Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, в.н.с. ИНИОН РАН, эксперт РСМД

Досрочные парламентские выборы, состоявшиеся в Испании 28 апреля 2019 г., завершились победой Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) и тяжелым поражением их постоянного оппонента — правоконсервативной Народной партии (НП), которое сопровождалось большими переменами в правом лагере. Вместе с тем результаты голосования подтвердили новую отличительную особенность испанской политики: партия, победившая на выборах, не набирает достаточного количества голосов, чтобы в одиночку сформировать правительство. Императивом стала необходимость договоренностей и блокирования победителя с другими партиями.

Апрельские выборы свидетельствуют, что Испания покончила с бипартизмом — в том смысле, что на смену многолетнему доминированию в политической жизни двух пришла конкуренция пяти партий. Однако бипартизм возродился в другой форме — противостояния левого и правого блоков. ИСРП, вероятнее всего, удастся сформировать правительство, но не менее вероятно и то, что новый кабинет министров столкнется с ожесточенным сопротивлением правого блока. Сможет ли в этой обстановке фрагментированный и расколотый парламент превратиться в действенный инструмент принятия необходимых стране реформ?

Досрочные парламентские выборы, состоявшиеся в Испании 28 апреля, завершились победой Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) и тяжелым поражением их постоянного оппонента — правоконсервативной Народной партии (НП), которое сопровождалось большими переменами в правом лагере. Вместе с тем результаты голосования подтвердили новую отличительную особенность испанской политики: партия, победившая на выборах, не набирает достаточного количества голосов, чтобы в одиночку сформировать правительство. Императивом стала необходимость договоренностей и блокирования победителя с другими партиями.

«Наэлектризованная» избирательная кампания

Избирательная кампания была одной из самых «наэлектризованных» за годы существования испанской демократии. Обстановку накалил уверенный выход на политическую авансцену праворадикальной партии «Вокс» («Голос»), которая, завоевав на региональных выборах в Андалусии в декабре 2018 г. 12 депутатских мандатов, громко заявила о своих общенациональных амбициях. С усилением «Вокс» в политическое и медийное пространство Испании впервые за последние 40 лет вошли праворадикальные идеи. Отношение к «Вокс», оказавшейся в центре всеобщего внимания, поляризует электорат. Одни избиратели считают ее силой, способной, в отличие от традиционных партийных элит, вернуть утраченные ценности и восстановить в стране расшатанную стабильность, другие воспринимают как агрессивную неофранкистскую партию, несущую угрозу демократии. «Фактор Вокс» раздвинул рамки дебатов, включив еще больше рациональных и иррациональных аргументов, эмоций и страстей.

Еще один фактор, обостривший политическую обстановку, — проходящий сейчас судебный процесс над 12 руководителями сепаратистских партий Каталонии, которые более года находятся в предварительном заключении или освобожденные под залог. В случае доказанности предъявленного обвинения в организации восстания и растрате государственных средств им грозят сроки тюремного заключения до 25 лет. В Каталонии проходят многотысячные манифестации сторонников отделения от Испании, протестующих против судебного процесса и требующих проведения референдума о независимости региона.

В этой обстановке обилие партий, выступавших с резкими взаимными нападками, вносило напряженность в ряды электората, разделяло его, сбивало с толку многих людей. По словам испанского политолога Х.М. Карраскаля, «испанцы разобщены, дезориентированы, поляризованы больше, чем когда-либо после перехода к демократии». За неделю до выборов 26% избирателей не определились в своих предпочтениях. Предстоящее голосование казалось многим самым непредсказуемым за годы существования демократии.

«Секреты» успеха социалистов

Однако на этот раз результаты выборов, отличившиеся высокой явкой избирателей (75,8%), в целом соответствовали данным опросов общественного мнения, проводившихся накануне. Прежде всего это предсказанная опросами победа ИСРП (еще за 2–3 месяца до выборов фаворитом считались правые партии).

До апреля 2019 г. испанские социалисты побеждали на парламентских выборах в 2008 г. А затем на выборах 2011, 2015 и 2016 гг. партия терпела поражения, причем на последних двух — самые тяжелые в своей истории. В июне 2018 г. ИСРП вернулась к власти благодаря вотуму недоверия правительству Народной партии, который внес в парламент ее лидер Педро Санчес. Хотя парламентская фракция ИСРП была очень небольшой (всего 84 депутатских мандата из 350), а правление длилось всего 10 месяцев, ей удалось добиться поддержки немалой части электората.

На только что прошедших выборах за ИСРП проголосовали 28,7% избирателей (7,5 млн), что позволило ей завоевать 123 депутатских мандата. Безусловно, это значительный прогресс по сравнению с выборами 2016 г. Тогда социалистов поддержали 22,7% избирателей (5,4 млн), у них было 85 мест в нижней палате парламента. К этому следует добавить успешные для ИСРП выборы в сенат, где партия завоевала абсолютное большинство мест (121 из 208).

REUTERS

Руководству ИСРП удалось прервать череду поражений социалистов на выборах. Их социально ориентированная программа, очевидное стремление если не разрешить, то хотя бы смягчить каталонский конфликт, позволило им завоевать расположение немалой части электората.

Электоральная поддержка ИСРП возросла также благодаря оттоку к ней части голосов блока «Унидос Подемос» («Вместе сможем»), ее союзника-соперника в левом лагере. УП занял на выборах четвертое место — 14,3% голосов (3,7 млн избирателей), 42 депутатских мандата. Эти показатели намного хуже тех, которые были у блока в 2016 г. — 21,% голосов, 5 млн избирателей, 71 депутат.

Неудача «Подемос» — ведущей силы блока УП не случайна. Партия, стремительно ворвавшаяся на политическую авансцену Испании в 2014 г. и первоначально представшая в глазах широкой общественности как леворадикальная, совершила ряд метаморфоз, балансируя между антисистемностью и системностью. Ныне критику вызывает авторитарный стиль и обюрокрачивание партийного руководства, его дистанцирование от первоначально провозглашенных принципов, превращение в ту самую «касту», которую оно подвергало сокрушительной критике. Позиция «Подемос» по каталонскому конфликту (поддержка территориальной целостности Испании, сочетающаяся с требованием проведения запрещенного конституцией референдума о независимости) не встречает понимания в обществе, в том числе у части сторонников партии. «Подемос» пережила несколько серьезных внутренних кризисов, в результате которых из пяти ее основателей остался только лидер — Пабло Иглесиас.

На руку ИСРП сыграли и опасения, которые вызывает у части общественности рост влияния «Вокс». Немало избирателей, не являющихся сторонниками социалистов, отдали им так называемый «полезный голос», видя в ИСРП единственную силу, способную преградить праворадикальной партии «путь наверх».

Апрельские выборы свидетельствуют, что Испания покончила с бипартизмом

Правый фланг: падение НП, взлет «Вокс», усиление «Сьюдаданос»

Самые большие перемены произошли в правом лагере. Еще до выборов его конфигурация изменилась. Если до выборов 2015 г. все правое пространство — от умеренных до радикалов контролировала Народная партия, то теперь его заполняют три партии — НП, «Сьюдаданос», «Вокс». Они заявляют о готовности к сотрудничеству, но при этом между ними развертывается острая конкурентная борьба.

По результатам выборов проигравшей в этой борьбе стала Народная партия, потерпевшая сокрушительное поражение. Хотя НП и заняла второе место, ее электорат и представительство в парламенте сократились примерно вдвое. За НП отдали голоса 16,7% избирателей (4,4 млн), она завоевала 66 мест в парламенте (в 2016 г. — 33%, 7,9 млн избирателей, 137 мест).

Еще в годы пребывания НП во власти (2011 – 2018 гг.) в ней имело место глухое брожение и недовольство части членов, считавших, что политика лидера партии Мариано Рахоя безынициативна и нерешительна. Новый руководитель НП, молодой политик Пабло Касадо (родился в 1981 г.), уловив эти настроения, попытался придать партии более четкий идеологический профиль (апелляция к традиционным консервативно-католическим ценностям) и начал сдвиг партии вправо. В немалой степени этому способствовало и усиление праворадикальной «Вокс», к которой потянулась часть электората НП. Жесткая и агрессивная риторика П. Касадо, как показало голосование, не только не переломила ситуацию, но даже ухудшила ее. Недвусмысленно твердая позиция руководства «Вокс» кажется части праворадикально настроенных избирателей более предпочтительной, чем метаморфозы, происходящие в НП.

В лице «Вокс» праворадикальные силы впервые после 1979–1982 гг. вошли в испанский парламент. «Вокс» набрала 10,3% голосов (2,7 млн) и получила 24 депутатских мандата, заняв пятое место. Она генетически связана с Народной партией. «Вокс» была образована в 2013 г. несколькими бывшими деятелями НП, стоявшими на крайнем правом фланге и вышедшими из нее. Основная причина взлета «Вокс» — острый каталонский кризис, стимулировавший подъем испанского национализма и запрос на рецентрализацию страны частью электората. Требованиям каталонских сепаратистов отделиться «Вокс» противопоставляет идею упразднения региональных автономий и превращения Испании в унитарное централизованное государство. «Вокс» поднимает на щит традиционные католические ценности, требуя запретить аборты и однополые браки. Симпатии правых радикалов вызывает также стремление этой партии депортировать нелегальных иммигрантов, построив стену (частично она уже существует) на границе, отделяющей испанские территории Сеуту и Мелилью от Марокко, чтобы исключить проникновение их граждан в Испанию с территории Африки. Риторика «Вокс» отвечает и настроениям части мужского населения Испании, недовольного тем, что нынешнее гендерное законодательство отдает приоритет защите интересов женщины, подвергая наказанию мужчин, даже невиноватых. «Вокс» критикует эти перегибы законодательства, требуя отменить его.

Еще одна партия в правом лагере — «Сьюдаданос» также упрочила свои позиции. Ей отдали голоса 15,9% избирателей (4,1 млн), что позволило получить 57 мест в парламенте и занять третье место. Это намного превышает показатели 2016 г. — 13,1% проголосовавших (3,1 млн), 32 депутата. «Сьюдаданос», отставшая от НП всего на 0,8%, претендует на лидерство в правом лагере, утверждая, что НП «находится в коме».

Поворот «Сьюдаданос» вправо произошел не сразу. Программные установки этой либерально-демократической, правоцентристской партии в ряде случаев близки позиции ИСРП. Однако Исполком партии принял единодушное решение о том, что не будет блокироваться с ИСРП после выборов.

Принципиальное значение для политической жизни Испании приобрел вопрос, пойдет ли руководство «Сьюдаданос» по пути сотрудничества с «Вокс», вызвавший оживленную дискуссию среди экспертов. Лидер партии Альберт Ривера, преодолевая сопротивление части сторонников, встал на этот путь. Широкую известность в Испании приобрела фотография, сделанная на мадридской площади Колон в феврале 2019 г. во время манифестации, организованной правыми и правоцентристскими партиями с требованием проведения досрочных выборов. На фотографии присутствуют в числе других руководителей манифестации и три лидера правых партий — руководитель НП П. Касадо, «Вокс» Сантьяго Абаскаль и «Сьюдаданос» А. Ривера.

Партии правого лагеря объединяет прежде всего подход к решению каталонской проблемы. НП и «Сьюдаданос» обвиняют ИСРП в сотрудничестве с каталонскими сепаратистами, «разрушающими Испанию» и высказываются за повторную и на этот раз бессрочную активацию 155 статьи конституции, предусматривающую принятие мер, «необходимых для защиты общегосударственных интересов». Причем интерпретация этой статьи будет значительно более жесткой, чем при правлении М. Рахоя. «Вокс» идет еще дальше, требуя упразднить автономию Каталонии и запретить сепаратистские партии региона.

Каким может быть большинство, поддерживающее новое правительство?

Формирование и деятельность будущего правительства Испании невозможны без договоренностей между партиями. Они нужны уже для самого первого шага — выражения вотума доверия председателю правительства. Эта процедура требует абсолютного большинства голосов депутатов нижней палаты парламента (176 голосов из 350). Если же указанное большинство не будет достигнуто, то состоится второй тур голосования, когда для определения победителя достаточно простого большинства.

Гипотетически одним из решений проблемы представляется создание правительства ИСРП при поддержке или участии в нем «Сьюдаданос». У обеих партий в совокупности 180 мандатов, что превышает порог, необходимый для получения абсолютного большинства. Сотрудничество этих партий знаменовало бы создание центристской коалиции, удерживающей страну от поляризации и благоприятной для поддержания политического равновесия. Однако лидер «Сьюдаданос» А. Ривера после выборов в очередной раз отверг такую возможность, предпочитая оставаться в оппозиции.

Более реалистический и ожидаемый вариант — блокирование ИСРП с идейно близкой «Унидос Подемос». Однако совокупность депутатских мест ИСРП и «Унидос Подемос» составляет всего 165, т.е. до абсолютного большинства не хватает 11. В первые дни после выборов возникла и еще одна проблема: П. Санчес ориентируется на создание однопартийного правительства ИСРП (не исключается присутствие в нем влиятельных непартийных деятелей), в то время как лидер «Унидос Подемос» П.Иглесиас заявляет о стремлении войти в новое правительство.

ИСРП может, помимо «Унидос Подемос», рассчитывать на голоса более мелких формирований, представленных в парламенте — это «Компромис» (1 голос), Баскская националистическая партия (6), Канарская коалиция (2) и Регионалистская партия Кантабрии (1). В сумме — 175 голосов.

Гипотетически поддержать или воздержаться во втором туре при вынесении вотума доверия П.Санчесу могут также депутаты сепаратистских партий Каталонии — Левые республиканцы Каталонии (15 депутатов) и «Вместе за Каталонию» (7 депутатов) и Страны Басков — Бильду (4 депутата). Однако остается неясным, как поведут себя эти партии. Так, каталонские сепаратисты требуют от лидера ИСРП разрешения на организацию референдума о независимости региона. П. Санчес же отказывается это сделать, поскольку проведение такого референдума противоречит испанской конституции. Вместе с тем борцы за независимость прекрасно понимают, что отказав П. Санчесу в поддержке при вынесении вотума доверия, они могут привести дело к тому, что правительство будут формировать правые партии, а это чревато повторным введением 155 статьи конституции и резким обострением каталонского конфликта. Впрочем, для ИСРП предпочтительнее решить проблему получения вотума доверия без поддержки сепаратистских партий, поскольку каждый контакт с ними воспринимается правыми как «предательство национальных интересов» и вызывает мощные пропагандистские атаки. Как бы там ни было, представляется, что шансы П. Санчеса сформировать правительство, если не в первом, то во втором туре голосования, достаточно велики.

Апрельские выборы свидетельствуют, что Испания покончила с бипартизмом — в том смысле, что на смену многолетнему доминированию в политической жизни двух пришла конкуренция пяти партий. Однако бипартизм возродился в другой форме — противостояния левого и правого блоков. ИСРП, вероятнее всего, удастся сформировать правительство, но не менее вероятно и то, что новый кабинет министров столкнется с ожесточенным сопротивлением правого блока. Сможет ли в этой обстановке фрагментированный и расколотый парламент превратиться в действенный инструмент принятия необходимых стране реформ?

Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся