Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.54)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Елена Алексеенкова

К.полит.н., старший научный сотрудник, руководитель Центра итальянских исследований Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН, эксперт РСМД

В Италии снова новое правительство. Менее месяца назад, 8 августа 2019 г., лидер самой популярной в Италии партии «Лига», вице-президент и министр внутренних дел Маттео Сальвини объявил о выходе из правящей коалиции и намерении поставить перед парламентом вопрос о доверии кабинету Конте. Итог этого демарша удивил многих: «Лига» уходит в оппозицию, а прежние заклятые враги — антисистемное евроскептическое «Движение пяти звезд» и долгожитель итальянской политики, главный сторонник евроинтеграции, Демократическая партия — сформировали новую коалицию во главе с прежним премьером Джузеппе Конте. «Правительство перемен» («governo del cambiamento»), проработав 14 месяцев, сменилось «правительством поворота» («governo di svolta»), где один партнер по коалиции заявляет о намерении продолжать курс начатых экономических реформ и социальных преобразований, а другой требует прервать ошибочных курс прежнего правительства в экономике и миграции.

По-прежнему нет четкого ответа на вопрос о том, какие из начатых «правительством перемен» реформы будут продолжены, а какие — свернуты. В ходе переговоров «Движение пяти звезд» заявляло о преемственности с предыдущим курсом, а Демпартия требовала его пересмотра. 26 программных пунктов, согласованных коалицией и опубликованных 2 сентября, носят в основном декларативный характер благих пожеланий. В данном списке фактически не упоминаются ни безусловный доход гражданина, ни закон о безопасности, ни решение о «закрытых портах». Нет конкретики по вопросу региональной автономии, по пенсионной системе, по вопросу налогов. Поэтому, очевидно, что конкретные шаги еще предстоит вырабатывать и согласовывать; и какими они в итоге окажутся для рядового гражданина — тайна, покрытая мраком. При этом на новое правительство ложится сложная задача вывода страны из экономической рецессии, которая при этом накладывается на завышенные ожидания экономической помощи со стороны государства, сформированные предыдущим правительством. А как это не раз бывало в итальянской истории, непопулярные реформы могут легко положить конец любой правительственной коалиции, и тем самым дать еще один шанс Маттео Сальвини и проложить путь идеям правого популизма.


В Италии снова новое правительство. Менее месяца назад, 8 августа 2019 г., лидер самой популярной в Италии партии «Лига», вице-президент и министр внутренних дел Маттео Сальвини объявил о выходе из правящей коалиции и намерении поставить перед парламентом вопрос о доверии кабинету Конте. Итог этого демарша удивил многих: «Лига» уходит в оппозицию, а прежние заклятые враги — антисистемное евроскептическое «Движение пяти звезд» и долгожитель итальянской политики, главный сторонник евроинтеграции, Демократическая партия — сформировали новую коалицию во главе с прежним премьером Джузеппе Конте. «Правительство перемен» («governo del cambiamento»), проработав 14 месяцев, сменилось «правительством поворота» («governo di svolta»), где один партнер по коалиции заявляет о намерении продолжать курс начатых экономических реформ и социальных преобразований, а другой требует прервать ошибочных курс прежнего правительства в экономике и миграции. Смогут ли куда-то «повернуть» лебедь, рак и щука, и оценит ли итальянский избиратель отмену ряда реформ, начатых предыдущим кабинетом, будет понятно уже очень скоро, считает Маттео Сальвини, который очень рассчитывает на скорейшее возвращение к урнам и обвиняет Берлин и Париж в заговоре против итальянского народа. Так может ли Брюссель вздохнуть с облегчением, похоронив коалицию популистов, или всё самое интересное еще впереди?

Что пошло не так?

Решение Маттео Сальвини спровоцировать правительственный кризис в августе, в разгар отпусков, перед любимым итальянским праздником Ferragosto, да еще и по столь вроде бы незначительному поводу (отказу Д5З поддержать решение о строительстве магистрали Турин — Лион) не поняли многие в Италии. Подобного хода ожидали от него сразу после выборов в Европарламент 26 мая 2019 г., когда их итоги стали формальным подтверждением изменения баланса сил в правящей коалиции. «Лига» тогда набрала 34% голосов, а Д5З — всего 17%, и было бы понятно, если бы М. Сальвини потребовал пересмотра состава правительства и увеличения количества портфелей, закрепленных за «Лигой». Однако тогда этого сделано не было, и М. Сальвини выступил с заявлением, что не будет требовать портфелей, но рассчитывает на поддержку проводимых реформ. Уже тогда было понятно, что «Движению» предлагается роль младшего партнера по коалиции, а в случае его несогласия «Лига» готова к новым выборам. Заранее озвучив подобный сценарий, Маттео Сальвини, возможно, сам того не осознавая, подсказал своим партнерам по коалиции весьма удобный тактический ход — подтолкнуть лидера «Лиги» к идее новых выборов посредством последовательного «саботажа». В июле рейтинг «Лиги» достиг почти 40%, личный рейтинг М. Сальвини перевалил за 50%, а меж тем «Движение» блокировало строительство тоннеля Турин — Лион, Л. Ди Майо и Дж. Конте поддержали кандидатуру Урсулы фон дер Ляйен на должность председателя Еврокомиссии, Дж. Конте все чаще стал говорить о риске изоляции Италии в ЕС. В этой ситуации М. Сальвини, спровоцировав кризис, очевидно, пытался капитализировать свою поддержку на новых выборах и единолично сформировать правительство, но…просчитался.

Ему не удалось предугадать, во-первых, что президент Серджо Матарелла примет решение не проводить досрочные выборы, а попытается сформировать новую коалицию на основании голосования 4 марта 2018 г. Стоить признать, что решение президента было абсолютно легальным и соответствовало конституции Итальянской Республики. Однако М. Сальвини рассчитывал, что президент будет руководствоваться не только принципом легальности, но и принципом легитимности. Ведь и предыдущее правительство, и премьер Дж. Конте, и Л. Ди Майо постоянно твердили о суверенитете народа и апеллировали к решениям избирателя. То есть весь предыдущий дискурс был ориентирован на легитимацию политических решений посредством воли народа, и М. Сальвини никак не мог предугадать, что в данной ситуации его бывшие партнеры предпочтут о народном волеизъявлении забыть и начнут действовать исключительно в юридическом поле. И с юридической точки зрения никого совершенно не смущает, что рейтинги Д5З и Демпартии едва превышают 20%, что 33% населения предпочитают новые выборы, и лишь 26% верят в то, что новая коалиция проработает до конца положенного срока, а также тот факт, что партия, которую поддерживает треть населения, осталась за бортом.

Во-вторых, М. Сальвини не смог предвидеть, что два давних противника — «Движение пяти звезд» и Демократическая партия — так быстро договорятся, чтобы только не допустить прихода М. Сальвини на пост премьера после перевыборов. Несмотря на то, что обе партии — и «Движение», и ДП — относят к левой части политического спектра, разногласия между ними были фундаментальными. «Движение» выросло именно как антисистемная политическая сила, евроскептическая, отвергающая неолиберальную экономическую политику и меры «жесткой экономии», которые с 2011 г. были реализованы правительствами Италии во главе с Демпартией. Она как раз и выступала для «Движения» олицетворением той «системы», для борьбы с которой и создавалось движение. Демократическая партия, в свою очередь, критиковала каждый шаг «правительства перемен», где Д5З выступало одной из двух ведущих политических сил. Однако М. Сальвини недооценил вероятность формирования «союза против» него, и его августовский демарш стоил ему 15% рейтинга избирателей и потери всех мест в новом правительстве «Конте-бис».

«Ищи, кому выгодно!»

Елена Алексеенкова:
Россия и Италия: без прорывов

Кто оказался проигравшим по итогам этого политического кризиса — вполне очевидно: «Лига» уходит в оппозицию, и М. Сальвини вынужден будет неопределенное количество времени вновь бороться за возвращение в правительство. И то только в том случае, если останется на свободе. Уже сейчас против него возбуждено несколько дел по обвинению в превышении должностных полномочий в связи с недопуском судов неправительственных организаций в порты Италии, а также идет следствие по делу «Moscowgate», где М. Сальвини обвиняется в получении финансирования из России на ведение предвыборной кампании в Европейский парламент.

Проигравшими оказались также союзники М. Сальвини по предвыборной коалиции 2018 г. — «Братья Италии» и «Вперед, Италия!», — которые также настаивали на проведении досрочных выборов и, вероятно, рассчитывали на победу в коалиции с М. Сальвини.

Выиграла в данной ситуации, безусловно, Демократическая партия, которую, по словам М. Сальвини, избиратели «проводили через дверь», но которой теперь удалось снова влезть в правительство «через форточку» и получить девять кресел в правительстве. Среди них два ключевых — министром экономики и финансов (вместо Джованни Триа) стал Роберто Гуалтьери, с 2009 г. депутат Европарламента, руководитель Комиссии по проблемам экономики и валютного союза ЕС; министром по делам ЕС — Энцо Амендола. Демпартии достались также другие значимые министерства — инфраструктуры и обороны. Еще одной победой Демпарии стало то, что Паоло Джентилони, бывший премьер-министр Италии, едет комиссаром в ЕС, чему там уже успели сильно обрадоваться.

Сложно назвать победителем «Движение пяти звезд». С одной стороны, Л. Ди Майо остался в правительстве, представители «Движения» заняли 10 кресел в новом кабинете. Однако при этом он утратил пост вице-премьера (вице-премьеров в новом кабинете нет вообще) и министра экономического развития. Последний достался, тем не менее, представителю Д5З Стефано Патуанелли, не столь опытному в экономических делах, как его коллега из Демпартии, занявший пост министра экономики и финансов. Вместо этого Л. Ди Майо займет пост министра иностранных дел. Министерство труда также досталось представителю Д5З Нунции Катальфо, которая активно участвовала в работе над безусловным доходом гражданина. Л. Ди Майо удалось настоять на том, чтобы его ближайший соратник — Рикардо Фраккаро — занял должность государственного секретаря при председателе правительства, однако его роль существенно менее значима, чем роль вице-премьера.

Как это не раз бывало в итальянской истории, непопулярные реформы могут легко положить конец любой правительственной коалиции, и тем самым дать еще один шанс Маттео Сальвини и проложить путь идеям правого популизма.

Безусловно, в случае проведения досрочных выборов ни «Движению», ни Демпартии не удалось бы добиться таких результатов. Однако «Движению» пока рано радоваться — неясно, в какой мере «идеологический компромисс», на который пошло «Движение пяти звезд», заключив сделку с Демпартией, повлияет на уровень его поддержки населением. На данный момент признаков падения рейтинга Д5З не наблюдается, однако стоит признать, что серьезные опасения по этому поводу в партии присутствуют. Об этом свидетельствует стремление Ди Майо «легитимировать» свое решение с помощью инструментов «прямой демократии», в частности — голосования на платформе «Руссо» по вопросу одобрения коалиции с Демпартией. В ходе голосования 3 сентября это решение поддержали более 79% зарегистрированных на платформе граждан. Тем не менее на рейтинг партии может в дальнейшем существенно повлиять «демонтаж» экономических и социальных реформ прежнего правительства в том случае, если такие шаги начнет предпринимать новый кабинет.

Но, конечно же, абсолютным победителем итальянского гамбита оказались Брюссель, Париж и Берлин. Кристин Лагард уже выразила полное удовлетворение со стороны ЕС формированием правительства «Конте-бис», приходом Паоло Джентилони на пост одного из комиссаров ЕС и Роберто Гуалтьери — на пост министра экономики и финансов Италии. ЕС удалось наконец избавиться от Сальвини с его миграционной политикой, и, очевидно, станет легче договариваться о параметрах бюджета на будущий год и оказывать влияние на экономическую политику Италии в целом. Министерство внутренних дел досталось префекту Милана Лучане Ламорджезе, которая уже работала в МВД в 2017 г. в кабинетах, которые возглавляла Демпартия. Она представляется техническим министром, способным навести порядок в МВД после М. Сальвини и восстановить сотрудничество с ЕС по вопросам миграции. Таким образом, глядя из Брюсселя, «интеграционисты» победили «совранистов», которых теперь удалось загнать в глубокую оппозицию. «Движение пяти звезд» фактически нейтрализовано, поскольку согласилось на союз с бывшим противником и тем самым утратило свой радикальный дух, да и к тому же осталось весьма «беззубым» в новом составе правительства. Назначение Л. Ди Майо на пост министра иностранных дел выглядит странно. Ведь именно он устроил скандал с Францией и подписывал соглашение с КНР в первой половине 2019 г., выступил против единой позиции ЕС в отношении Х. Гуайдо. Однако в ЕС, видимо, рассчитывают на то, что на этом посту Л. Ди Майо будет явно не самой значимой фигурой, поскольку не только министр иностранных дел влияет на выработку внешней политики страны — здесь есть более влиятельные фигуры, такие как премьер-министр и президент страны. Кроме того, он совершенно неопытен в этой сфере и вряд ли будет пользоваться большим авторитетом. Поэтому в ЕС, очевидно, рассчитывают, что без «тлетворного» влияния М. Сальвини и при этом серьезно укрепленная кадровым потенциалом Демпартии Италия станет менее «пророссийской» и прекратит подрывать общеевропейскую солидарность на внешнеполитической арене. Но главное — уход М. Сальвини и распад популистской коалиции в Италии должен стать пугалом нежизнеспособности для всех «совранистов», популистов и евроскептиков ЕС.

Новое правительство — новая программа для Италии?

Таким образом, ответ на вопрос «кому выгодно?» вполне очевиден. Однако выиграл ли от всей этой ситуации народ Италии — пока совершенно непонятно. По-прежнему нет четкого ответа на вопрос о том, какие из начатых «правительством перемен» реформы будут продолжены, а какие — свернуты. В ходе переговоров «Движение пяти звезд» заявляло о преемственности с предыдущим курсом, а Демпартия требовала его пересмотра. 26 программных пунктов, согласованных коалицией и опубликованных 2 сентября, носят в основном декларативный характер благих пожеланий. В данном списке фактически не упоминаются ни безусловный доход гражданина, ни закон о безопасности, ни решение о «закрытых портах». Нет конкретики по вопросу региональной автономии, по пенсионной системе, по вопросу налогов. Поэтому очевидно, что конкретные шаги еще предстоит вырабатывать и согласовывать; и какими они в итоге окажутся для рядового гражданина — тайна, покрытая мраком. При этом на новое правительство ложится сложная задача вывода страны из экономической рецессии, которая при этом накладывается на завышенные ожидания экономической помощи со стороны государства, сформированные предыдущим правительством. А как это не раз бывало в итальянской истории, непопулярные реформы могут легко положить конец любой правительственной коалиции, и тем самым дать еще один шанс Маттео Сальвини и проложить путь идеям правого популизма.

Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.54)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся