республика Судан продолжает испытывать все трудности государственного роста после отделения от нее южных территорий, волнений в 2011 г., а также военного переворота и начала процесса транзита власти от армии к гражданскому правительству в 2019 г. Текущий политический кризис и военный переворот обнажают критическую массу неразрешенных проблем суданского общества, которое остается зажатым в тисках внутренней борьбы за власть, помноженной на ряд внешних факторов.

Точка бифуркации

Не углубляясь в весь исторический массив текущего политического кризиса в Судане, следует тем не менее отметить, что его новейшая фаза связана, в первую очередь, с событиями 2019 г. После свержения бывшего президента Омара аль-Башира, занимавшего этот пост почти 30 лет, первоначально был сформирован Переходный военный совет, а впоследствии — Суверенный совет Судана. Главной задачей последнего было осуществление мирного перехода власти от военных к гражданскому правительству. Все это время фактическое руководство страной осуществлял глава Суверенного совета, генерал-лейтенант Абдель Фаттах аль-Бурхан. В 2019 г. было достигнуто соглашение по проекту Конституционной декларации, в соответствии с которой действительный транзит власти должен был ознаменоваться всеобщими выборами в июле 2023 г.

Уже сейчас можно констатировать, что планы по мирному переходу власти в стране провалились. В качестве основных объективных причин состоявшегося военного переворота выделяется то, что Судан оказался в состоянии политического и экономического коллапса из-за невыполнения положений конституционного документа, который был подписан между военной и гражданской сторонами политического процесса, поскольку не было сформировано компетентное правительство, а также не был назначен законодательный совет или конституционный суд.

Углубляющийся экономический кризис, вызвавший обесценивание валюты и частую нехватку продовольствия и топлива, также сыграли свою роль в текущих событиях. Переходное правительство провело резкие и быстрые реформы под надзором Международного валютного фонда, пытаясь привлечь иностранное финансирование и облегчить долг. Но после реформ инфляция выросла до рекордного уровня — более 400%. Большинство суданцев жалуются на трудности с обеспечением средств к существованию и время от времени протестуют по поводу экономических условий.

Еще одним катализатором военного переворота стал кризис в восточном Судане, где протестующие, не согласные с действиями уже бывшего главы переходного правительства Абдаллы Хамдока, уже около месяца блокируют автомагистрали и морские терминалы. Блокада автомобильных дорог и портов вызвала кризис поставок важных товаров (топливо, продовольствие, лекарства) не только в саму страну, но и сопредельные государства, не имеющие выхода к морю и зависящие от суданских транспортных хабов.

Дополнительно следует отметить, что от сторонников гражданской части переходного правительства все сильнее были слышны обвинения в сторону военных в узурпации власти и нежелании реализовывать демократические преобразования. Среди прочего активисты использовали данные о том, что суданская армия и ее союзники совершали военные преступления в ходе конфликта в Дарфуре с 2003 г. Еще одним предметом разногласий стало расследование убийства продемократических демонстрантов 3 июня 2019 г. в ходе инцидента, в котором участвовали вооруженные силы.

Помимо этого, распущенный Суверенный совет Судана стал неповоротливым, погрязшим в бесконечных спорах органом, крайне затрудняющим принятие ключевых политических решений, которое долгое время было прерогативой военного руководства страны. Так, многие эксперты-африканисты сходятся во мнении, что страх перед утратой реальной политической власти заставил армию перейти к решительным действиям.

Таким образом, накопленные Суданом проблемы по формированию действенной переходной системы государственного управления достигли той критической массы, при которой один из политических полюсов в стране должен был принимать активные действия по сохранению всей полноты власти и максимально значительных рычагов управления процессами внутри страны. В условиях постоянно продолжавшейся борьбы между гражданскими и военными политиками большими возможностями обладали последние, что и привело к фактическому военному перевороту в Судане.

25 октября Абдель Фаттах Аль-Бурхан заявил, что суданская армия захватила власть в понедельник, чтобы избежать начала гражданской войны и обеспечить безопасность гражданского населения. Генерал-лейтенант охарактеризовал этот ее шаг не как переворот, поскольку армия, как он выразился, пыталась исправить процесс политического перехода. Он также подтвердил необходимость проведения всеобщих выборов в 2023 г. Военные арестовали премьер-министра и членов его правительства в понедельник за несколько часов до того, как Абдель Фаттах Аль-Бурхан выступил по телевидению, чтобы объявить о роспуске Суверенного совета. В настоящее время бывший премьер-министр находится в своей резиденции и ему предоставлены гарантии полной безопасности.

Расклад сил во внутриполитической борьбе и потенциальные риски

Сразу после переворота тысячи суданцев заполонили улицы различных городов с требованиями восстановления гражданского переходного правительства и выполнения требований народной революции. Помимо этого, политические партии, организации и профсоюзные группировки возобновили свои призывы к гражданскому неповиновению и демонстрациям против решения командующего армией. В настоящее время очевидно, что улица противостоит военным, которые применяют силу. В результате протестов пострадали более 140 человек. Вместе с тем следует указать на то, что «проблемные» восточные регионы выступают на стороне армии. По сообщениям информационных агентств, восточные племена поддержали произошедший накануне государственный переворот и действия армии, заявив, что «их цели согласуются с требованиями народа». Подобная поляризация и отрыв армии от народа грозит длительным политическим кризисом, который потенциально будет оказывать негативное влияние на все сопредельные государства и может спровоцировать рост напряженности в отношениях между ведущим внерегиональными силами.

В качестве основных угроз безопасности региона выделяются следующие. Во-первых, Судан вновь способен превратиться в центр контрабанды оружия и торговли людьми. На это, в частности, указывает Кэмерон Хадсон, бывший директор Совета национальной безопасности США по делам Африки. Иорданский эксперт по вопросам безопасности Файез Аль-Дувайри в интервью арабскому Телеканалу «Аль-Хурра» выражает опасения по поводу рисков «фрагментации Судана и распада на отдельные государства, что затронет многие арабские страны и Африку в целом». Часть экспертов подчеркивают, что ситуация в Судане может негативно сказаться на мировых торговых логистических цепочках, проходящих вдоль побережья страны. Политический аналитик, специализирующийся на арабских делах, Амер Аль-Сабайла настаивает, что «любое состояние нестабильности в Судане будет означать нестабильность в регионе в целом и возвращение состояния беззакония, которое может привести к появлению вооруженных террористических группировок».

Внешний фон конфликта

Большое значение для развития кризиса имеет и внешний фактор. Практически все мировое сообщество выразило озабоченность или осуждение в связи с военным переворотом. Например, администрация Дж. Байдена объявила о приостановке американской помощи Судану после военного переворота и призвала к «немедленному» восстановлению правительства во главе с гражданскими лицами. Официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил журналистам в понедельник, что Вашингтон оценит «все отношения» с Хартумом, если страна не вернется на «переходный путь» к демократии.

Часть государств, в частности Россия, более осторожны в своих заявлениях. Согласно официальному заявлению МИД РФ, «развитие событий в Судане стало свидетельством острого системного кризиса, охватившего все области политической и экономической жизни страны». В заявлении также делается упор на том, что «масштабное иностранное вмешательство во внутренние дела Республики на практике привело к потере гражданами Судана доверия к переходным властям», а также подчеркивается приоритетная роль суданцев в разрешении внутренних проблем страны.

Реакция арабских государств в целом связана с призывом к конфликтующим политическим силам снизить напряженность и не допустить эскалации. Информационное агентство «Arab News» публикует заявления внешнеполитических ведомств Иордании, Бахрейна, ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта, которые совпадают в своей риторике и призывают к сохранению всех политических и экономических достижений, а также всего, что направлено на защиту единства всех политических сил в Судане.

Необходимо также добавить, что ряд аналитиков — в первую очередь на Ближнем Востоке — ищут внешний триггер военного переворота. Например, часть экспертов связывают текущие события в Судане с политикой США и Израиля, которые «стремятся разрушить» арабскую идентичность через «Соглашения Авраама». Указывается на то, что сторонники нормализации арабо-израильских отношений в лице руководства суданской армии получили поддержку от Вашингтона и Иерусалима для подавления антиизраильских настроений. Многие концентрируют внимание на возможной заинтересованности Египта в военном перевороте и получении полной поддержки Хартума в насущном для Каира вопросе строительства плотины «Возрождение» в Эфиопии. От себя добавим, что подобные версии будут непременным спутником политического кризиса в Судане, когда будет идти постоянный поиск внешних бенефициаров ситуации.

Значительно влияние суданских событий и на Россию, которая имеет в стране множество интересов политического, экономического и военного характера. Среди основных проектов Москвы можно выделить добычу золота — в сентябре этого года компания «Росгеология» заключила с Суданом контракт на поиск золота. Существуют и перспективы сотрудничества в сфере атомной энергетики. Наконец, наиболее остро для России стоит вопрос строительства российской военно-морской базы в Порт-Судане, решение которого постоянно откладывается из-за политических разногласий внутри Судана.

***

Подводя промежуточный итог событиям, разворачивающимся сейчас в Республике Судан, следует указать на то, что сама политическая культура страны является достаточно традиционной для многих арабских государств, где долгое время весь политический процесс был связан с ролью военной прослойки общества. Статус армии в Алжире, Египте, Ливии позволяет проводить параллели между этими странами и нынешним Суданом. Вместе с тем главное отличие между указанными странами заключается в том, что вооруженные силы Судана, похоже, потеряли поддержку большей части населения, которое стремится к формированию полноценной государственности, где армии отведена строго определенная роль. Таким образом, главный вопрос, оставшийся после военного переворота, — удастся ли суданским генералам осуществить переворот и в сознании гражданского населения и снова вернуть его симпатии. Именно от этого будет зависеть продолжительность политического кризиса и его влияние на региональную и международную повестки.

Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся