Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Георгий Толорая

Д.э.н., профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН , эксперт РСМД

Стоило появиться надеждам на возобновление дипломатического процесса на Корейском полуострове благодаря достигнутым в конце февраля 2012 г. американо-северокорейским договоренностям, неожиданное заявление КНДР о намерении запустить спутник от 16 марта привело к осложнению обстановки, поставило крест на улучшении отношений КНДР с США, так как там считают, что это маскировка испытания межконтинентальной ракеты. Эта тема затмила все другие на Сеульском саммите по ядерной безопасности, несмотря на протесты ряда ведущих стран против ее рассмотрения. Противники КНДР, похоже, уже решили использовать «ракетный повод» для очередного витка кампании по оказанию давления на эту страну. Что делать России, чтобы не допустить резкого обострения ситуации вблизи своих границ?

Стоило появиться надеждам на возобновление дипломатического процесса на Корейском полуострове благодаря достигнутым в конце февраля 2012 г. американо-северокорейским договоренностям, неожиданное заявление КНДР о намерении запустить спутник от 16 марта привело к осложнению обстановки, поставило крест на улучшении отношений КНДР с США, так как там считают, что это маскировка испытания межконтинентальной ракеты.

Эта тема затмила все другие на Сеульском саммите по ядерной безопасности, несмотря на протесты ряда ведущих стран против ее рассмотрения как не имеющей отношения к повестке дня. Руководство РК использовало форум для мобилизации международной поддержки по осуждению КНДР.

Противники КНДР, похоже, уже решили использовать «ракетный повод» для очередного витка кампании по оказанию давления на эту страну. Что делать России, чтобы не допустить резкого обострения ситуации вблизи своих границ?

Телевидение КНДР 16 марта 2012 г. объявило, что запуск исследовательского аппарата «Кванменсон-3» ракетой-носителем «Ынха-3» состоится в период между 12 и 16 апреля с космодрома в уезде Чолсан провинции Пхенан-Пукто и будет посвящен столетнему юбилею Ким Ир Сена. Официальный представитель Корейского комитета космических технологий заявил, что предстоящий запуск спутника отвечает политике правительства по освоению и использованию космоса в мирных целях. КНДР «направила все необходимые сведения» о предстоящем запуске в Международную организацию гражданской авиации, Международную морскую организацию и Международный телекоммуникационный союз, а также пригласила зарубежных экспертов в этой области и журналистов для наблюдения за запуском спутника.

Американо-северокорейский «флирт»

На протяжении долгого времени улучшение отношений с США остается главной целью северокорейской политики. Договоренности, достигнутые начиная с 1990-х годов, срывались по разным причинам, но нельзя однозначно возлагать вину за это только на КНДР. В США так и не принято стратегическое решение о мирном сосуществования с КНДР, до сих пор главной целью остается прекращение «опасной деятельности» Пхеньяна в ожидании «неизбежного падения» режима. Южнокорейская консервативная администрация, пришедшая к власти в 2008 г., с самого начала удерживала администрацию Б. Обамы от активизации политики диалога с КНДР, вынуждая ее придерживаться «стратегического терпения». И лишь со второй половины 2011 г., осознав бесперспективность такого подхода, Вашингтон возобновил дипломатический процесс. В декабре 2011 г., еще до смерти Ким Чен Ира, было достигнуто согласие, закрепленное в Пекине 29 февраля 2012 г. так называемыми «високосными договоренностями». Согласно этим договоренностям, КНДР останавливает ядерные и ракетные испытания и программу обогащения урана, разрешает возвращение инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты, а США возобновляют переговоры о нормализации и оказывают КНДР продовольственную помощь (240 тыс. т). Такие договоренности лежат в русле предложенного Россией еще десятилетие назад курса на «пакетную сделку».

Так почему же КНДР спустя всего шестнадцать дней после этого объявила о запуске спутника, как утверждают в США, РК и Японии, вопреки запрету ООН, что не может не свести к нулю все договоренности, к которым Пхеньян так долго стремился? Озвучиваются разные версии. Одни говорят, что это намеренная макиавеллевская интрига, суть которой в том, чтобы договориться, а затем сразу же создать повод для нагнетания напряженности и перейти к разговору «с позиции силы». Другие утверждают, что причина кроется в несогласованности в новом корейском руководстве – дипломаты, якобы, не знали о намерении военных испытать ракету. У кого-то закрались подозрения, что именно американская сторона спровоцировала такой поворот событий, поскольку в этом случае у нее появлялась возможность не выполнить трудные обязательства, а вину свалить на «непредсказуемый режим».

Соглашение о перемирии остается краеугольным камнем для мира и стабильности на Корейском полуострове.

Попробуем разобраться. Как поняли суть договоренностей с США в КНДР? По заявлению Пхеньяна, стороны «признали, что Соглашение о перемирии остается краеугольным камнем для мира и стабильности на Корейском полуострове, пока не будет заключен мирный договор» (это – давняя цель северокорейцев). Северокорейская сторона подчеркнула, что «США вновь подтвердили свою готовность больше не враждовать с КНДР и улучшить двусторонние отношения в духе уважения суверенитета и равенства», а также «внесли ясность в том, что их санкции против КНДР не направлены на гражданский сектор, в том числе на жизненный уровень населения», и напомнили, что «когда будет перезапущен переговорный процесс, в первую очередь на повестку дня будут поставлены вопросы по отмене санкций против КНДР и поставке легководного реактора». Ни один эксперт не считает, что США готовы к столь радикальному повороту. Речь идет о «недопонимании со стороны КНДР» или о принятии США на себя обязательств, которые нельзя выполнить? К тому же КНДР подчеркнула, что считает себя связанной обязательствами только на период продолжения переговоров. Она обязалась «ввести мораторий на ядерное испытание, запуски ракет большой дальности и деятельность по обогащению урана в Ненбене, а также допустить инспекторов МАГАТЭ для контроля за мораторием программы по обогащению урана».

Главное – согласовали ли США и КНДР вопрос о том, является ли запуск спутника «запуском ракет большой дальности»?

Ракетой по соглашению

На этот раз КНДР выполнила все правила, а траектория полета практически совпадет с той, по которой запускает свои ракеты Южная Корея, к которой вроде бы претензий нет.

В ответ на обнародование северокорейских планов Госдепартамент США, проинформированный заранее, заявил, что запуск спутника нарушит резолюции ООН, запрещающие Пхеньяну совершать пуски баллистических ракет, а также войдет в противоречие с недавним соглашением, а потому ставит под вопрос поставку продовольственной помощи. Б. Обама, находясь в Южной Корее, предупредил Пхеньян, что в случае запуска международная изоляция КНДР усилится. Однако положение американцев незавидное, ведь получается, что именно они проявили инициативу в отказе от конкретных обязательств, тогда как КНДР не оспаривает свои обязательства (например, северокорейцы начали консультации с МАГАТЭ о приезде экспертов).

Между тем в Южной Корее поднялась форменная истерика по поводу предстоящего запуска. Он назван «грубой провокацией», позднее (вслед за Японией) Сеул объявил о намерении сбить ракету, если она отклонится от траектории. Южная Корея стала инициатором формирования «единого антисеверокорейского фронта» на саммите по ядерной безопасности в Сеуле, буквально выкручивая руки главам государств, прибывшим для обсуждения совсем других проблем, для выражения осуждения Севера. Налицо также желание вынести вопрос на обсуждение ООН.

Действительно ли такой запуск является нарушением резолюции Совета Безопасности ООН № 1874 и предшествующих резолюций? Специалисты продолжают спорить о том, является ли запуск спутника использованием «баллистических технологий», если спутник окажется на орбите, тогда как резолюции СБ ООН № 1718 и 1874 говорят только о запрете всех пусков с использованием технологии баллистических ракет. К тому же КНДР никогда не признавала правомерность этих решений. По мнению многих, СБ ООН не может запретить стране какую-либо деятельность только потому, что речь идет о технологиях двойного назначения, на основании «подозрений». На Западе считают само собой разумеющимся говорить о ракетной программе КНДР через запятую с ядерной, как бы подразумевая, что это звенья одной цепи по созданию ОМУ. Однако юридически это не так. Во время пусков в 1998 и 2009 гг. претензии к КНДР во многом были связаны с отсутствием предупреждения и опасностью для соседних стран. На этот раз КНДР выполнила все правила, а траектория полета практически совпадет с той, по которой запускает свои ракеты (в том числе с российскими носителями) Южная Корея, к которой вроде бы претензий нет. Сами северокорейцы говорят, что спутник будет запущен в соответствии с «законным правом всех государств использовать околоземное пространство в мирных целях», и уточняют, что он нужен для метеорологических целей.

«Космический фейерверк» для КНДР продиктован внутренними причинами, а не желанием создать кризис в отношениях с США и РК.

Нарушила ли КНДР взятые на себя в диалоге с США обязательства и поступила ли вероломно? Северокорейцы сооружали новый пусковой комплекс в течение одиннадцати лет, и об этом было хорошо известно не только в разведсообществе, но и в академических кругах. Источники в американской столице признают, что об этих планах КНДР американцам стало известно еще до смерти Ким Чен Ира. Может ли его сын нарушить заветы отца? Американцы говорят, что в ходе официальных переговоров довели до сведения северокорейцев, что будут считать запуск нарушением договоренностей. Но те такого понимания не подтвердили, более того, прямо заявили, что если американцы это имели в виду, то такие договоренности им не нужны. По заявлению северокорейцев, запуск спутника «никак не связан с договоренностями, достигнутыми с США».

Видимо, мы имеем дело с дипломатическим казусом. Обе стороны очень хотели договориться и отрапортовать об этом, в том числе по внутриполитическим соображениям. У Обамы на носу избирательная кампания. Ким Чен Ыну важен прорыв в отношениях с США накануне «официализации» своего положения, приуроченной к 100-летию Ким Ир Сена. И не менее важен для укрепления его положения «прорыв в космос» – какой еще «подарок к празднику» он может сделать своему нищему народу? Так что «космический фейерверк» для КНДР продиктован внутренними причинами, а не желанием создать кризис в отношениях с США и РК. Похоже, северокорейцы просто недооценили размах негативных последствий, которые вызовет запуск, считая, что отсутствие внятной и резкой реакции американских переговорщиков на их намеки свидетельствует о будущей сдержанности США, также заинтересованных в успехе диалога. Американцы же (не имеющие, скажем, опыта бывших советских людей в том, что касается «мероприятий к круглым датам»), наверное, просто не поняли, что запуск произойдет не в принципе и не в отдаленном будущем, а уже в апреле.

Северокорейцы пока явно не хотят полностью «сжигать мосты» в отношениях с американцами, хотя одновременно не упускают возможности для подрыва позиций южнокорейских властей в преддверии выборов с целью добиться смены консервативного режима в Сеуле.

В пользу этой версии свидетельствует тот факт, что Пхеньян обвинил не американцев, а «южнокорейских марионеток» в нагнетании напряженности вокруг запуска с целью «сорвать дальнейшие консультации между Пхеньяном и Вашингтоном», так как Сеулу «по политическим причинам невыгодно сближение между США и КНДР». Несмотря на довольно негативные высказывания Обамы в адрес КНДР в ходе посещения РК (в Демилитаризованную зону, по итогам переговоров с Ли Мен Баком, публичного выступления в университете Хангук), Пхеньян лишь призвал президента США отказаться от «установки на конфронтацию». Северокорейцы пока явно не хотят полностью «сжигать мосты» в отношениях с американцами, хотя одновременно не упускают возможности для подрыва позиций южнокорейских властей в преддверии парламентских довыборов в апреле 2012 г. и президентских выборов в декабре с целью добиться смены консервативного режима в Сеуле.

Что делать России?

Позиция России интерпретируется в мире по-разному. На Западе делают упор на «жесткую риторику» Москвы, выразившей «серьезную озабоченность» планами Пхеньяна. Привлекается внимание к словам президента Д. Медведева, что Пхеньяну выражен «решительный протест» против планов запуска. Выделяется заявление МИД России о том, что «резолюция Совета Безопасности ООН 1874 требует от Пхеньяна отказаться от всех пусков с использованием технологии баллистических ракет, независимо от того, идет ли речь о ракетах военного назначения или гражданских ракетах-носителях». После встречи с российским президентом в Сеуле Обама заявил, что Россия и США намерены «направить Северной Корее сигнал» о необходимости предотвратить запуск баллистической ракеты. Южнокорейские сообщения о встрече Д. Медведева с президентом РК Ли Мен Баком также делают упор на то, что Россия присоединилась к 50 государствам в этом подходе. Настойчиво продвигается мнение, что Россия находится в лагере критиков КНДР и полностью поддерживает позицию РК и США.

Приверженность политико-дипломатическому урегулированию является «единственным реальным путем оздоровления обстановки на Корейском полуострове и постепенной отмены санкционных ограничений.

Однако вряд ли все так однозначно. Напомним, что в заявлении МИДа говорится, что Россия «никогда не отрицала суверенного права КНДР на мирное освоение космического пространства», хотя Москва и призвала Пхеньян «не противопоставлять себя международному сообществу, воздержаться от действий, обостряющих обстановку в регионе и создающих дополнительные осложнения для перезапуска шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова». Подчеркнута приверженность политико-дипломатическому урегулированию, что является «единственным реальным путем оздоровления обстановки на Корейском полуострове и постепенной отмены санкционных ограничений, введенных в отношении КНДР Советом Безопасности ООН, включая право на мирные ракетные пуски».

Надо быть реалистом. Призывы к КНДР отказаться от своих планов бесполезны, значит, надо искать конструктивный выход. Сейчас существуют два варианта развития ситуации.

Первый вариант – вновь прибегнуть к давлению, санкциям и изоляции под предлогом того, что это заставит Пхеньян «передумать». На деле же это направлено на ослабление режима, и именно так будет воспринято на Севере. Как показал опыт 2009–2010 гг., это игра с огнем. Пхеньян почувствует себя вправе принять ответные меры, в том числе провести очередное ядерное испытание, возможно, теперь уже на основе уранового боеприпаса. Это приведет к очередному витку напряженности, международной истерике и уже окончательно похоронит надежды на возобновление переговоров и скорую денуклеаризацию. Не исключено и обострение военной ситуации в межкорейских отношениях.

Другой вариант – постараться «спустить дело на тормозах». Безусловно, поведение Пхеньяна надо осудить, но, похоже, там и сами понимают, что погорячились, поэтому если такая критика не окажется оскорбительной и будет конструктивной, ответных мер можно избежать. Не будет повода и для ядерного испытания и других «мер самозащиты». Нужно дать новому руководителю шанс. Для этого надо прекратить обсуждение в обвинительном ключе проблемы спутника на международных форумах, воздержаться от попыток вынести какие-то решения в рамках СБ ООН (в крайнем случае, можно, скажем, поспорить о модальностях применения резолюций ООН, правах КНДР на космическую программу).

Россия может проявить мудрость и непредвзятость, чтобы продвинуть именно такую, не слишком популярную на Западе позицию (наверное, нас поддержит Китай), исходя из принципиальной установки на политико-дипломатическое урегулирование существующих в регионе проблем.

А в дальнейшем можно было бы поискать конструктивный нестандартный выход. В свое время Северной Корее предлагалось отказаться от ракетной программы в обмен на запуски ее космических аппаратов иностранными носителями. Эта идея может стать отправной точкой для обсуждения того, что делать с северокорейской космической программой (что бы мы ни думали об ее актуальности для пребывающей в глубоком кризисе страны). Коль скоро северокорейцы приглашают иностранных специалистов и корреспондентов на пуск – надо этим шансом воспользоваться, чтобы начать диалог по этой программе, добиться ее большей транспарентности и мониторинга. Может быть, предложить корейцам использовать созданные ими мощности по запуску космических объектов на коммерческой основе? Например, создать соответствующий международный консорциум с участием стран «шестерки» (в числе которых ведущие космические державы). Инвестиции в такой проект – не совсем благотворительность, возможна отдача. А начать переговоры по этой теме можно было бы на отдельном треке – в специальной рабочей группе в рамках шестисторонних переговоров. Тем больше смысла в их возобновлении.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся