Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Ксения Кузьмина

Программный менеджер РСМД

Индийской океан, несмотря на географическую удаленность, всегда имел стратегическое значение для России. В последние годы отмечается растущая активность Москвы в регионе. В частности, российские военные корабли участвуют в борьбе с пиратством у восточных берегов Африки. При этом в связи с ограниченным объемом торговли России со странами региона и незначительным по сравнению с другими международными игроками участием в решении проблем безопасности распространено мнение, что Москва может играть в делах Индийского океана только второстепенную роль или вообще не должна участвовать в обсуждении вопросов регионального развития. Тем не менее Россия как мировая держава имеет жизненно важные экономические и стратегические интересы в регионе. Диверсификация связей и развитие более тесного сотрудничества с региональными игроками как в военно-политических, так и в экономических и гуманитарных вопросах становится одним из приоритетов российской политики на восточном направлении.

Индийской океан, несмотря на географическую удаленность, всегда имел стратегическое значение для России. В советские времена Москва поддерживала постоянное, в том числе военно-морское, присутствие в этой зоне. После распада Советского Союза Россия в силу преимущественно внутренних обстоятельств не могла уделять региону Индийского океана прежнего внимания, однако в последние годы отмечается растущая активность Москвы в региональных делах. Одним из проявлений трансформации российской политики представляется участие российских военных кораблей в борьбе с пиратством у берегов Африки. При этом в связи с ограниченным объемом торговли России со странами региона и незначительным по сравнению с другими международными игроками участием в решении проблем безопасности распространено мнение, что Москва может играть в делах Индийского океана только второстепенную роль или вообще не должна участвовать в обсуждении вопросов регионального развития. Тем не менее Россия как мировая держава имеет жизненно важные экономические и стратегические интересы в регионе. Диверсификация связей и развитие более тесного сотрудничества с региональными игроками как в военно-политических, так и в экономических и гуманитарных вопросах становится одним из приоритетов российской политики на восточном направлении.

На официальном уровне интересы страны в регионе изложены в стратегическом документе «Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года». Индоокеанское направление рассматривается в Доктрине в качестве одного из региональных приоритетов. В документе сформулированы три долгосрочные цели российской политики в регионе. К ним относятся: а) расширение транспортного и рыбопромыслового судоходства и совместные с другими государствами действия по защите от пиратства; б) проведение научных исследований в Антарктике как главного элемента осуществления государственной политики, направленной на сохранение и закрепление позиций России в этом регионе; в) проведение целенаправленного курса на превращение Индийского океана в зону мира, стабильности и добрососедства, обеспечение на периодической основе военно-морского присутствия Российской Федерации в Индийском океане.

Основные интересы и вызовы для Москвы на индоокеанском направлении связаны как с традиционными факторами развития региона, так и с изменением региональной динамики.

В последние годы зона Индийского океана все чаще считается ареной «большой игры» или стратегического соперничества мировых держав, в первую очередь Китая и США, а также Китая и Индии. В этом контексте нередко рассматриваются и усилия Китая по вовлечению региональных игроков в реализацию Инициативы пояса и пути, которая зачастую воспринимается как инструмент расширения политико-стратегического влияния, а не масштабный экономический проект, и последовавшая за ними концептуализация и постепенная институционализация так называемого Индо-Тихоокеанского региона, как и совместный проект Индии и Японии «Азиатско-африканский коридор роста». Важно отметить, что малые региональные государства, включая Шри-Ланку, все чаще становятся разменными монетами в этой игре крупных держав.

Превращение региона Индийского океана в арену стратегического противостояния, безусловно, противоречит интересам Москвы. Во-первых, любой конфликт или серьезное обострение напряженности в столь важном регионе будут иметь долгосрочные негативные последствия не только для его безопасности и благополучия, но и для всего мира, и в конечном итоге затронут Россию. Во-вторых, Москва поддерживает тесные отношения как с Дели, так и с Пекином, и необходимость делать выбор между двумя стратегическими партнерами стала бы для России наихудшим вариантом развития событий. В данной ситуации Москва могла бы использовать регулярные встречи в формате стратегического треугольника Россия–Индия–Китай с тем, чтобы несколько ослабить напряженность и содействовать развитию взаимопонимания между Дели и Пекином.

Москву продолжают беспокоить и традиционные угрозы безопасности в регионе, исходящие от негосударственных субъектов (пиратство, терроризм, незаконный оборот наркотиков и др.). В настоящее время подобные вызовы усугубляются в связи с технологической революцией и появлением новых средств коммуникации и осуществления нападений. Новый контекст безопасности создают и технологии искусственного интеллекта и робототехники. Учитывая нарастающую уязвимость региональных государств перед лицом кибератак, обеспечение информационной безопасности в зоне Индийского океана сейчас приобретает особое значение. В этом контексте следует также упомянуть необходимость обеспечения безопасности глубоководных кабелей. Вместе с тем последние научно-технические разработки создают новые возможности для сотрудничества и инструменты, которые могут позволить эффективно решать существующие проблемы.

Фокус деятельности ШОС традиционно располагается в Центральной Азии, однако с присоединением Индии и Пакистана в качестве полноправных членов и получением Шри-Ланкой статуса партнера по диалогу в сферу ее интересов вошел и регион Индийского океана.

Еще один комплекс вопросов, представляющий для Москвы интерес, связан с быстрым ростом населения во многих странах региона, что может привести к существенному увеличению глобальных миграционных потоков и создать угрозы продовольственной и водной безопасности. С одной стороны, это может в перспективе предоставить России новые возможности для сотрудничества с региональными игроками, а с другой — увеличить глобальную нестабильность.

Наконец, что не менее важно, зона Индийского океана сегодня сталкивается с рядом экологических проблем, которые оказывают негативное влияние на все другие аспекты развития и существенно изменят геостратегическую и геоэкономическую карту региона и мира в целом в предстоящие годы.

Трансформирующаяся региональная динамика и растущая нестабильность требуют более тесного сотрудничества между региональными государствами и заинтересованными внерегиональными акторами. Развитие ситуации обусловливает необходимость выработки общих подходов и перехода к совместным действиям в целях развития многостороннего, инклюзивного и неконфронтационного регионального порядка, основанного на взаимном уважении и международном праве. Должна быть обеспечена стратегическая независимость малых государств.

В этом процессе с точки зрения Москвы особое внимание должно быть уделено примату фундаментальных принципов международного права (включая Конвенцию Организации Объединенных Наций по морскому праву), а также мировых и региональных многосторонних институтов, открытых для всеобщего участия (прежде всего, ООН).

Регион отличают невысокое развитие институциональной системы, отсутствие комплексной архитектуры региональной безопасности. Хотя в краткосрочной и среднесрочной перспективе формирование в регионе Индийского океана жестких и принимающих решения обязательного характера механизмов кооперации вряд ли возможно, крайне важно развивать и укреплять платформы для сотрудничества, стимулировать проведение прозрачного и всеобъемлющего диалога и усиливать меры по укреплению доверия. Россия, имеющая большой опыт многосторонней дипломатии, могла бы оказать значительную поддержку в деле выстраивания региональных рамок многостороннего диалога. В долгосрочной перспективе развитие и продвижение таких инициатив будут также способствовать реализации на практике российской концепции «Большая Евразия».

В практическом плане Россия с ее значительным потенциалом в военной сфере могла бы также сыграть важную роль в обеспечении региональной безопасности, в частности в борьбе с пиратством, терроризмом и торговлей людьми, а также помочь региональным государствам развить их собственный потенциал в этой сфере. Свой вклад в операции по ликвидации последствий стихийных бедствий и катастроф в регионе Индийского океана может внести российский флот. Кроме того, благодаря своему мощному научно-техническому потенциалу Москва может способствовать поддержанию информационной безопасности и безопасности критической инфраструктуры в регионе.

Интерес вызывает потенциальная роль в регионе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Фокус деятельности ШОС традиционно располагается в Центральной Азии, однако с присоединением Индии и Пакистана в качестве полноправных членов и получением Шри-Ланкой статуса партнера по диалогу в сферу ее интересов вошел и регион Индийского океана. Конечно, пока рано утверждать, что ШОС сможет сыграть в нем важную роль, но Организация может выступить одной из площадок для диалога и благодаря антитеррористической составляющей своей деятельности бороться с вызовами безопасности со стороны негосударственных акторов.

Достижения этих амбициозных стратегических и практических целей невозможно добиться лишь взаимодействием на официальном уровне без участия гражданского общества, бизнеса, экспертных сообществ и аналитических центров региональных и нерегиональных стран. Формированию и укреплению взаимопонимания в интересах мирного развития послужит проведение диалога на полуторном и втором треках.

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся