Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Вениамин Попов

Чрезвычайный и Полномочный посол России, к.и.н., аналитик Института международных исследований и Центра ближневосточных исследований МГИМО МИД России, член РСМД

Мы являемся свидетелями того, как быстро складывается новая геополитическая картина современного мира. Инновации меняют насыщенную повседневную жизнь со всё возрастающей скоростью.

Поток информации становится столь стремительным, что волна сообщений о каком-то событии быстро смывает другую волну.

В этом «информационном круговороте» порой бывает трудно выделить основную тенденцию: большинство, говоря другими словами, следит за секундной и минутной стрелками и упускает из виду часовую стрелку истории. Взаимосвязанность событий становится все более тесной.

За последние два века идея «Запада» стала цивилизационной категорией, чтобы отделить центры капиталистической современности от его колониальной периферии, которая стала рассматриваться как «остальные». Формирование исламской, китайской, индийской и других цивилизаций было восточным проектом, чтобы подтвердить центральное значение «западной цивилизации» как идеологического краеугольного камня евроцентричного миропорядка.

По сути дела, на первый план в международных делах выходит цивилизационный аспект, и здесь вероятно уместно вспомнить о теории «столкновения» цивилизаций американского ученого Самюэля Хантингтона.

Основой сегодняшних фундаментальных сдвигов в геополитической картине мира является ряд экономических причин.

Стремление к неумеренным новым доходам оборачивается многими негативными последствиями, среди которых можно отметить рост недоверия к мировым элитам, а также более массовые выступления трудящихся в борьбе за свои права. Люди все активнее протестуют: в Чили массовые демонстрации были вызваны повышением цен на проезд в метро, во Франции — ростом цен на топливо, в Ливане — налогом на WhatsApp.

«Настало время, — пишет журналистка Дженни Рикс, — выставить счет миллиардерам за весь хаос и разрушения, которые вызваны их вечными поисками бесконечного богатства».

Через 5–6 лет наибольшие риски для российской (евразийской) цивилизации будут исходить, во-первых, от Запада, прежде всего США (имеется в виду, в первую очередь, возможность ядерной войны и более жесткая конкуренция в области торговли), во-вторых, от Китая, прежде всего, в силу незаселенности нашего Дальнего Востока и существования на другой стороне границы сотен миллионов китайских граждан.

Учитывая нынешние тенденции, вероятно, с течением времени нам необходимо будет больше фокусироваться на отношениях с Индией и исламским миром. Эти акторы объективно являются нашими самыми близкими партнерами в поддержании такого соотношения сил на мировой арене, которое отвечало бы задачам ускоренного развития России. Важно иметь в виду, что темпы развития в целом ряде регионов земного шара по многим причинам замедлятся.

Мы являемся свидетелями того, как быстро складывается новая геополитическая картина современного мира. Инновации меняют насыщенную повседневную жизнь со всё возрастающей скоростью.

Поток информации становится столь стремительным, что волна сообщений о каком-то событии быстро смывает другую волну.

В этом «информационном круговороте» порой бывает трудно выделить основную тенденцию: большинство, говоря другими словами, следит за секундной и минутной стрелками и упускает из виду часовую стрелку истории. Взаимосвязанность событий становится все более тесной.

За последние два века идея «Запада» стала цивилизационной категорией, чтобы отделить центры капиталистической современности от его колониальной периферии, которая стала рассматриваться как «остальные». Формирование исламской, китайской, индийской и других цивилизаций было восточным проектом, чтобы подтвердить центральное значение «западной цивилизации» как идеологического краеугольного камня евроцентричного миропорядка [1].

По сути дела, на первый план в международных делах выходит цивилизационный аспект, и здесь вероятно уместно вспомнить о теории «столкновения» цивилизаций американского ученого Самюэля Хантингтона [2].

Основой сегодняшних фундаментальных сдвигов в геополитической картине мира является ряд экономических причин.

Распад Советского Союза почти 30 лет назад коренным образом изменил соотношение сил. Если раньше богатеи Запада вынуждены были оглядываться на опыт решения социальных вопросов в СССР, а сам Советский Союз являлся своего рода антиподом Запада, то затем положение коренным образом изменилось. Богатеи в развитых капиталистических государствах пустились «во все тяжкие», в результате разрыв между состоятельными людьми и бедняками увеличился многократно. Таких вопиющих примеров неравенства современная история еще не знала.

Именно эта безудержная гонка за богатством ослабила внимание к глобальным проблемам и вызовам, в результате чего мировое сообщество, несмотря на известные достижения, сталкивается с всё новыми отрицательными явлениями, решение которых пока не просматривается.

Это стремление к неумеренным новым доходам оборачивается многими негативными последствиями, среди которых можно отметить рост недоверия к мировым элитам, а также более массовые выступления трудящихся в борьбе за свои права. О серьёзном кризисе Запада свидетельствуют многие факты, в том числе внутриполитические битвы в США, Brexit и т.п.[3]

«Человечество, — заявил В. Путин 05 февраля 2020 г., — вновь оказалось у опасной черты: множатся региональные конфликты, растут угрозы терроризма и экстремизма, разрушается система контроля над вооружениями». В неустойчивом состоянии находится и глобальная экономика.

В обществе массового потребления центральной линией разлома становится борьба не столько за новые ресурсы, сколько за рынки сбыта.

Все это заставляет сделать логичный вывод, что торговые войны будут обостряться, а конфликты за обладание дешевыми ресурсами будут набирать силу [4].

Помимо растущего числа конфликтных ситуаций, основными осями мировой политики остаются две крупнейшие глобальные проблемы:

первая — увеличение разрывы между богатыми и бедными (этот процесс принял галопирующие формы после распада СССР);

вторая — изменение климата в первую очередь по причине плохой экологии.

Именно эти проблемы приведут в ближайшие годы к новым конфликтным ситуациям и протестным движениям, которые подчас могут принимать формы этнических и конфессиональных столкновений.

По свидетельству организации Oxfam, в 2019 году 2153 миллиардера имели больше богатства, чем 4,6 млрд человек. По подсчетам агентства Bloomberg совокупное состояние самых богатых людей в мире удвоилось с 672 млрд (2012 г.) до 1397 млрд (2019 г.) Основатель Microsoft Билл Гейтс и владелец Amazon Джефф Безос имеют по 116 млрд долларов.

По словам исполнительного директора Oxfam А. Бехара, не удивительно, что люди начинают сомневаться, должны ли вообще существовать миллиардеры [5].

От изменения климата прежде всего страдают бедняки. К 2025 году 2,4 млрд человек будут жить в районах, с недостатком пригодной к употреблению воды.

В США Джефф Безос говорит, что не знает, как потратить свое огромное состояние и заявляет о колонизации Луны, а его компания Amazon получила налоговую скидку 129 млн долларов помимо нулевого федерального подоходного налога в 2019 году.

Как отмечал сайт Аль Джазира 23 января 2020 г., чрезвычайная климатическая ситуация показывает проблему неравенства в целом — мы жертвуем жизнями миллионов, в основном самых бедных и живущих в развивающихся странах, чтобы крупные компании, загрязняющие окружающую среду, продолжали грабить нашу планету.

Однако, поскольку Австралия горит, а Индонезия борется с наводнениями, их правительства пытаются защищать индустрию ископаемого топлива [6].

Люди все активнее протестуют: в Чили массовые демонстрации были вызваны повышением цен на проезд в метро, во Франции — ростом цен на топливо, в Ливане — налогом на WhatsApp.

«Настало время, — пишет журналистка Дженни Рикс, — выставить счет миллиардерам за весь хаос и разрушения, которые вызваны их вечными поисками бесконечного богатства».

В современных условиях обостряются религиозные и этнические споры. Все большее значение приобретает цивилизационный фактор, то есть к какой цивилизации относит себя то или иное общество или к какой хочет себя относить. Это далеко не одно и то же. Отсюда проистекает масса коллизий. Яркий тому пример Украина, элита которой стремится стать частью западной цивилизации. Между тем, большинство населения, сознательно или не сознательно чувствуют свое родство с российской и евразийской культурой. Возникает диссонанс, который через определенное время может привести к расколу страны [7].

Мир достаточно быстро становится хрупким, уязвимым и многополярным. В ближайшие несколько лет этот феномен станет понятен каждому.

Все более яркой становится звезда Китая, который из-за принципов своей цивилизации обзаводится привлекательностью для многих развивающихся государств.

Период самоутверждения проходит индийская цивилизация: нынешнее правительство Н. Моди делает особый акцент на создание технологий искусственного интеллекта. Индийцы, как и русские, всегда были сильны в математике и шахматах.

Через несколько лет катаклизмов более уверенно будет заявлять о себе латиноамериканская цивилизация и прежде всего Бразилия.

На этом фоне позиции ЕС будут и дальше слабеть, особенно учитывая определенные возможности дезинтеграции Великобритании и Испании.

Через 5–6 лет наибольшие риски для российской (евразийской) цивилизации будут исходить, во-первых, от Запада, прежде всего США (имеется в виду, в первую очередь, возможность ядерной войны и более жесткая конкуренция в области торговли), во-вторых, от Китая, прежде всего, в силу незаселенности нашего Дальнего Востока и существования на другой стороне границы сотен миллионов китайских граждан.

Немецкое издание «Вельт» 9 декабря 2019 г. отметило, что в 2025 г. Китай обгонит США по показателям ВВП. По прогнозу британского банка HSBC ВВП КНР составит около 26 трлн долларов, а США только — 25,2 трлн долларов. К 2030 году Индия займет 3 место этом рейтинге. В ТОП-10 к указанному сроку будут входить также Россия, Южная Корея, Мексика и Индонезия.

Вероятно, основная масса конфликтных ситуаций в различных районах земного шара фактически будет исходить из проблемы вопиющего неравенства, что сегодня мы наблюдаем в Алжире, Ливии, Судане, ряде африканских стран, Ираке, Иране и других государствах, хотя подчас это прикрывается этническими и религиозными разборками.

В условиях растущей нехватки ресурсов (прежде всего воды) новые схватки вполне вероятны в виде локальных войн (ярким примером чего является эфиопско-судано-египетский спор по поводу вод реки Нил).

Учитывая нынешние тенденции, вероятно, с течением времени нам необходимо будет больше фокусироваться на отношениях с Индией и исламским миром. Эти акторы объективно являются нашими самыми близкими партнерами в поддержании такого соотношения сил на мировой арене, которое отвечало бы задачам ускоренного развития России. Важно иметь в виду, что темпы развития в целом ряде регионов земного шара по многим причинам замедлятся.

Наши отношения с Индией объективно базируются на многих общих ценностях в плане менталитета.

Следует более энергично показывать, что именно наш великий писатель Л. Толстой выдвинул еще в конце XIX в. принцип непротивления злу насилием. Махатма Ганди считал себя в этом плане учеником Л. Толстого. Далеко не случайны черты духовной близости в менталитетах наших цивилизаций (примеров тому немало, в частности жизнь Рериха, и тот факт, что многие молодые россияне стремятся познавать истину в индуистских храмах).

Что касается исламского мира, то здесь близость нашей евразийской и исламской цивилизаций базируется на том факте, что Россия является одновременно страной и христианского и мусульманского миров.

В последние годы ряд предпринятых президентом В. Путиным шагов подчеркнул курс нашей страны на взаимодействие с мусульманскими государствами. В частности, Москва, отказавшись от бесплодных попыток договориться с США о прекращении военного конфликта в Сирии, с 2016 г. упорно выстраивает схему политического урегулирования в Сирии с двумя мусульманскими странами — Турцией и Ираном. И на этом пути достигнут значительный прогресс.

Россия, отправив свои войска в 2015 г. на помощь Сирии и разгромив отряды исламистских экстремистов ИГИЛ [8], по существу спасла исламскую религию от ее похищения террористами: головорезы из Исламского государства намеривались захватить не только Дамаск, но Мекку и Медину.

Вехой налаживания сотрудничества с мусульманскими государствами стала наша договоренность с Саудовской Аравией о ценах на нефть (о сокращении добычи черного золота в целях поддержания цен).

Крупнейшим достижением на пути упрочнения наших связей стал экспорт зерна из России нашим мусульманским партнерам: стало уже привычным, что примерно 75–80% из 40-миллионного экспорта зерна идут в мусульманские страны.

Примечательно, что все основные современные цивилизации по разным причинам настороженно относятся к мусульманам, и только в России их считают коренными гражданами и исходят из того, что исламская культура является составной частью общероссийской.

Имея в виду необходимость стратегического сближения с Индией и с исламским миром важно принимать во внимание демографический фактор.

Через несколько лет Индия станет самой населенной страной мира, обогнав Китай.

Что касается исламского мира, то по прогнозам американских исследователей через 2–3 года количество мусульман в мире превысит число христиан всех деноминаций [9].

В ближайшие несколько лет, учитывая русофобские тенденции на Западе, нам следовало бы обратить более пристальное внимание на выстраивание наших особых отношений с индийской и исламской цивилизациями.


[1] Привычная веберовская концепция государства, как субъекта с монополией на насилие и, которая черпает в этом моральную легитимность, больше не действует. Другими словами, есть нелегетимное государство, пытающееся применять абсолютную власть над своими нациями и народами за рубежом, не зависимо от границ. Ярким примером того является так называемое Исламское государство (террористическая организация, запрещенная на территории РФ): от беспощадных бойцов ИГ до категорического игнорирования американскими военными жертв среди мирного населения под руководством Д. Трампа. Характер насилия радикально изменился. Убийство американцами в Ираке иранского генерала Касема Сулеймани, также как расправа над Джамалем Хашогги в саудовском генконсульстве в Стамбуле показывают, что все больше государств выходят за пределы своих границ, игнорируя суверенитет других стран, поступая как им заблагорассудится.

[2] Французская «Фигаро» 06 ноября 2019 года отметил: «Теория С. Хантингтона оказалась провидческой: вновь обрели силу столкновения культур и наций, западный мир переживает один из величайших кризисов в своей истории».

[3] Примечательно, что в начале февраля 2020 г. газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала большую статью об упадке западной цивилизации.

[4] Показательной конфликтной ситуацией будущего является ссора между Египтом и Эфиопией по поводу распределения вод реки Нил (для Каира это настолько жизненно важный вопрос, что египтяне по свидетельству некоторых журналистов активно содействуют развалу Эфиопии – отделение от страны почти 1/3 – Тиграйской провинции, которая затем может потенциально объединится с Эритреей «Аль-Ахрам Уикли» 16.01.2020 г.)

[5] Упомянутый доклад показывает, что 22 самых богатых мужчины в мире имеют больше богатства, чем все женщины в Африке.

Женщины и девочки относятся к числу тех, кто меньше всего выигрывает от современной экономической системы. Они тратят миллиарды часов на приготовление пищи, уборку и уход за пожилыми людьми. Это соответствует вкладу в мировую экономику в 10,3 триллиона долларов, что в 3 раза превышает объем мировой индустрии высоких технологий.

[6] В последнее время усиливается внимание к проблемам экологии. Все больше говорят об угрозе глобального потепления климата в результате расширения парниковых выбросов и углекислого газа в атмосферу (в 2018 году американские ученые доказали прямую связь глобального потепления климата с ростом количества суицидов).

Отрадно, что все больше людей включается в решение проблем загрязнения мирового океана пластиковыми отходами, ширится движение за сохранение тропических лесов.

Публикуется немало сведений об истощении природных ресурсов. Размещается все больше материалов об увеличении количества землетрясений, появлении новых ураганов и т.п.

Население отдельных районов нашей планеты все чаще сталкивается с новыми эпидемиями. Последним наиболее ярким примером этого явления является коронавирус, появившийся в Китае.

[7] Важность наших действий в отношении Украины хорошо отражено в статье Владимира Черняги «Какой будет внешняя политика России в 2030 году» Россия в глобальной политике 01.12.2020 г.

[8] Группировка запрещена на территории РФ

[9] Нельзя упускать из виду то обстоятельство, что отношения Дели и мусульман всегда были сложными: Индия и мусульманский Пакистан воевали официально трижды в 1947, 1964 и 1971 гг. 28 января 2020 года премьер-министр Нарендра Моди заявил, что Индия может разгромить Пакистан в течение 7–10 дней.

Кроме того, отношения индуистской правящей партии к 200-миллионной мусульманской общине непростое: фактическое присоединение Кашмира в 2019 г. и дискриминация мусульман по новому закону о гражданстве в начале нынешнего года вызвали дополнительную напряженность.


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся