Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Демиденко

К.и.н., глава Экспертного совета по развитию отношений с Китаем и странами Востока НИИ Корпоративного и проектного управления, доцент НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

22 февраля 2015 года в Женеве состоялся очередной раунд переговоров между ИРИ и «шестеркой» международных посредников. Единственным реальным итогом форума в Швейцарии стала договоренность о новой встрече 2 марта (хотя представители Госдепартамента США и охарактеризовали переговоры как весьма продуктивные).

22 февраля 2015 года в Женеве состоялся очередной раунд переговоров между ИРИ и «шестеркой» международных посредников. Дорога для регулярных контактов по проблемам иранского ядерного досье была открыта 24 ноября 2013 года, когда Тегеран и представители мирового сообщества заключили так называемую «ядерную сделку» (согласно пунктам данного документа, Иран обязуется прекратить обогащение урана свыше 5%, уничтожить в течение полугода обогащенные до 20% ядерные материалы, а также остановить строительство новых ядерных центров и свернуть свою программу по созданию плутония; взамен ИРИ получила право обогащать уран до 5%, а также ослабление международных экономических санкций). Однако прошло уже почти полтора года, но до заключения всеобъемлющего соглашения все еще очень далеко. Вот и сейчас, единственным реальным итогом форума в Швейцарии стала договоренность о новой встрече 2 марта (хотя представители Госдепартамента США и охарактеризовали переговоры как весьма продуктивные).

На сегодняшний день между сторонами имеется целый комплекс неурегулированных проблем, которые тяжелым спудом лежат на всем переговорном процессе. Тегеран и «шестерка» не могут договориться, во-первых, о перепрофилировании реактора в Араке, во-вторых, о заводе «Форду», на котором действует несколько тысяч центрифуг по обогащению урана (некоторые представители «шестерки» настаивают на ликвидации этого предприятия), в-третьих, о сроках подписания итогового соглашения.

Периодически и Иран, и «шестерка» (в особенности США) выступают с резкими заявлениями, которые в значительной степени ухудшают общий информационный и деловой климат вокруг переговорного процесса (так, например, в ходе февральской встречи в Женеве заместитель главы МИД Исламской Республики А. Аракчи заявил, что иранская делегация покинет переговоры, если почувствует давление со стороны «западных партнеров»; в свою очередь президент США Б. Обама периодически ставит под сомнение необходимость продолжения в принципе контактов с Тегераном по вопросам «ядерного разоружения»).

Иран – крайне тяжелый и неудобный переговорщик. Это известно давно. В таком важном вопросе, как ядерное досье неуступчивость Тегерана возрастает в разы, поскольку данная проблема напрямую увязывается властями Исламской Республики с национальным суверенитетом. Для Ирана пойти на уступки по ядерному досье – крайне сложный, болезненный, но необходимый (в связи с плачевным состоянием экономики) шаг. Делать этот шаг следует с чрезвычайной осторожностью, чтобы не подтолкнуть население, чей жизненный уровень из-за действия режима международного эмбарго значительно снизился в последние годы, к массовым акциям протеста.

В этой связи иранское правительство должно, во-первых, представить дело на международной арене таким образом, чтобы в глазах населения отступление на «ядерном направлении» не выглядело бы как капитуляция, а во-вторых, выторговать для Ирана как можно больше преференций в экономическом и политическом плане, чтобы в максимально короткие сроки добиться стабилизации ситуации в народном хозяйстве Исламской Республики (здесь первоочередной для Тегерана вопрос – привлечение иностранных инвестиций в газовую отрасль).

Этими двумя обстоятельствами и объясняется неуступчивость Ирана в переговорах с международными посредниками. Тегеран яростно торгуется, так как ставки в его игре с «шестеркой» чрезвычайно высоки. На кону –стабильность страны, будущее ее экономики и всей системы «исламской демократии» (справедливости ради, необходимо отметить, что из всех мусульманских стран лишь у Ирана получилось создать собственную, ни на что не похожую, систему управления государством, где элементы теократии плотно переплетаются с методами либеральными, а порой ими и нивелируются).

Сумеют ли стороны достигнуть консенсуса и подписать всеобъемлющее соглашение до лета 2015 года? Принимая во внимание особенности иранской дипломатии в целом, вряд ли.

В последнее время шансы Ирана на относительно благоприятный исход переговоров с «шестеркой» возрастают в связи с заинтересованностью Запада в целом и США, в частности, в подключении Тегерана к борьбе против ИГИЛ (не так давно, согласно данным СМИ, президент США Б.Обама и духовный лидер Исламской Республики А.Хаменеи вступили по данному вопросу в переписку). Иран в последнее время все активнее увязывает проблему своего участия в антитеррористической коалиции с проблемой продвижения переговоров по ядерному досье.

Сумеют ли стороны достигнуть консенсуса и подписать всеобъемлющее соглашение до лета 2015 года? Принимая во внимание особенности иранской дипломатии в целом, вряд ли. Пока у Ирана имеется пространство для маневра (имеются в виду переговоры об участии Тегерана в антитеррористической коалиции под эгидой США), он будет продолжать торг с мировым сообществом. Однако перспективы заключения новой сделки не кажутся в этой связи таким уж несбыточными делом (пусть и конечный результат не будет достигнут к лету 2015 года).

Скорее всего, Иран в конечном итоге вынужден будет сдаться под давлением «шестерки». К такому выводу подталкивает весьма шаткое состояние экономики Исламской Республики, остро нуждающейся в инвестициях из-за рубежа (в ближайшем будущем не просматривается никаких реальных возможностей наладить национальную экономику без участия иностранного капитала). При этом западные компании весьма заинтересованы в выходе на иранский рынок (еще в 2013 году с соответствующими сигналами к Ирану обращались представители Chevron, Exxon Mobile, Conoco, Anadarko, а также ряд европейских энергетических гигантов).

Уже сейчас видны некоторые отдельные признаки деэскалации ситуации. Так, например, перед началом февральских переговоров в Женеве Иран остановил работу мощной газовой центрифуги IR-5 (факт остановки центрифуги был подтвержден как МАГАТЭ, так и Госдепартаментом США). Практически одновременно с этим американская корпорация Boeing активизировала свое сотрудничество с иранской компанией Iran Air, передав ей семь отремонтированных на американских предприятиях авиационных двигателей.

Резюмируя все вышесказанное, можно констатировать, что в настоящий момент сложилась весьма благоприятная ситуация для заключения между Ираном и Западом новой сделки в среднесрочной перспективе. Урегулирование «ядерного вопроса» станет залогом скорого снятия международного эмбарго и притока в ИРИ инвестиций из-за рубежа. Подобное развитие событий, благоприятное в равной степени и для Ирана, и для Запада, ставит Россию перед новым вызовом, а именно – перед возможностью потери Россией ряда своих позиций на мировом углеводородном рынке вследствие полноценного выхода на него Исламской Республики (здесь Иран – потенциальный конкурент России, это очевидно).

В этой связи России уже сейчас необходимо предпринять усилия, чтобы быть первой в череде стран, желающих инвестировать средства в газовый сегмент иранской экономики. Иран – страна, соблюдающая, в первую очередь, свой национальный интерес, и если предложение России окажется выгоднее предложений Европы или США, он будет работать с российскими корпорациями.

Снятие санкций с Ирана неизбежно, но вряд ли произойдет в ближайшее время. В этой связи у России есть еще шанс, чтобы подкорректировать свою стратегию на глобальном энергетическом рынке, с учетом иранского фактора. В противном случае еще один важный источник поступления валюты в бюджет страны оскудеет.

Промедление в этом вопросе действительно смерти подобно.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся