Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Сажин

К.и.н., с.н.с. Института востоковедения РАН, эксперт РСМД

Не прошло и месяца с начала выполнения «ядерного соглашения» и снятия с Ирана западных санкций, как Хасан Роухани не только принял председателя КНР, прибывшего в Тегеран с официальным визитом, но и сам отправился в турне по европейским странам. Освободившийся от бремени санкций Иран, чья экономика с 2012 г. находилась на грани коллапса, не намерен терять ни дня и решительно настроен расширять сотрудничество со своими международными партнерами.

Не прошло и месяца с начала выполнения «ядерного соглашения» и снятия с Ирана западных санкций, как Хасан Роухани не только принял председателя КНР, прибывшего в Тегеран с официальным визитом, но и сам отправился в турне по европейским странам. Освободившийся от бремени санкций Иран, чья экономика с 2012 г. находилась на грани коллапса, не намерен терять ни дня и решительно настроен расширять сотрудничество со своими международными партнерами. Глубинные причины «поворота на Запад», возможные сценарии развития отношений Тегерана с Вашингтоном и Москвой, а также итоги последних соглашений Ирана с ведущими мировыми державами — в аналитической статье Владимира Сажина.

16 января 2016 г. — исторический день в иранской новейшей истории — день начала реализации Совместного комплексного плана действий (СВПД) — то есть «ядерного соглашения». Глава МАГАТЭ Юкия Амано сообщил о выполнении Ираном требований, соглашениями. И это понятно: резвый конь иранской экономики слишком застоялся в условиях санкций. Теперь он галопом бросился на мировой торгово-экономический и финансовый рынок.

Санкции, введенные Евросоюзом, США и некоторыми другими странами в 2012 г., нанесли иранской экономике существенный ущерб. В результате Иран оказался на грани серьезного экономического кризиса, чреватого социальными потрясениями. Сегодня Иран не хочет терять ни дня для своего экономического возрождения.

Укрепление взаимоотношений с Китаем

Резвый конь иранской экономики слишком застоялся в условиях санкций. Теперь он галопом бросился на мировой торгово-экономический и финансовый рынок.

Буквально через несколько дней после снятия санкций Тегеран с официальным визитом посетил председатель КНР Си Цзиньпин. В ходе визита стороны подписали в общей сложности 17 соглашений и обсудили план торгово-экономического сотрудничества на следующие 25 лет. Предусматривается, в частности, увеличение закупок иранской нефти, строительство малых АЭС (мощностью не более 100 мегаватт каждая), финансирование реконструкции железной дороги Тегеран–Мешхед, строительство из Синьцзяна в Тегеран высокоскоростной железнодорожной магистрали (ирано-китайский участок — 3,2 тыс. км), которая затем пойдет в Турцию и Болгарию (конечная цель — соединение Пекина и Лондона межконтинентальной сетью дорог) и другие проекты.

Стороны планируют увеличить объем двустороннего товарооборота за 10 лет с 51,8 млрд долларов до 600 млрд. К сведению: в 2014 г. объём российско-иранской торговли составил 1,68 млрд долларов.

REUTERS/Charles Platiau
Встреча президент Франции Франсуа
Олланда с Президентом Ирана Хассаном
Роухани. Париж, 28 января, 2016

Кстати, Китай никогда не поддерживал односторонние санкции против ИРИ и спокойно развивал двусторонние отношения с Тегераном. Другое дело страны Евросоюза. Они потеряли много от сокращения связей с Ираном. Италия, Франция и Германия были одними из основных его торгово-экономических партнеров. Теперь они приступили к восстановлению своих позиций.

Тем более Иран представляет собой лакомый кусочек для мирового бизнеса: выгодное географическое положение между Севером и Югом, Западом и Востоком, на перекрестке транспортных путей, с выходом и в Каспийское море, и в Индийский океан, 80 миллионов довольно квалифицированного населения, неплохо развитая промышленная и сельскохозяйственная инфраструктура, а главное — Иран — кладезь углеводородов. Нельзя забывать, что иранские бизнесмены умеют вести бизнес, причем и с западными коллегами. Кроме того, у ИРИ для экономического рывка в предстоящие годы есть потенциал, который после отмены санкций при правильной политике способен воплотиться в реальность. Это использование замороженных зарубежных активов стоимостью 107 млрд долл. , а также частичное задействование накоплений зарубежной иранской диаспоры, которые составляют порядка 2 трлн долларов. Президент Роухани рассчитывает получить из них около 10%. Причем все эти «сокровища» сосредоточены на Западе.

Контракт с Airbus, а также планы на закупку в США партии пассажирских самолетов у американской корпорации Boeing делает гипотетическую сделку с Россией в лучшем случае отдаленной перспективой.

Однако не только поэтому иранцы заинтересованы в расширении и углублении связей с Западом. Стремление Ирана активно восстанавливать экономическое сотрудничество с развитыми странами было ожидаемо, поскольку сейчас Ирану и его экономике нужны две главные вещи: огромные иностранные инвестиции практически во все отрасли экономики (порядка 500 млрд долларов) и высокие технологии. И то, и другое могут дать в первую очередь страны Запада (в широком понимании этого термина, включающего и Японию, и Южную Корею и другие развитые страны) плюс Китай.

Стремительный «поворот на Запад»

Неожиданно то, как быстро осуществляет Иран свой «западный поворот». Не прошло и десяти дней с исторической вехи — снятия санкций, — как президент ИРИ Хасан Роухани уже в Европе. Сначала в Италии, затем во Франции. В состав иранской официальной правительственной делегации вошли шесть министров и около 120 руководителей госкомпаний и представителей бизнес-сообщества.

Повестка визита Хасана Роухани включала в первую очередь торгово-экономические вопросы, и президент Ирана добился больших успехов в их решении. Можно отметить, что это довольно серьезная заявка Тегерана на будущее сотрудничество с Евросоюзом, потому что до санкций Италия, Франция и Германия были основными странами, с которыми Иран имел крупномасштабные торгово-экономические связи.

Январский визит президента Роухани в Италию ознаменовался подписанием Тегераном и Римом 17 соглашений по сотрудничеству в сферах здравоохранения, транспорта, сельского хозяйства и энергетики на общую сумму 18,4 млрд долларов. Среди подписанных документов есть соглашение на сумму более 5 млрд долларов между итальянской компанией Saipem, одного из мировых лидеров по услугам для нефтегазового сектора, и иранскими компаниями National Gas Company и Persian Oil & Gas Company о создании газопровода протяженностью 1,8 тысячи км, а также о модернизации НПЗ в Ширазе и Тебризе.

Итальянская группа Danieli, входящая в тройку крупнейших мировых поставщиков оборудования для металлургии, подписала соглашения с иранской стороной на общую сумму около 6,1 млрд долларов о создании совместного предприятия Persian Metallics мощностью 6 млн тонн железорудных окатышей в год и о поставках оборудования для иранских сталеплавильных и алюминиевых производств. Итальянская компания Condotte d’Acqua, занимающаяся развитием инфраструктурных проектов, заключила контракты с иранской стороной на сумму в 4,4 млрд долларов. Кроме того, подписан протокол о намерениях, который позволит создать условия, чтобы компания государственных железных дорог Италии стала основным партнером в развитии железных дорог Ирана.

Как уверяют в Риме, это только начало. По выражению одного из европейских чиновников, в очередь к Тегерану выстроились такие гиганты, как Eni, Enel Ferrovie dello Stato, судостроительная Gavio и Fincantieri.

Поэтому России предстоит серьезная борьба за иранский рынок. Бизнес есть бизнес. В Иране сегодня это тоже популярный лозунг.

Не менее успешным стал и визит президента Роухани во Францию. Были подписаны контракты на 15 млрд евро. В том числе, создание совместного предприятия (СП) по производству автомобилей между французской компанией Peugeot-Citroеn и иранской фирмой Khodro, которое, как планируется, будет ежегодно собирать в Иране 200 тысяч автомобилей. Французская сторона в течение пяти лет инвестирует в СП 400 млн евро. При этом предусматривается экспорт автомобилей, собранных в ИРИ, в другие страны Ближнего Востока.

Крупнейшая нефтегазовая компания Франции Total подписала с иранской нефтяной компанией National Iranian Oil Company меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым Total будет закупать нефть у Ирана для последующей переработки в объеме 150-200 тысяч баррелей в сутки. Сумма контракта пока неизвестна, однако эксперты полагают, что Иран ради возвращения на французский рынок мог предоставить Total существенный дисконт.

Формальное отсутствие дипломатических отношений между Вашингтоном и Тегераном не должно стать серьезным препятствием для налаживания торгово-экономических, а, возможно, затем и политических отношений.

Сенсационным стало соглашение между крупнейшей иранской авиакомпанией Iran Air и европейской авиастроительной корпорацией Airbus (штаб квартира в Париже) о закупке 118 гражданских самолетов. Речь идет о 73 широкофюзеляжных и 45 узкофюзеляжных машинах различных модификаций. Кроме того, Airbus получил от Iran Air заказ на 12 самых больших пассажирских лайнеров A380. Этот самолет способен перевозить от 525 до 853 пассажиров в зависимости от классовой конфигурации на расстояние до 15400 км. Поставки самолетов в Иран начнутся уже в этом году и будут длиться до 2023 г. Сумма сделки составляет 25 млрд долларов.

В рамках соглашения Airbus поможет Ирану подготовить собственных пилотов и инженеров. Параллельно Иран заключил еще одно соглашение о сотрудничестве с Airbus, предусматривающее модернизацию инфраструктуры гражданской авиации: развитие аэронавигационного обслуживания и аэропортов. Договор также предусматривает и промышленную кооперацию с Airbus.

К слову, иранская сторона пока не высказывает реальной заинтересованности в приобретении российских самолетов. Хотя одним из перспективных направлений российско-иранского сотрудничества объявлено авиастроение. Сегодня российская сторона готова предложить иранским коллегам рассмотреть вопрос приобретения российских пассажирских самолетов «Сухой Суперджет 100» и Ту-204СМ. Но контракт с Airbus, а также планы на закупку в США партии пассажирских самолетов у американской корпорации Boeing (как заявил заместитель министра транспорта Ирана Асгар Факри Касхан, его страна заинтересована в приобретении не менее 100 американских машин) делает гипотетическую сделку с Россией в лучшем случае отдаленной перспективой. Пожалуй, это относится к большинству направлений российско-иранского торгово-экономического сотрудничества, количество которых весьма ограничено из-за суженных материальных и финансовых возможностей России на равных вести конкурентную борьбу на иранском рынке со своими могущественными конкурентами. Причем даже в тех направлениях, где Москва конкурентоспособна, Тегеран заключает сделки с КНР, Италией и Францией. Это касается и ядерной энергетики, и железнодорожного транспорта, и нефтегазовой промышленности, и сельского хозяйства. Поэтому России предстоит серьезная борьба за иранский рынок. Бизнес есть бизнес. В Иране сегодня это тоже популярный лозунг.

Совершенно ясно, что успешное турне президента Роухани в Италию и Францию, а также визит Си Цзиньпина в Тегеран — это только начало процесса возвращения Ирана в мировую экономику. Высокопоставленный и высокопрофессиональный состав делегаций, которые вели переговоры в Тегеране, Риме и Париже, свидетельствует о том, что там шла речь о будущих контрактах и соглашениях. Не исключено, что в ближайшее время будут достигнуты новые договоренности.

Инициирование президентом и его командой активности по скорейшему выполнению Ираном требований, которые были необходимы для имплементации «ядерного соглашения», а также закрепление связей с Китаем и с двумя важными державами Евросоюза можно расценивать как козырную карту в предвыборной многоходовой игре.

Правда, президент Франции Франсуа Олланд предупредил своего иранского коллегу, что новые отношения с Ираном зависят от того, как Тегеран будет соблюдать свои обещания, данные при подписании многосторонней «ядерной сделки». Президент ИРИ Хасан Роухани успокоил коллегу, подтвердив, что его страна будет соблюдать взятые обязательства.

Вслед за успешным европейским турне Роухани в обозримом будущем последует целая серия конкретных двусторонних контактов на высоком уровне между Ираном и другими странами — не только европейскими, но и азиатскими, включая Японию и Южную Корею. Как стало недавно известно, президент Республики Корея Пак Кын Хе рассматривает возможность визита в Иран, где она собирается обсудить со своим иранским коллегой Хасаном Роухани вопросы двустороннего экономического сотрудничества и выход южнокорейских компаний на рынок Ирана.

Затем, вероятно, последует нормализация торговых отношений с Соединенными Штатами. В Риме на пресс-конференции президент ИРИ Хасан Роухани, выразив надежду на восстановление полноценных отношений с США, отметил, что его страна готова наладить совместное производство с американскими компаниями и принять инвесторов из США. Формальное отсутствие дипломатических отношений между Вашингтоном и Тегераном не должно стать серьезным препятствием для налаживания торгово-экономических, а, возможно, затем и политических отношений. Вспоминается Тайвань. Сейчас практически ни одна страна мира не имеет дипотношений с островом. Однако многие государства имеют там торговые представительства, которые, кроме своих прямых обязанностей, по сути, выполняют функции посольств. Вполне может быть, что американо-иранские отношения будут развиваться по такому же пути.

Причины и перспективы внешнеполитической активности ИРИ

Высокая активность Тегерана на международной арене в январе 2016 г. имеет еще один аспект или причину. Внутриполитическую. 26 февраля 2016 г. в Иране состоятся выборы в два очень значимых конституционных органа: в иранский парламент (Меджлис) и в Совет экспертов. Борьба за места разгорается очень жесткая. И это объяснимо.

Меджлис в жизни ИРИ играет большую роль. Политическая ориентация иранского парламента может содействовать деятельности правительства, возглавляемого президентом, или препятствовать этому. Поэтому для Хасана Роухани итоги парламентских выборов чрезвычайно важны. Хотя в Иране над всеми государственными институтами стоит «рахбар» — верховный лидер, являющийся и главой республики, и верховным главнокомандующим, и духовным лидером, который определяет генеральную линию политики ИРИ. Сейчас этот пост занимает аятолла Али Хаменеи, человек преклонного возраста (76 лет) и не совсем крепкого здоровья (онкология). И не исключено, что новому составу Совета экспертов (86 авторитетных религиозных деятелей), избираемому всем населением на 8 лет, придется выбирать из своего состава и назначать нового верховного лидера. Именно избрание главы Исламской Республики Иран (а также его смещение в случае нетрудоспособности) — главная функциональная обязанность Совета экспертов наряду с другими серьезными вопросами внутренней и внешней политики Ирана.

Президент Роухани представляет условно либерально-реформатское течение в иранской политике, ему противостоят очень серьезные силы условно радикальных фундаменталистов. Поэтому инициирование президентом и его командой активности по скорейшему выполнению Ираном требований, которые были необходимы для имплементации «ядерного соглашения», а также закрепление связей с Китаем и с двумя важными державами Евросоюза можно расценивать как козырную карту в предвыборной многоходовой игре. На кон поставлено многое, в том числе и будущее Исламской Республики Иран.

Показательна история с отказом президента Роухани принять участие в обеде, который устраивал в Париже в честь иранского гостя французский президент Олланд. Иранцы настаивали на халяльном меню и на отсутствии алкоголя. Французы, основываясь на традициях французского протокола, отказались это сделать. Конечно, дело было не в особой религиозности Хасана Роухани. Он просто не мог дать шанс оппозиции накануне выборов обвинить его в отказе от исламских ценностей.

В итоге, вполне корректно констатировать, что Иран без раскачки бросился восстанавливать свои пошатнувшиеся в результате санкций позиции на международной арене как в торгово-экономической, так и в политической сферах. Причем акцент был сделан на два центра силы - Китай и Евросоюз. И этот процесс, несомненно, будет продолжаться. Однако скорость движения в русле данного процесса будет зависеть от предстоящих выборов в Меджлис и Совет экспертов.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся