Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

Промахи уходящей американской администрации в области информационной политики и защиты киберпространства высветили проблемы, которые нуждаются в свежих и нестандартных решениях, в тесном сотрудничестве государства и частного сектора. Хотя в президентской гонке 2016 г. проблемы кибербезопасности и не относятся к числу приоритетных, пункты президентских программ кандидатов, касающиеся кибербезопасности в США, пионере в области информационных технологий, явно заслуживают внимания.

2016 год станет одним из самых жарких в политической жизни США за последние несколько лет. Анализируя программы и кампании претендентов на главный пост в одной из наиболее влиятельных стран мира, наблюдатели и эксперты обращают львиную долю внимания на политические и экономические аспекты предвыборного меню. И на это у них есть все основания. Вместе с тем проблемы кибербезопасности продолжают оставаться в тени экспертного обсуждения. Преувеличивать важность данного аспекта не стоит. Однако с ускорением процесса вовлечения вопросов информационного пространства и Интернета в геополитический контекст взаимодействия государств пункты президентских программ кандидатов, касающиеся кибербезопасности в США, пионере в области информационных технологий, явно заслуживают внимания.

За время пребывания у власти Барак Обама и партия демократов зарекомендовали себя в качестве поборников усиления мер кибербезопасности, тесного сотрудничества государственного и частного секторов в рамках развития инновационных технологий, мощнейшей милитаризации вопросов киберповестки. В своем выступлении в мае 2009 г. Б. Обама заявил, что одна из сверхновых задач его администрации — придание приоритетного характера вопросам кибербезопасности. Однако по итогам его президентства уже сейчас можно констатировать следующее. Защита информационного пространства, создание кодекса поведения и снижение уровня шпионажа стали отличительными чертами политической жизни США последних восьми лет — но не с точки зрения прорывных решений и достижения международной договоренности о правилах поведения государств и негосударственных акторов. Скорее, наоборот, при Б. Обаме произошли такие громкие и эпохальные события, как относительно успешный запуск вредоносного червя Stuxnet в 2010 г. [1], скандальное дело Эдварда Сноудена, показавшего масштаб слежки американских спецслужб, резкое ухудшение отношений с Китаем из-за многочисленных прецедентов взаимного промышленного шпионажа. До сих пор не определены меры противодействия пропагандистским усилиям сторонников «Исламского государства» в сети. Такие грандиозные провалы в области информационной политики и защиты киберпространства поставили вопрос о необходимости перевода кибербезопасности в независимый пласт американской внутренней и внешней политики. Отношения с другими странами, особенно с Россией и Китаем, в области решения киберзадач приобрели характер геополитического противоборства в духе классиков XX века. В меньшей степени это характерно для отношений США и стран Евросоюза, прежде всего Германии и Франции. Очевидно, что политическое наследие Б. Обамы неоднозначно, но нельзя утверждать, что оно полностью негативно.

Проблемы кибербезопасности продолжают оставаться в тени экспертного обсуждения.

Промахи уходящей американской администрации высветили проблемы, которые нуждаются в свежих и нестандартных решениях, в тесном сотрудничестве государства и частного сектора. При грамотном подходе будущая администрация Белого дома может показать другим лидерам мирового сообщества хороший пример.

Хотя в президентской гонке 2016 г. проблемы кибербезопасности не относятся к числу приоритетных, все же стоит рассмотреть предложения претендентов на пост президента в этой области.

Хиллари Клинтон

Под руководством Хиллари Клинтон, одного из потенциальных кандидатов на пост президента от Демократической партии в 2016 г., Госдепартамент пережил худшие времена за свою историю с точки зрения количества кибератак и взломов, осуществленных китайскими и российскими хакерами. Несмотря на это, в предвыборных выступлениях и теледебатах Х. Клинтон не делает особый акцент на вопросах кибербезопасности и, в отличие от некоторых других кандидатов, не выделяет их в отдельный раздел своей программы. Даже на официальном сайте Хиллари эти вопросы не выведены в отдельный кластер, а лишь увязаны с темами американо-китайских отношений, необходимости повышения уровня защиты объектов критической инфраструктуры и уменьшения числа хакерских атак. Будущее отношений Соединенных Штатов и Китая она увязывает с их оздоровлением в информационном пространстве. Еще в июле 2015 г. Х. Клинтон резко осудила китайский шпионаж в отношении американских компаний, а также крупнейший взлом базы данных Управления кадровой службы США (Office of Personnel Management, ОРМ).

Защита информационного пространства, создание кодекса поведения и снижение уровня шпионажа стали отличительными чертами политической жизни США последних восьми лет.

В духе администрации Б. Обамы (по итогам многочисленных провальных попыток завоевать доверие крупнейших компаний Кремниевой долины) Х. Клинтон призывает к более тесному сотрудничеству государства и частного сектора в киберсфере. К тому же сегодня все чаще и громче звучат ее призывы более тщательно регулировать контент в связи с усилением угрозы со стороны исламских экстремистов, в частности «Исламского государства». В совместном противодействии этой угрозе она видит один из способов сближения Вашингтона и Кремниевой долины.

В целом же сайт Х. Клинтон отражает характер самого кандидата — платформа выполнена в очень умеренных красно-синих тонах. Сайт ежедневно обновляется, пополняясь различными историями из жизни рядовых американцев-сторонников избрания Х. Клинтон, а также отчетами о новых этапах кампании и передвижении кандидата по штатам. Значительным достоинством сайта Х. Клинтон можно считать список основных пунктов программы — все представлено предельно кратко и четко. Как и ее соперники, Х. Клинтон уделяет большое внимание испаноязычному населению США, поэтому у ее сайта есть испаноязычная версия, а многие посты в социальных сетях фигурируют на двух языках. В начале своей кампании Х. Клинтон отличалась тем, что крайне сдержанно подходила к использованию различных социальных сетей для продвижения своей кандидатуры в отличие от, например, Джеба Буша и Марко Рубио. Даже объявление о том, что она будет участвовать в гонке, сопровождалось коротким, но емким видео роликом на YouTube, освещающим основные пункты повестки кандидата, где основной акцент сделан на благополучие американских семей, и запуском ее сайта. Сейчас же программа Х. Клинтон представлена на всех самых популярных социальных платформах (страница кампании на Facebook получила более 2 млн лайков и показывает устойчивый рост в 3% за февраль 2016 г.; в Twitter показатели значительно выше — более 5 млн читателей). Примечательно, что в своем Twitter аккаунте Х. Клинтон достаточно часто сама размещает записи, помеченные буквой «H». Медиа продвижением кампании занимается известный в американском политическом истеблишменте политический консультант Джим Марголис, ранее занимавший пост старшего советника Барака Обамы в обеих предвыборных кампаниях. Пренебрежение Интернетом и социальными сетями в настоящее время — недопустимая роскошь для политика, не говоря уже о кандидатах на пост президента США, когда до решающего вторника осталось меньше года. Х. Клинтон это отлично понимает и использует немалые ресурсы партии демократов и Барака Обамы, чтобы максимально четко и профессионально представлять себя онлайн.

Берни Сандерс

Другой потенциальный кандидат от демократов — сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс. К проблемам кибербезопасности он подходит более вдумчиво, чем его соперница по партии Х. Клинтон. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что этим проблемам посвящен отдельный раздел официального сайта кампании сенатора. Не предлагая детально проработанных ответов на острые вопросы, Б. Сандерс акцентирует внимание на экономических потерях от кибератак и хакерских взломов критической инфраструктуры. При этом он опирается на основополагающие документы, принятые в этой области при администрации Б. Обамы, что может говорить о его намерении в случае победы на выборах продолжить линию нынешнего президента с поправкой на исправление допущенных ошибок. Очевидно, что Б. Сандерс разделяет оборонительный подход Б. Обамы последних двух лет, обусловленный шокирующим числом кибератак, которые были совершены в отношении американских компаний и объектов государственной значимости, таких, например, как взлом базы данных OPM.

Х. Клинтон не делает особый акцент на вопросах кибербезопасности.

В своей кампании Б. Сандерс поднимает весьма болезненный вопрос: что важнее — безопасность или личное пространство граждан? Хотя он ссылается на гарантированное конституцией фундаментальное право граждан на неприкосновенность личного пространства, очевидно, что американцам придется и дальше жертвовать неприкосновенностью своего личного пространства ради личной и национальной безопасности. Другой вопрос: если Б. Сандерс займет Овальный кабинет, найдет ли он приемлемый баланс между защитой национальных границ и граждан и уважением их личной свободы? Понятно, что не только Б. Сандерсу придется решать этот вопрос.

Сайт сенатора по сравнению с другими выглядит более информационно насыщенным, поскольку в отличие от Х. Клинтон и Д. Трампа Сенатору нужно представить себя американскому избирателю, который мало наслышан о политических достижениях этого кандидата. Помимо подробного изложения позиций сенатора по основным пунктам предвыборной повестки, на сайте определенно сделан серьезный акцент на сбор пожертвований, поскольку кандидат располагает достаточно скромным финансированием для своей кампании и отказывается от пожертвований крупного бизнеса. Кампания сенатора представлена в самом широком спектре социальных сетей, где он показывает умеренные цифры (Facebook — чуть более трех миллионов лайков с настоящим ростом в 7%, Twitter — чуть более одного миллиона читателей постов, размещаемых членами его команды). Сайт кандидата обновляется ежедневно, а среди различных закладок фигурирует обзор американской прессы в поддержку сенатора.

* * *

Говоря о позициях потенциальных кандидатов на пост президента США от Республиканской партии, стоит подробнее остановиться на четырех именах: Джеб Буш, уже выбывший из гонки, Тед Круз, Марко Рубио и Дональд Трамп.

Джеб Буш

В период своего пребывания у власти Джордж Буш-младший, покинувший президентский пост в 2008 г., практически не поднимал проблему кибербезопасности. Между тем его брат Джеб Буш, в прошлом губернатор штата Флорида, уже выбывший из гонки, выделялся на фоне остальных участников предвыборной гонки 2016 г. тем, что увязывает вопросы кибербезопасности непосредственно с национальной безопасностью и детально рассматривает этот аспект внутренней и внешней политики Соединенных Штатов. Еще в июне 2015 г. Джеб в программном заявлении высказался за превращение кибербезопасности в один из приоритетов новой администрации США, а уже в сентябре первым из кандидатов обнародовал свои предложения в этой области.

Б. Сандерс разделяет оборонительный подход Б. Обамы последних двух лет.

Как и другие кандидаты, Джеб исходит из ущерба, который кибератаки и хакерство наносят экономике, и необходимости сближения государственного и частного секторов посредством обмена информацией и накопленным опытом. Особое внимание он уделяет разработке и принятию законов, призванных гарантировать правосудие и наказание правонарушителей в киберпространстве. Кандидат также предлагает сделать работу федерального правительства и уполномоченных ведомств более прозрачной и понятной для американских граждан. В противном случае кибербезопасность, по мнению Джеба, так и останется за гранью понимания и восприятия обычного интернет-пользователя. При этом он выступает не только за разработку соответствующих национальных законов, но и за тесное международное сотрудничество в области киберзаконодательства и создания механизма правосудия по хакерским делам. Интересным представляется предложение Дж. Буша приглашать иммигрантов на обучение специальностям, связанным с информационной безопасностью, а затем оставлять их на работу в США, закрывая тем самым потребность страны в специалистах по кибербезопасности.

Особое внимание он уделяет разработке и принятию законов, призванных гарантировать правосудие и наказание правонарушителей в киберпространстве.

Следует отметить, что в адрес Соединенных Штатов нередко звучат обвинения в установлении монопольного контроля над Интернетом посредством присвоения доменных имен. В связи с этим Джеб предлагает американским союзникам более детально обсудить вопрос передачи полномочий Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, ICANN) и Администрации адресного пространства Интернета (Internet Assigned Numbers Authority, IANA), спор вокруг которых не утихает уже несколько лет. Вопрос о передаче функций ICANN другому органу должен был быть решен еще в сентябре 2015 г., однако его рассмотрение вновь было отложено. Можно предположить, что решение оставить полномочия по распределению доменных имен в ведении Министерства торговли США не сыграет на руку новому американскому президенту, а лишь вызовет шквал критики со стороны других государств.

Джеб Буш увязывает вопросы кибербезопасности непосредственно с национальной безопасностью.

Многие уже успели обвинить Джеба в том, что его программа в области кибербезопасности продиктована действиями Б. Обамы последних лет. Однако он явно уделяет особое внимание данной сфере. Резонно предположить, что республиканцы воспользуются предложениями Дж. Буша в случае победы их кандидата в ноябре 2016 г.

Тед Круз

Еще один яркий участник нынешней президентской гонки — республиканец Тед Круз, сенатор от штата Техас.

У Т. Круза нет четких предложений по вопросам регулирования Интернета и кибербезопасности, а те одиозные заявления, с которыми он уже выступил в ходе кампании, свидетельствуют об ограниченности его познаний в этой области. Можно ли считать это главным просчетом кандидата в президентской гонке, сказать сложно.

Резонно предположить, что республиканцы воспользуются предложениями Дж. Буша в случае победы их кандидата в ноябре 2016 г.

Следует также отметить резко негативные высказывания сенатора по поводу такого достаточно спорного, но фундаментального принципа работы всемирной сети, как «интернет-нейтральность» [2]. Они явно идут вразрез с заявлениями Б. Обамы и выдвиженцев от Демократической партии. При этом Т. Круз пытается обосновать свою позицию желанием поддержать стартапы, которым трудно пробиться через засилье сайтов и поставщиков услуг и товаров в Интернете. Однако желание помогать начинающим вряд ли может служить веским основанием для отказа от принципа нейтральности сети. Видимо, кандидату придется более тщательно продумать свою позицию по кибербезопасности и регулированию Интернета, если он собирается продолжить гонку осенью 2016 г.

Как и другие кандидаты, кроме Х. Клинтон и Д. Трампа, Т. Крузу пришлось достаточно серьезно поработать над своей онлайн кампанией. Сайт кандидата направлен на сбор пожертвований, на нем представлена подробная биография Сенатора. Его сайт напоминает по формату платформу М. Рубио, с высокой долей информации о Сенаторе и карточным способом представления повестки. Facebook показывает скромные цифры популярности кандидата — два миллиона лайков страницы, а Twitter — чуть меньше миллиона читателей.

Марко Рубио

Другой республиканский кандидат — Марко Рубио, сенатор от штата Флорида. Его программа чуть более развернута и детализирована по сравнению с программой Т. Круза.

М. Рубио также призывает отказаться от принципа «интернет-нейтральности», сделать всемирную сеть свободной от надзора и дополнительного налогового бремени. Налаженную работу Интернета он увязывает со здоровым состоянием американской экономики, особенно торговли. Кандидат выступает за усиление кибербезопасности как одного из компонентов защиты критической инфраструктуры от хакерских взломов. Как и другие участники президентской гонки, М. Рубио открыто называет атаки хакеров из Китая, России и Ирана угрозой национальной безопасности Америки и считает, что они серьезно осложняют нормализацию отношений с этими государствами.

Он выступает за тесное международное сотрудничество в области киберзаконодательства и создания механизма правосудия по хакерским делам.

Одно из смелых заявлений сенатора — открытое признание необходимости продления срока действия статьи 215 Патриотического акта. Данная статья позволяла спецслужбам прослушивать переговоры граждан, перлюстрировать их электронную переписку и осуществлять другие виды слежки без санкции суда с целью предотвращения терактов на территории США. Сложно критически относиться к решению М. Рубио публично выступить за продление срока действия этой статьи, поскольку очевидно, что для успешной борьбы с терроризмом правительство любой страны не может отказаться от слежения за гражданами, чье поведение представляется сомнительным. Как и другие участники президентской гонки, Сенатор Рубио открыто называет хакерские атаки со стороны Китая, России и Ирана угрозой национальной безопасности США. Это одна из компонент, осложняющих дальнейшую нормализацию отношений США и вышеперечисленными странами.

Сайт предвыборной кампании М. Рубио выполнен в нестандартных для кандидатов цветах — помимо традиционной красно-синей палитры присутствует и зеленый. Как и подавляющего большинства кандидатов этой гонки, М. Рубио сделал акцент на пожертвованиях — графа размещена сразу на главной странице, а механизм перечисления суммы крайне прост и понятен. Ежедневная обновляемость, высокая информационная насыщенность сайта, подробная биография и происхождение единственного кандидата с кубинскими корнями указывает на то, что, как и Б. Сандерс, М. Рубио приложил усилия, чтобы грамотно представить себя американскому избирателю. Страница повестки кандидата визуально выполнена в формате «карточек», что явно упрощает восприятие. По показателям в социальных сетях М. Рубио находится на самых скромных позициях — чуть более одного миллиона лайков в Facebook и такая же цифра в Twitter, который Сенатор ведет самостоятельно. У его команды существует отдельный Twitter аккаунт.

Дональд Трамп

Пожалуй, самый одиозный и нестандартный борец за кресло в Овальном кабинете — Дональд Трамп. Благодаря своей харизме и чересчур откровенным заявлениям, этому кандидату, в прошлом одному из самых успешных американских бизнесменов, не имеющему достаточного политического опыта, удается завоевывать сердца рядовых американцев в ходе праймериз. Однако его победа в ноябре 2016 г. кажется абсурдной, хотя делать прогнозы сейчас достаточно рискованно.

Д. Трамп пока не предложил избирателям четкой программы в области кибербезопасности, но сделал ряд туманных заявлений. Суть их сводится к тому, что Интернет нужно «закрыть», чтобы успешно бороться с экстремистской угрозой и предотвратить пополнение рядов «Исламского государства» и других подобных группировок. Эта позиция сближает кандидата от Республиканской партии с кандидатом от демократов Х. Клинтон и подвергается острой критике со стороны политических обозревателей и оппонентов. Вместе с тем нельзя утверждать, что заявления Д. Трампа и Х. Клинтон, касающиеся неизбежного вынужденного ограничения свободы обмена информацией во всемирной сети, полностью лишены смысла.

У Т. Круза нет четких предложений по вопросам регулирования Интернета и кибербезопасности, а одиозные заявления свидетельствуют об ограниченности его познаний в этой области.

С нарастанием террористической угрозы многие начинают задумываться о действенных инструментах виртуального противостояния экстремистам и защиты молодежи от их влияния. И пока ничего лучше, чем ограничить свободу пользователей в виртуальном пространстве, не придумано. Но как это сделать эффективно, с наименьшими потерями? Это вопрос крайне сложный, требующий деликатного подхода и кропотливого труда со стороны власть предержащих.

Главное преимущество Д. Трампа перед его соперниками — значительное личное финансовое состояние кандидата, что позволяет ему редко встречающуюся роскошь в предвыборных гонках США — возможность не делать акцент на пожертвованиях и финансировании кампании, что ярко отражает сайт кандидата. Безусловно, опция «пожертвовать» фигурирует на сайте Д.Трампа, но она не занимает такое же центральное место на онлайн платформе, как у других кандидатов. Д. Трамп не скрывает своего отношения к иммигрантам, не продублировав свой сайт на испанский язык. Также список основных пунктов его повестки намного уже, чем у других кандидатов. На сайте встречаются достаточно оскорбительные и обвинительные посты и видеоролики в адрес других кандидатов. Как и у всех остальных кандидатов, кампания Д. Трампа представлена во всех социальных сетях, где он также размещает вызывающие и противоречивые заявления, как и делает это с трибуны. И все же его результаты в Facebook внушительны — страница получила более шести миллионов лайков и показывает рост в 3% с начала марта 2016 г. Такие же показатели фигурируют и в его аккаунте в Twitter. Однако в отличие от Х. Клинтон в случае Д. Трампа сложно сказать, размещает ли он посты самостоятельно или это делают члены его команды, которую возглавляет Кори Левандовски — нестандартная личность, имеющая лишь косвенное отношение к политике, но органично вписывающаяся в концепт Дональда Трампа.

Д. Трамп пока не предложил избирателям четкой программы в области кибербезопасности, но сделал ряд туманных заявлений.

Еще одного кандидата от республиканской партии Джона Касиша стоит упомянуть лишь в контексте продолжения линии на укрепление кибербезопасности и критической инфраструктуры США, поскольку в качестве кандидата он показывает крайне незначительные успехи (его аккаунты в социальных сетях свидетельствуют об этом).

* * *

В целом, несмотря на то, что одни кандидаты в президенты США уделяют защите и регулированию Интернета, кибербезопасности и международному сотрудничеству в этих областях чуть больше внимания, другие — чуть меньше, нет оснований утверждать, что вопросы виртуального пространства заняли центральное место в президентской кампании 2016 г. В поле зрения кандидатов попадают, как правило, более насущные и выигрышные — с точки зрения получения большего количества очков и приближения к заветному креслу — вопросы внутренней и международной повестки.

Нет оснований утверждать, что вопросы виртуального пространства заняли центральное место в президентской кампании 2016 г.

Вместе с тем очевидно, что будущая администрация Белого дома, какой бы она ни была, неизбежно столкнется с защитой и регулированием киберпространства как с проблемой, требующей продуманной и эффективной политики. При наличии у будущего американского президента политической воли и мудрости кибербезопасность вполне может стать одним из объединяющих США, Россию и Китай вопросов международного взаимодействия, улучшения экономического макроклимата и, что самое главное, важным пунктом в борьбе с распространением виртуального экстремизма.

В условиях падения мировых цен на нефть и необходимости поиска новых источников экономического роста Интернет и виртуальная индустрия в ближайшие 10–15 лет могут превратиться в мощный и даже основной двигатель международной торговли и инновационного прогресса. Политикам не стоит этим пренебрегать хотя бы из соображений стратегического расчета.

1. Вредоносный компьютерный червь Stuxnet был разработан в 2010 г. совместно американскими и израильскими секретными службами и направлен против критической инфраструктуры, задействованной на ядерных станциях Ирана. США до сих пор официально не признают свою причастность к его созданию.

2. Интернет-нейтральность (англ. «Net Neutrality») — принцип работы всемирной сети Интернет, предусматривающий одинаковое отношение к провайдерам и сайтам с легальной информацией, запрещающий отдавать предпочтение одним видам сетевого трафика по сравнению с другими.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся