Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

Энергетический сектор Украины необходимо реформировать и сделать его конкурентоспособным. Однако добиться этой цели следует, не усугубляя крупнейшее препятствие Украины на пути к экономическому благополучию — всеобщее обнищание. Шоковая терапия, применяемая украинским правительством — это слишком резкий и поспешный шаг, пусть и в хорошем направлении. Опубликованный в апреле 2016 г. Атлантическим советом доклад Андерса Аслунда «Укрепление энергетического сектора Украины» — своевременная попытка перезапустить дискуссию относительно Украины и тех мер, которые она приняла для оздоровления своего энергетического сектора.

На протяжении всего 2015 г. Украина находилась на переднем плане мировой политики, однако на данный момент наблюдается определенное насыщение событиями в Киеве. Смена правительства А. Яценюка, эпопея с выдачей Н. Савченко на Украину, провокации вдоль линии разграничения на границе с ДНР все еще будоражат общественность на постсоветском пространстве, однако в СМИ западных стран преобладают другие темы, например, президентские выборы в США, урегулирование сирийского вопроса и необходимость ликвидации «Исламского государства». Опубликованный в апреле 2016 г. Атлантическим советом доклад Андерса Аслунда «Укрепление энергетического сектора Украины» — своевременная попытка перезапустить дискуссию относительно Украины и тех мер, которые она приняла для оздоровления своего энергетического сектора.

По мнению А. Аслунда, в 2015 г. украинские власти провели ряд далеко идущих реформ в энергетическом секторе. Автор полагает, что Киев стал более независимым от Кремля, использовавшего в прошлом «энергетическое оружие» для влияния на внутриукраинскую повестку дня и осуществления контроля над политическими лидерами и ведущими деятелями энергетических компаний Украины. Хотя в докладе не приводятся имена и фамилии указанных «прокремлевских трейдеров», следует напомнить, что один из самых успешных трейдеров 1990-хх гг. — Ю. Тимошенко, возглавлявшая в 1995-1996 гг. «Единые энергетические системы Украины». Парадоксальным образом, тогда же экономическим советником Л. Кучмы был именно А. Аслунд.

Деятельностью якобы вредивших украинским экономическим интересам пророссийских трейдеров невозможно объяснить нынешнее положение Украины. Даже после взятия закупок газа под государственный контроль энергетика Украины все еще находится в плачевном состоянии. Ее неконкурентоспособность была усугублена субсидированием цен на протяжении всей современной истории Украины — в 2014 г., как указывает автор, энергосубсидии достигли уровня 10% от ВВП. Примерно аналогичную долю украинского ВВП занимал импорт энергоносителей, в первую очередь газа и нефти. Выработка первичной энергии в период 1990-2010 гг. упала на 47%, и пока что имеется мало предпосылок для возмещения этих потерь.

Среди всех остальных секторов наиболее проблемный — сегмент газа, в прошлом приводивший к регулярным конфликтам между Россией и Украиной. Потребление газа в период 2011-2015 гг. упало на 40%, до 36 млрд м3, продолжая начавшуюся в 2008 г. тенденцию на снижение. Только за 2015 г. потребление газа на Украине упало на 25%, что, по мнению А. Яценюка, доказывает то, что «Киев придерживается своей политики энергетической эффективности». Однако истиная причина падения энергетики Украины заключается во всеобщем ослаблении ее экономики, падение которой только продолжилось в 2015 г.

После 10-процентного падения в 2014 г. индекс промышленной продукции в 2015 г. упал на 13%. Первопричина ослабления украинской промышленности лежит в дестабилизированном политическом положении в стране, однако падение цен на основные экспортные товары Украины — химпродукты, удобрения, сталь и др. — лишь усугубили ситуацию. Таким образом, промышленный спрос на газ упал в 2015 г. на 21%, до 11,2 млрд м3. Безусловно, на падении также сказалось присоединение Крыма к России и все еще неурегулированный военный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины. Однако даже за вычетом «проблемных» регионов Украины, в 2015 г. прирост потребления газа наблюдался лишь в одной области страны, Одесской.

На долю промышленности в период 2000-2015 гг. приходится примерно 75% падения потребления газа на Украине. Снижение имело место и до Майдана благодаря переходу ряда предприятий на уголь и, частично, росту энергоэффективности, однако в течение последних двух лет оно достигло серьезнейших размеров. Потребление газа в бытовой сфере в 2015 г. упало на 25%, в особенности ощутимым падение стало после того, как потребительские тарифы были увеличены в четыре раза. Также, 43,3-процентная инфляция и падение ВВП на 9,9% в 2015 г. способствовали сокращению реальных доходов населения на 22,2%.

И вновь шоковая терапия

Такое развитие событий не соответсвует правилам, по которым газовый рынок Украины действовал до 2014 г. Потребление газа домашних хозяйств, до недавнего времени плативших цену существенно ниже рыночной, покрывалось за счет внутреннего производства. Таким образом, в 2014 г. итоговая цена для домашних хозяйств составляла около 85 долл. за 1000 м3, почти в два раза меньше, чем в России. К тому же, благодаря используемым субсидиям, итоговая цена для пенсионеров была ниже 1 доллара. Будучи подконтрольной государству компанией, Нафтогаз Украины был обязан обслуживать этот сегмент рынка, вследствие чего и появилась хроническая неплатежеспособность компании. Импортированный газ использовался для покрытия нужд промышленности, а также частично региональных компаний по производству и сбыту тепловой энергии. Доведение тарифов на газ до рыночного уровня, с точки зрения рыночного развития, — шаг, безусловно, своевременный, однако на фоне общего падения благосостояния он может привести к тому, что население сведет пользование до предельного минимума или найдет новый способ отклониться от уплаты.

Будущее кредитной программы МВФ стоимостью в 17,5 млрд долл. во многом зависит от успешного проведения энергетической реформы. Доведшая до преддефолтного состояния экономику политическая элита Украины, кое-как сформировав новое правительство, приняла решение установить цены на газ в стране до уровня 6 879 гривен на 1000 м3 (ок. 18 350 руб. по состоянию на конец мая 2016 г.), чтобы разблокировать кредит МВФ. Популистские обещания, что это «будет последнее изменение цены на газ в жизни» населения, лишь подчеркивают тот факт, что консолидация государственных финансов Украины будет происходить в основном непосредственно за счет украинцев. А. Аслунд приветствует «радикальные» и «потрясающие» реформы украинских властей в сфере энергетики. По его мнению, снижение потребления газа во всех сферах украинского общества — «масштабный и крайне желательный» шаг.

Поддержка А. Аслундом вышеупомянутых решений Киева не случайна. В 1991-1994 гг. автор доклада работал в качестве советника президента России Б. Ельцина по вопросам преобразования страны в рыночную экономику. Приверженность шоковым мерам регулирования ситуации на постсоветском пространстве в его трудах выделяется регулярно. По его мнению, «намного важнее, чтобы предприятия (в России) были вообще приватизированы, нежели способ их приватизации», добавив, что проводящие приватизацию владельцы, как правило, не добиваются экономического успеха — тот приходит только с приходом второй и третьей волны собственников. И в этом скрывается неприятность положения текущих лидеров Украины, так как вероятность того, что именно им удастся довести страну до процветания, минимальна.

В этом же духе автор предвосхищает предполагаемое падение потребления газа в 2016 г. до 29 млрд м3 — А. Аслунд в нем видит положительные последствия для Киева, так как, получается, импортировать придется лишь 9 млрд м3. Оставшийся объем будет, по мнению автора, добываться на Украине. Однако и с этим могут быть проблемы, так как объем добычи принадлежащих государству «Укргазвидобування» и «Укрнафта» упал в 2015 г. на 0,8 млрд м3, к тому же стабильно добывавший 1,2-1,3 млрд м3 «Черноморнафтагаз» перешел в юрисдикцию Российской Федерации. Падение добычи на Украине было до определенной степени смягчено ростом независимых производителей — входящей в холдинг Р. Ахметова «Нафтогазвидобування» и зарегистрированной на Кипре компании «Burisma Holdings», в состав директоров с 2014 г. входят сын Дж. Байдена и бывший президент Польши А. Квашневски.

Неизбежность борьбы за власть

А. Аслунд выдвигает ряд рекомендаций как для украинского правительства, так и трансатлантического сообщества. По мнению автора, Киеву целесообразно создать рынок электроэнергии на полностью рыночных началах, учредить независимого регулятора энергетики, добиться большей прозрачности в сфере энергетики, осуществить оптимизацию налогового режима, разделить «Нафтогаз» на две отдельные структуры по добыче и транспортировке. Большинство этих мер входит в список требуемых МВФ реформ и в той или иной мере осуществляется нынешним правительством Украины. Например, после 7-месячной задержки «Нафтогаз» опубликовал план раздела компании, однако продолжается спор между компанией и государством о том, кому будет принадлежать ПАТ «Укргазвидобування» — Киев настаивает на переводе компании под контроль Министерства энергетики.

REUTERS/Britta Pedersen
Александр Табачник:
Украина между Западом и Востоком

Последняя по порядку, но не по значимости, рекомендация заключается в отказе от любого вида энергетического сотрудничества с Россией. Как полагает А. Аслунд, достижение данной цели — вопрос национальной безопасности. Автор призывает Киев отменить 10-летний газовый контракт с Россией, подписанный в 2009 г. Ю. Тимошенко и В. Путиным (в 2011 г., во второй год нахождения В. Януковича на посту президента Украины, Ю. Тимошенко была осуждена на тюремный срок за превышение должностных полномочий в рамках подписания этого контракта). А. Аслунд также выступает за отказ от закупок российского газа — следует добавить «напрямую», так как большая часть поставляемого реверсом «голубого топлива» была добыта в России.

Автор доклада призывает украинские власти «упорядочить» транзит российского газа через территорию Украины перед лицом афишированного стремления «Газпрома» положить конец этой практике к 2019 г. Серьезность поставленной цели подкрепляется тем обстоятельством, что даже в кризисных 2014-2015 гг., после того, как за последние 20 лет доля Украины в транзите российского газа снизилась с 90% до 39%, Киев получал порядка 2 млрд долларов в год за транзит. Учитывая это положение, пишет А. Аслунд, «Нафтогаз» принял решение увеличить транзитный тариф до «нормального рыночного уровня» ($4,5 долл. за 100 км, что в несколько раз выше тарифов стран ЦВЕ), в то время как Антимонопольный комитет Украины наказал «Газпром» за нарушение правил конкуренции в рамках Украины. «Газпрому» вряд ли понадобилось более вещественное доказательство необходимости ускорить строительство «Северного потока-2».

Цены, за которые «Газпром» продавал природный газ Украине действительно были в ряде случаев выше общеевропейской нормы. Однако запредельно выше нормы были и показатели несанкционированного отбора в Украине, так же, как и хронические неуплаты поставок «Нафтогазом». Именно ввиду своеобразности украинского рынка обвинения в криминальной деятельности крайне необоснованны и имеют ярко выраженный политический подтекст. Даже полное устранение России из энергетической сферы Украины не сможет решить ряд внутренних вопросов — например, общий объем неплатежей за газ к началу 2016 г. достиг 1 млрд долл., в основном за счет региональных газораспределительных компаний.

Рекомендации автора для трансатлантического сообщества вызывают лишь недоумение. Он призывает лидеров трансатлантической мысли «помочь Украине избавиться от монополистических и коррумпированных практик «Газпрома», преследовать «Газпром» в рамках ЕС за якобы имевшее место нарушение антимонопольных правил и «осуществление криминальной деятельности», всячески поддерживать Украину в ходе арбитражных и судебных дел против Российской Федерации, однако при этом «способствовать упорядочиванию транзита в направлении европейских стран». Вопрос, почему на фоне всех вышеупомянутых притеснительных мер «Газпром» должен придерживаться использования Украины в качестве транзитной страны, остается вне рамок анализа А. Аслунда. Отдельно стоит упомянуть об обвинении в криминальной деятельности — автор при этом ссылается на комментарий В. Милова и Б. Немцова в «Новой Газете» в 2010 г. на основе опубликованного ими доклада, а также на материалы НПО Global Witness (по последнему имеющемуся в доступе финансовому отчету за 2013/2014 г. основной спонсор — фонд Открытое общество Дж. Сороса). Беспристрастность и сугубо научный подход во всей своей красе.

* * *

Неоспоримо, что энергетический сектор Украины необходимо реформировать и сделать его конкурентоспособным. Однако добиться этой цели следует, не усугубляя крупнейшее препятствие Украины на пути к экономическому благополучию — всеобщее обнищание (текущий валовый внутренний продукт Украины соответствует примерно 60% ВВП 1990 г.). Шоковая терапия, применяемая украинским правительством (и рекомендуемая курирующими проведение реформ на Украине международными финансовыми организациями) — это слишком резкий и поспешный шаг, пусть и в хорошем направлении. Обвинять Россию во всех бедах Украины имело смысл до тех пор, пока она присутствовала на украинском рынке. Оказалось, что коррупция и олигархические конфликты в Украине смотрятся органично и без российского следа. Если только не найдется лидер, способный успокоить положение как в стране, так и в энергетическом секторе Украины, олигархические распри за влияние и контроль неизбежны. Крупнейший недостаток доклада А. Аслунда, первоначальный посыл которого — необходимость реформировать Украину, — весьма положителен в том, что автор восхваляет и защищает тех, для кого реформы — лишь ширма для прикрытия олигархических интересов.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся