Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, в.н.с. ИНИОН РАН, эксперт РСМД

Как и в других европейских странах, в Испании налицо явные симптомы кризиса мультикультурализма. Они выражаются в росте ксенофобии и расизма коренного населения, в обособлении многих иммигрантов, не желающих интегрироваться в испанское общество. Вместе с тем есть немало испанцев и мусульман, относящихся друг к другу дружелюбно и уважительно, готовых к совместному проживанию на основе полного равноправия. Учитывая это, можно ли утверждать, что мультикультурализм как идеология и политическая практика себя исчерпал?

Как и в других европейских странах, в Испании налицо явные симптомы кризиса мультикультурализма. Они выражаются, с одной стороны, в росте ксенофобии и расизма коренного населения, с другой – в обособлении многих иммигрантов, не желающих интегрироваться в испанское общество. Вместе с тем есть немало испанцев и мусульман, относящихся друг к другу дружелюбно и уважительно, готовых к совместному проживанию на основе полного равноправия. Учитывая это, можно ли утверждать, что мультикультурализм как идеология и политическая практика себя исчерпал?

Масштабы иммиграции

В 1970–1980-е годы Испания, из которой столетиями в массовом порядке эмигрировали коренные жители, сменила переселенческую парадигму, превратившись в страну иммиграции. С тех пор сюда прибывает все больше чужестранцев. В результате с 2000 по 2010 г. население Испании увеличилось с 40,2 до 47,2 млн чел. За это время количество иностранцев, легально проживающих здесь, возросло с 0,9 до 5,7 млн чел. (с 2,3 до 12,2 % населения). Испания выдвинулась на лидирующие позиции среди европейских стран, принимающих иммигрантов.

Переселенцы нужны испанскому обществу. Они смягчают напряженность на рынке труда и ослабляют последствия процессов снижения рождаемости и старения населения, которые в будущем чреваты незаполненными рабочими местами, падением производства и общественной стагнацией. «Вливание» в народное хозяйство миллионов работников заметно смягчает демографическую проблему. Вместе с тем возникает серьезнейшая социокультурная проблема интеграции этой огромной массы в испанское общество, превращения Испании в намного более полиэтничную и поликонфессиональную страну, чем сегодня.

Национальный и этнический состав иммигрантов весьма пестр, в их среде представлены уроженцы разных континентов. Вот как распределялись официально зарегистрированные иммигранты по стране происхождения (данные за 2011 г.): румыны – 901,4 тыс., марокканцы – 794,3 тыс., эквадорцы – 375,5 тыс., колумбийцы – 226,9 тыс., англичане – 232 тыс. Далее со значительным отрывом следовали выходцы из Италии, Болгарии, Китая, Перу и других стран.

«Мусульманский вызов»

Испания представляет собой первую линию европейской обороны против радикальных исламистов.

Степень интегрированности иммигрантов в общество зависит от их этнических и религиозных корней. Кто-то интегрируется лучше, кто-то хуже. При всех существующих проблемах в межэтнических контактах возможность сосуществования испанцев с европейцами, соседями по континенту, как с христианами, так и с католиками, например, выходцами из Латинской Америки, говорящими на испанском языке, не вызывает особых споров. Иначе обстоит дело с мусульманами – носителями иной культуры и обычаев. Испания – единственная европейская страна, часть территории которой расположена в Африке. Пограничные территории Испании – портовые города-анклавы на североафриканском побережье Сеута и Мелилья, Канарские острова, ряд принадлежащих ей островов и архипелагов Средиземноморья (общей площадью примерно 40 тыс. кв. км) – являются одновременно южной границей Евросоюза. Испания, таким образом, представляет собой первую линию европейской обороны против радикальных исламистов. Впрочем, последние составляют меньшинство переезжающих сюда африканцев.

Самая многочисленная национальная группа африканцев в Испании – марокканцы, которые с огромным отрывом опережают переселенцев из других мусульманских стран – алжирцев, сенегальцев, пакистанцев, гамбийцев, нигерийцев, мавританцев, малийцев, выходцев из Бангладеш и т. д. Многие из них уезжают с родины из-за тяжелых условий существования, ограниченных возможностей социального продвижения. Испания представляется им страной, где мечта об обеспеченном и стабильном будущем может осуществиться. Однако мечта нередко оборачивается разочарованием. Большинство африканцев становятся в Испании неквалифицированными рабочими или чернорабочими. Они выполняют (порой нелегально) тяжелую и недостаточно оплачиваемую работу и зачастую занимают те рабочие места, которые не спешат занимать коренные испанцы. Крушение надежд объясняется самыми разными причинами – отсутствием поддержки принимающей стороны и соотечественников, неблагоприятной конъюнктурой на рынке труда, неприятием со стороны коренного населения, незнанием испанского языка и обычаев страны, недостатком жизненного и производственного опыта и т.д.

Нормы и образ жизни секуляризованного испанского общества вызывают не только непонимание, но зачастую и отторжение у многих приверженцев ислама.

Проблемы, с которыми сталкиваются марокканцы в Испании, носят не только социально-экономический, но и культурно-религиозный характер. Придерживающиеся заповедей Корана мусульмане приезжают в общество, далеко продвинувшееся в плане секуляризации и превращения религии в личное дело каждого гражданина. Нормы и образ жизни секуляризованного испанского общества вызывают не только непонимание, но зачастую и отторжение у многих приверженцев ислама, суть которого – в слиянии религии, государства и общества. Мусульманам, основа бытия которых – патримониальная семья, где доминирует воля отца, непонятен мир, в котором существует равенство полов и женщины могут занимать руководящие посты. Мусульмане резко критикуют гонку за материальными благами в «секуляризованной и обмирщенной Испании», «духовное падение» общества потребления, расшатывание структуры семьи, отсутствие уважения к старшим. Критическое отношение к испанским реалиям усугубляется у части живущих здесь мусульман специфическим мироощущением. Они считают Испанию «своей землей», на которой их предки проживали семь веков назад. А теперь они «вернулись на историческую родину» (Аль-Андалус – так именовалась по-арабски в VIII–XV вв. мусульманская часть Пиренейского полуострова).

Критический настрой особенно распространен среди мужчин. Марокканки в большей степени удовлетворены новым местом жительства, поскольку часто имеют большие, чем мужчины, возможности для соприкосновения с испанской социокультурной средой. Работая домашней прислугой, встречая детей в колледжах, присутствуя на родительских собраниях, они как бы «изнутри» узнают реалии западного общества. Особенно восприимчивы к западным ценностям и образу жизни молодые, образованные и незамужние мусульманки, кредо которых – женское равноправие. Разумеется, влияние новой социокультурной среды не обходит стороной и перебравшихся в Испанию марокканцев. Так, для мужчины, привыкшего быть защитником и хранителем семейного очага, согласиться с тем, что его жена работает вне дома, – серьезная психологическая ломка, переосмысление традиционных представлений о распределении ролей в семье.

Главное, что резко отделяет немалую часть испанцев от магрибцев, – отношение к исламу как к агрессивной религии, отождествление мусульман с экстремистами.

Но, воспринимая некоторые западные ценности, мусульмане остаются в целом приверженцами традиционных норм поведения. Они высказываются против внебрачных связей, абортов. Большинство мусульманок, в том числе молодых, не отказываются от ношения хиджаба, который превращается для них в демонстрацию принадлежности к исламу, своего рода барьер, отделяющий их от «неверных женщин». Испытывая влияние двух социокультурных общностей и находясь как бы между ними, переселенцы живут, потребляют, вкладывают деньги и строят планы на будущее в Испании. И вместе с тем они хотят остаться марокканцами и мусульманами: с интересом следят за тем, что происходит на их родине, проводят там летние отпуска, переводят часть сбережений родственникам. Дети и внуки иммигрантов в большей степени, чем родители, готовы к культурному сосуществованию с коренным населением, к адаптации в испанский социум, хотя в своих семьях они следуют нормам ислама и говорят на родном языке. Отношения между представителями первого, с одной стороны, и второго и третьего, с другой, поколений мусульман порой не обходятся без конфликтов.

Кризис мультикультурализма?

Проблема мультикультурализма, под которым понимают равноправное и гармоничное сосуществование разных культур, разобщает испанское общество. Значительная часть его негативно относится к переселенцам, прежде всего к арабам-мусульманам. Главное, что резко отделяет немалую часть испанцев от магрибцев, – отношение к исламу как к агрессивной религии, отождествление мусульман с экстремистами. Чудовищный теракт, совершенный в Мадриде 11 марта 2004 г., в ходе расследования которого был обнаружен «магрибский след», только усилил антипатию коренного населения к выходцам из африканских стран.

Антииммигрантские настроения особенно усилились в условиях глобального экономического кризиса, больно ударившего по испанской экономике (по числу безработных – 5,3 млн чел., или 22,9 % самодеятельного населения в конце 2011 г. – Испания занимает первое место в Западной Европе). Переселенцы воспринимаются как конкуренты в борьбе за рабочие места. Все шире распространяется мнение, что им отдается предпочтение при получении социальных услуг и выплат. В повседневных разговорах испанцев, касающихся иммигрантов, обыденными стали слова «нашествие», «лавина», выражения типа «мы становимся иностранцами», «наступит время, когда иностранцев станет больше, чем испанцев». Немалая часть коренных жителей отождествляет интеграцию арабов-мусульман в испанское общество с их ассимиляцией. Такая позиция явно противоречит теории и практике мультикультурализма.

Однако отношение испанцев к арабам-мусульманам не ограничивается их неприятием. Социологические опросы показывают, что многие коренные жители, целый ряд организаций гражданского общества весьма позитивно относятся к иммиграции и мультикультурализму, воспринимают разнообразие и диалог культур как «богатство» все более глобализирующегося мира. В целом доли сторонников и противников толерантного сосуществования испанцев и арабов-мусульман не сильно различаются. По результатам одного из опросов, проведенного в апреле 2011 г., доли сторонников мультикультурализма и сторонников ассимиляции иммигрантов оказались равными – по 44%.

Представляется, что проблема иммиграции окончательного решения не имеет. С одной стороны, в Испании, как и в других европейских странах, налицо явные симптомы кризиса межкультурного диалога. Они выражаются как в росте ксенофобии и расизма коренного населения, так и в настрое многих мусульман, держащихся обособленно. С другой стороны, есть немало испанцев и мусульман, относящихся друг к другу дружелюбно и уважительно, готовых к совместному проживанию на основе полного равноправия. Традиция толерантного отношения к «иным» отнюдь не ушла в прошлое.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся