Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 3.79)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Лидия Кулик

К.и.н.; руководитель направления по исследованиям Индии, Институт исследований развивающихся рынков СКОЛКОВО; научный сотрудник, Центр индийских исследований, Институт востоковедения РАН, эксперт РСМД

В середине октября находящаяся в оппозиции в Индии партия Индийский национальный конгресс (ИНК) впервые за последние 24 года выбрала своего нового лидера не из числа политиков династии Джавахарлала Неру. Для России важность этого события связана с тем, какую первостепенную роль эта партия и ее бессменные руководители — династия Неру (Дж. Неру, И. Ганди, Р. Ганди, его супруга С. Ганди) на протяжении десятилетий играли не только в судьбе Индии, но и в отношениях Индии с СССР и Россией. Хотя искренняя дружба и стратегическое партнерство России и Индии неизменны и не зависят от политики отдельных партий с обеих сторон, для многих в России — в силу исторических традиций — близкие отношения с Индией долгое время определялись невидимыми нитями личных симпатий и контактов с руководителями, рядовыми членами и сторонниками именно этой индийской партии.

К выборам 2014 г. от былого динамизма ИНК, зенит популярности которого пришелся на 1980-е гг., не осталось и следа. И страна, где политический процесс иногда сравнивают по сложности с игрой в шахматы в трех измерениях, сумела привести к власти новые лица. Хотя Конгресс остается единственной, помимо правящей Бхаратия джаната парти (БДП), общеиндийской партией, бросить серьезный вызов партии премьер-министра Н. Моди — едва ли посильная для него задача. В таких условиях сохранение партии, созданной отцами-основателями независимой Индии и проходящей через наиболее затяжной и глубокий кризис в своей истории, становится для руководителей ИНК основной задачей. Удастся ли им справиться, и какие идеи они смогут предложить современной Индии?

В середине октября находящаяся в оппозиции в Индии партия Индийский национальный конгресс (ИНК) впервые за последние 24 года выбрала своего нового лидера не из числа политиков династии Джавахарлала Неру. Для России важность этого события связана с тем, какую первостепенную роль эта партия и ее бессменные руководители — династия Неру (Дж. Неру, И. Ганди, Р. Ганди, его супруга С. Ганди) на протяжении десятилетий играли не только в судьбе Индии, но и в отношениях Индии с СССР и Россией. Хотя искренняя дружба и стратегическое партнерство России и Индии неизменны и не зависят от политики отдельных партий с обеих сторон, для многих в России — в силу исторических традиций — близкие отношения с Индией долгое время определялись невидимыми нитями личных симпатий и контактов с руководителями, рядовыми членами и сторонниками именно этой индийской партии.

Из истории Конгресса

Индийский национальный конгресс был образован в 1885 г. на его первой сессии в Бомбее. Непосредственная инициатива создания Конгресса принадлежала бывшему крупному чиновнику Индийской гражданской службы англичанину Аллану Октавиану Юму, который действовал совместно с британской колониальной администрацией. На первом этапе своего развития Конгресс был лоялен по отношению к британскому правительству, он был задуман как вынужденная мера, «предохранительный клапан» для выпуска накопившегося недовольства индийцев политикой колонизаторов. И вначале он действительно выполнял эту задачу, но постепенно от позиций реформаторства в рамках колониальной системы перешел к национально-освободительной борьбе против британской власти.

Ядро первоначального руководства Конгресса состояло из индийцев, которые в Лондоне в конце 1860-х – начале 1870-х гг. изучали юриспруденцию или сдавали экзамены в Индийскую гражданскую службу. В начальный период своей деятельности Конгресс не представлял собой настоящую политическую организацию, тем более политическую партию. У него не было ни центрального офиса, ни регулярных финансовых фондов, его члены не платили вступительные взносы. Не было и постоянных сотрудников, которые вели бы организационно-партийные дела — кроме А. Юма, занимавшего пост генерального секретаря партии до 1892 г.

Появление Конгресса на общественной и политической сцене
страны не было неожиданным явлением. Оно стало кульминацией длительного процесса эволюции политических и общественных идей, результатом социально-экономических и политических изменений в индийском обществе во второй половине XIX в., в том числе и в отношениях между индийцами, точнее, их наиболее продвинутой и просвещенной частью, и британской колониальной администрацией.

Первое десятилетие XX в. стало периодом активной политической трансформации Конгресса. К тому времени стало вполне очевидно, что британские власти готовы пойти лишь на незначительные конституционные реформы, но отказываются прикладывать значительные усилия для облегчения положения индийского народа. В результате преобладавшие в Конгрессе умеренные либералы стали терять свои позиции в нем.

Немалое влияние на деятельность Конгресса, особенно в начале его работы, оказало Теософское общество, основанное в 1875 г. в Нью-Йорке Е.П. Блаватской (1831–1893) и американцем Г.С. Олкоттом. Это общество способствовало развитию культурного национализма в Индии. Одним из наиболее ярких проводников теософского учения в стране была ирландка Энни Безант (1847–1933), которая прибыла в Индию в 1893 г. для работы в Теософском обществе. В общественной работе она использовала свой опыт борьбы за независимость Ирландии и была избрана президентом Общества в 1907 г.

Главным итогом влияния Теософского общества было пробуждение в европейски образованных индийцах воли к активному действию сообразно с ценностями свободы и прогресса. Большинство организаторов Конгресса были теософами, в том числе и А. Юм. В 1914 г. Э. Безант вступила в Индийский национальный конгресс, активно защищала права женщин, бедных и социально угнетенных. В 1917 г. она была избрана президентом Конгресса, а главным направлением ее деятельности стала пропаганда традиционного индуизма. При этом она выступала и в защиту индуизма от нападок христианских миссионеров, и против критики индуизма со стороны некоторых индуистских религиозных реформаторов, которые, в свою очередь, критиковали ее. Однако постепенно Э. Безант и сама стала выступать за реформу индуизма. Еще в 1904 г. она заявила о необходимости очищения индуизма, «поскольку без этого у Индии нет будущего». Под «очищенным» индуизмом она понимала «просвещенный, интеллектуальный индуизм, полный силы и энергии», говорила о необходимости отмены кастовой системы. Э. Безант оказала значительное влияние на М.К. Ганди и Дж. Неру.

Пройдя большой путь трансформации, Конгресс более 60 лет возглавлял национально-освободительное движение, которое в конечном итоге привело к достижению Индией независимости в августе 1947 г. и развалу британской империи. Дж. Неру был президентом Конгресса несколько раз — в 1929–1930, 1936–1937 и 1951–1954 гг.

Несмотря на откровенное пренебрежение и недоверие к политикам независимой Индии со стороны И. Сталина, после 1947 г. именно благодаря благожелательной настойчивости Дж. Неру, а также дальновидности таких советских деятелей как В. Молотов, К. Новиков (первый посол СССР в Индии) и других высокопоставленных дипломатов отношения между Индией и СССР, не взирая на все сложности, быстро вышли на курс партнерства и сотрудничества.

Уйти нельзя остаться

Последний раз выборы президента Индийского национального конгресса проводились в 2000 г. когда Соня Ганди, вдова Раджива Ганди, выиграла состязание у Джитендры Прасады. Рахулу Ганди, сыну Раджива и Сони, тогда было уже 30 лет, и от него ждали активной работы в политике. В общей сложности Соня Ганди находилась на посту 24 года — с 1998 г. (гораздо дольше, чем любой другой лидер Конгресса: Индира Ганди занимала этот пост восемь лет, Раджив Ганди — семь лет) с паузой в 2017–2019 гг. В эти годы Рахул Ганди занимал пост президента партии в преддверии всеобщих парламентских выборов. С 2013 по 2017 гг. он был вице-президентом партии, этот пост был специально создан для него. В целом Р. Ганди в политике с 2004 г. — тогда он стал депутатом парламента от округа Аметхи в шт. Уттар Прадеш, где раньше избирался его отец. Всеобщие выборы 2019 г. партия проиграла с худшими результатами в истории, и самым обидным было поражение Р. Ганди в своем избирательном округе. Сегодня он является депутатом парламента от округа Ваянад (шт. Керала) и занимает ряд постов в молодежных организациях Конгресса. Его сестра Приянка Ганди занимает должность Генерального секретаря ИНК, также созданную специально для нее в 2020 г. Еще после поражения Конгресса в 2014 г., когда Бхаратия джаната парти (БДП) Нарендры Моди уверенно взяла парламентское большинство, Соня и Рахул Ганди просили руководство партии об отставке, однако Рабочий комитет Конгресса отклонил их прошение. «Они — лучшие лидеры, которые у нас есть. Это поражение — коллективная ответственность», — заявил тогда один из лидеров ИНК Амариндер Сингх. И сегодня некоторые региональные отделения Конгресса высказываются за возвращение Р. Ганди на пост руководителя партии — среди них ИНК шт. Гуджарат, Раджастан, Чхаттисгарх.

За 137-летнюю историю ИНК переживал непростые времена, однако такого затяжного кризиса, как в последние 20–25 лет, не случалось. Соня Ганди, хотя и не индианка по происхождению, в лучших индийских традициях сделала процесс сворачивания участия семьи в руководстве партией максимально постепенным и предсказуемым. За последние годы она, как и большинство индийцев, убедилась в том, что ее сын Рахул — наследник династии — не имеет ни достаточных для такой масштабной политической работы амбиций, ни свойственной его выдающимся предкам харизмы. Как результат — партию постоянно упрекают в инертности. Между тем Конгресс остается единственной, помимо БДП, общеиндийской партией. В этом, по мнению самого Конгресса, его основная важность и ценность, несмотря на очевидную слабость перед лицом наступающей БДП. Не понимая и не разделяя современный курс ИНК, за последние годы от партии отвернулись не только рядовые избиратели и сами партийцы, включая ряд известных фигур, парламентариев, но и многие региональные партии, от которых в индийской политике зависит многое. От былого динамизма ИНК, зенит популярности которого пришелся на 1980-е гг., к выборам 2014 г. не осталось и следа. И страна, сложность политического процесса в которой иногда сравнивают с игрой в шахматы в трех измерениях, сумела привести к власти новые лица.

Характеризуя ИНК, стоит проанализировать и деятельность кандидатов на пост главы партии в октябре.

Проигравший кандидат — Шаши Тхарур

Шаши Тхарур хорошо известен индийцам. Они любят шутить о его прекрасном английском языке и очень сложной лексике, которую многие понимают с трудом. Если бы Ш. Тхарур выиграл состязание за пост лидера партии, это было бы яркой иллюстрацией того, что от некогда широкой поддержки в слоях интеллигенции и Конгресса осталась лишь узкая прослойка. Ш. Тхаруру 66 лет, он историк, автор нескольких десятков книг, трижды избирался в нижнюю палату индийского парламента от ИНК от округа Тривандрум (шт. Керала), долгое время возглавлял комитет парламента по международным делам и сейчас возглавляет комитет по информационным технологиям. Ранее Ш. Тхарур занимал посты в правительстве Индии, был первым заместителем министра по развитию человеческих ресурсов в 2012–2014 гг. и первым заместителем министра иностранных дел в 2009–2010 гг. Он начинал свою карьеру в секретариате Агентства Организации Объединённых Наций по делам беженцев в Женеве, проработав в ООН в общей сложности 29 лет — вплоть до 2007 г., в том числе в качестве заместителя Генерального секретаря по коммуникации и общественной информации. Окончил Колледж св. Стефана Делийского университета по специальности «История», он изучал право и дипломатию в Университете Тафтса в США (Tufts University The Fletcher School of Law and Diplomacy), где в возрасте 22 лет защитил докторскую диссертацию. Индийцы также помнят трагическую историю — самоубийство третьей супруги Ш. Тхарура, покончившей с собой при невыясненных обстоятельствах в отеле в Дели. Против политика тогда были выдвинуты обвинения в доведении до самоубийства, которые впоследствии были сняты.

Ш. Тхарур вовремя почувствовал смену политических настроений в стране и рост национального сознания индийцев. Когда его партия, теряя поддержку, тем не менее продолжала, по давней традиции, об отношениях Индии и Великобритании говорить или хорошо, или никак, Ш. Тхарур красноречиво выступал с критикой британцев. Новый виток его политической карьеры начался с выступления в рамках дискуссионного клуба Оксфордского университета (т.н. Общества Оксфордского союза) летом 2015 г. на тему «Следует ли Британии выплатить репарации своим бывшим колониям?». В начале июля 2015 г. Оксфордский дискуссионный клуб разместил в интернете видеозапись тех дебатов, и она распространилась крайне быстро. На сегодняшний день её посмотрели почти 10 млн человек, что существенно даже для многомиллионной Индии. В завершение 15-минутной речи, неоднократно прерывавшейся аплодисментами по крайней мере половины присутствовавших, выступавший подчеркнул, что он говорит не о выплате репараций, а лишь о необходимости признания наличия вины и некоего символического искупления со стороны Великобритании, пусть даже в форме простого извинения. Ш. Тхарур и раньше заявлял о таком своём отношении к истории взаимоотношений Британии и Индии, однако на этот раз его суждения попали в очень благодатную почву. Даже его критики из стана БДП приветствовали это выступление. На одном из мероприятий, где присутствовал индийский премьер Н. Моди, спикер нижней палаты парламента хвалила выступление Ш. Тхарура, а сам премьер позже заметил, что Ш. Тхарур сказал «правильные вещи в правильном месте». Пока критики обвиняли политика в популизме и эксплуатации болезненных вопросов ради политических дивидендов, его популярность росла, и книги продавались большими тиражами.

С одной стороны, в критических публикациях Ш. Тхарура нет ничего нового. Факты, изложенные в его книгах, и даже их интерпретации встречались в исторической и экономической литературе и раньше. Однако сегодня они приобретают новое значение для широких слоёв индийского общества и особенно для молодёжи.

Ш. Тхарур — один из немногих индийских политиков, выступающих с осуждением России и с критикой нейтральной позиции индийского руководства по поводу СВО на Украине. В феврале 2022 г. Ш. Тхарур выступал на телевидении с такими тезисами: «Деэскалация означает, что воюют две стороны, и вы хотите, чтобы они обе успокоились. Но в данном случае это не так. Реальность такова, что одна сторона напала на другую, отправила войска из одной страны в другую. Это не та ситуация, когда мы можем просить обе стороны о деэскалации. Мы должны попросить русских прекратить то, что они делают. Мы должны напомнить русским, что они нарушают важные для нас принципы… мы решили никого не обвинять и ничего не говорить ни о вторжении, ни о нападении, не указывать пальцем на Россию. Это нехорошо, когда такая страна, как Индия, которая претендует на место в Совете Безопасности ООН, молчит о нарушении международно-признанных принципов». Сентябрьская публикация политика на эту тему называлась «Длительная влюбленность Индии в Россию должна закончиться». Основной аргумент Ш. Тхарура звучал так: «ослабленная войной и санкциями Россия» становится все больше зависимой от Китая, что окончательно снижает геополитическую важность России для Индии. Индия также должна признать необходимость сотрудничества с другими странами для сдерживания самонадеянных амбиций Китая. Учитывая постепенное превращение России в государство-сателлит растущей китайской империи, Россия становится все менее реальным партнером в любых подобных усилиях».

Перед выборами Ш. Тхарур встречался с Соней Ганди, проинформировал ее о планах баллотироваться на пост и заручился ее поддержкой. По сообщениям, она предпочла занять нейтральную позицию на выборах, поддерживая открытую конкуренцию и отрицая наличие в списке «официального кандидата», ответив таким образом на многолетнюю критику со стороны БДП и лично Н. Моди, который непрестанно называет Конгресс «семейным бизнесом». По результатам тайного голосования, Ш. Тхарур получил лишь 1 072 голоса из 9 385.

Новый президент конгресса — Малликарджун Кхарге

Не только иностранным наблюдателям, но и самим индийцам до недавнего времени было мало что известно про Малликарджуна Кхарге, получившего на выборах президента ИНК подавляющее большинство голосов (7 897 голоса из 9 385). В отличие от Ш. Тхарура его считают фигурой, приближенной к семье Неру-Ганди. М. Кхарге 80 лет, он юрист по образованию и начал политическую карьеру в городе Гулбарга шт. Карнатака, возглавив там студенческий союз и позже став руководителем регионального отделения ИНК. В 1972 г. он впервые участвовал в выборах в Ассамблею (парламент штата), где затем был депутатом восьми созывов, занимал министерские посты в правительстве Карнатаки, был президентом ИНК на уровне штата.

В 2009 г. М. Кхарге впервые стал депутатом нижней палаты индийского парламента (Лок Сабхи). Занимал различные посты в правительстве Манмохана Сингха — был министром труда, министром железных дорог, министром социальной справедливости и расширения прав и возможностей. Такая карьера объясняется, среди прочего, происхождением М. Кхарге — он из семьи далитов (неприкасаемых), среди которых пользуется большой популярностью и уважением. Когда ИНК проиграл БДП выборы в парламент в 2014 г., М. Кхарге стал руководителем фракции Конгресса в нижней палате парламента. Известно его высказывание после того крупного поражения, проводящее параллели с сюжетом из Махабхараты: «Нас в Лок Сабхе может быть всего 44, но Пандавы никогда не испугаются сотни Кауравов». Когда в феврале 2021 г. М. Кхарге потерял кресло в нижней палате парламента, партия поддержала его, обеспечив местом в верхней палате (Раджья Сабхе) и постом лидера оппозиции.

В отличие от Ш. Тхарура М. Кхарге более сдержанно высказывался по поводу украинского кризиса. Сначала он критиковал БДП за то, что индийские студенты не были вовремя предупреждены о грозящей им опасности и эвакуированы из страны в отличие от граждан США, Великобритании, Китая, Германии. Затем он сделал публикацию в Twitter: «Внешнеполитические ошибки правительства Моди привели к тому, что наши противники успешно переманивают к себе наших друзей. Правительство БДП совершает одну стратегическую ошибку за другой. Они предали нацию». Прежде всего критика относилась к сближению России с Пакистаном и Китаем, происходящей, по мнению М. Кхарге, при попустительстве БДП.

Демографический дивиденд вне политики

Глеб Макаревич, Иван Щедров:
Почему Индия — не Китай?

Избрание на пост президента ИНК М. Кхарге вновь привлекло внимание общественности к вопросу о среднем возрасте индийских политиков. Известно, что в Индии — стране, где средний возраст населения составляет 28,7 лет, каждый новый состав парламента ставит рекорды по возрасту депутатов, несмотря на то, что индийские избиратели молодеют. Призывы омолодить индийскую политику, чтобы она лучше отражала современную демографию, остаются лишь словами. Большим достижением БДП на выборах 2014 г. было то, что вопреки общей тенденции партии тогда удалось омолодиться. При этом фракция ИНК, по результатам выборов 2014 г., постарела. Из позитивных тенденций, наблюдатели отмечают рост числа индийских парламентариев с высшим образованием и медленный, но верный рост числа депутатов — женщин.

Среди обещаний и планов М. Кхарге — имплементация так называемой Удайпурской декларации партии, часть положений которой касается именно проблемы постоянно увеличивающегося возраста политиков ИНК. Согласно этой декларации, 50% постов в партийных структурах должны предоставляться партийцам младше 50 лет.

Политический индуизм

Перед заступлением на пост (26 октября 2022 г.) М. Кхарге посетил Раджгхат — мемориал Махатмы Ганди в Дели, а также мемориалы Джавахарлала Неру, Лал Бахадура Шастри, Индиры Ганди. На мероприятии по случаю вступления в должность М.Кхарге Соня Ганди заявила, что уверена в том, что под руководством М. Кхарге Конгресс будет «вдохновлен и укреплен». Она не скрывала своего облегчения от передачи ему поста и сказала, что крайне удовлетворена тем, что новый президент Конгресса — очень опытный политик, прошедший путь от простого рабочего до лидера партии благодаря своему упорному труду. Ш. Тхарур поздравил оппонента и выразил ему полную поддержку.

Перед М. Кхарге стоит сложная задача — привлечь избирателей, объединить враждующих однопартийцев, убедить их в том, что партия может показать хорошие результаты на предстоящих в 2024 г. всеобщих выборах. Сегодня критика Конгресса в адрес БДП в основном крутится вокруг нескольких основных вопросов. Так, Конгресс обвиняет партию Н. Моди в том, что они строят «новую Индию», в которой молодежи не хватает рабочих мест, растет число преступлений против женщин, увеличивается стоимость образования, увеличивается количество голодающих, усиливается загрязнение воздуха и деградация окружающей среды, фермеры протестуют, люди страдают от роста цен.

Очевидно, что Конгрессу нужна новая, более понятная, объединяющая избирателей идеологическая платформа. Религиозные, социальные и региональные вопросы, затрагивающие интересы различных религиозных общин и каст, намеренно исключались из обсуждения на заседаниях Конгресса, который с самого начала подчеркивал важность единства всех индийцев. А сегодня обе партии обвиняют друг друга в проведении политики разделительных линий. Если в отношении БДП это касается в основном противопоставления индуистского большинства мусульманскому меньшинству, то в вину Конгрессу ставят раздробление индийского общества на мелкие фракции по признакам каст, национальностей, социального статуса. Само назначение М. Кхарге свидетельствует о том, что Конгресс и дальше намерен бороться за голоса далитов, непременно определяя их как отдельную социальную группу.

Особенно сложной для Конгресса становится тема отношения к индуизму как к политическому фактору. На протяжении тысячелетий индийский субконтинент со стороны воспринимался как территория с населением, преимущественно исповедующим индуизм и практикующим связанные с ним традиции. Тем не менее в независимой Индии индуизм не получил приоритетное внимание лидеров молодого государства, хотя изначально у истоков индийского национально-освободительного движения стояли влиятельные общественные деятели, политики и философы, по мнению которых, индуизм был неотделим от национальной идентичности и самосознания индийцев.

Лидеры независимой Индии Дж. Неру, Б.Р. Амбедкар (юрист, один из авторов конституции Индии, как и М.Кхарге — далит по происхождению, перешедший из индуизма в буддизм) и другие стремились к формированию светского государства в Индии. Индира Ганди, хотя сама исповедовала индуизм и поддерживала концепцию многоконфессиональной Индии, пошла дальше своих предшественников и в условиях чрезвычайного положения реализовала поправки к конституции Индии, закрепившие, среди прочего, статус страны как «суверенной социалистической светской демократической республики» (вместо «суверенной демократической республики»). Эта формулировка в конституции существует до сих пор.

Сегодня в Индии разворачиваются противоположные тенденции. В ответ на превалировавший глобализм рубежа XX–XXI вв., а также благодаря укрепляющейся экономике у индийцев проснулся свежий интерес не только к собственной истории, культуре, но и к религиозным традициям — прежде всего, к индуизму. Приход к власти в 2014 г. БДП под руководством Н. Моди одновременно стал проявлением этой тенденции, ее закономерным продолжением и послужил дальнейшему развитию характерных процессов.

Запрос индийцев на «возвращение к своим корням» позже услышали и в Индийском национальном конгрессе. В результате возникла ситуация, при которой про-индуистский крен правительства вызывает в Индии острые дебаты и критику со стороны оппозиционных партий и либеральной общественности, но одновременно на территории, связанной с умеренным индуизмом, становится тесно, поскольку многие политические силы, включая Конгресс, неожиданно стремятся играть именно на этом поле. Таким образом, вопросы религии (прежде всего трактовки основ индуизма, его отношения к другим философским и религиозным течениям, интерпретация таких понятий как секуляризм и государственная религия) стали чуть ли не центральными темами политических дискуссий в современной Индии.

Политическая платформа ИНК в последние годы приобретала все более расплывчатые очертания. С одной стороны, партия традиционно ориентировалась на малоимущие слои населения, крестьянство, национальные, религиозные и этнические меньшинства и находилась левее от центра политического спектра. Так, за представителей ИНК чаще голосовали индийцы-мусульмане. ИНК и сегодня не отказывается от своего про-социалистического прошлого, стремясь завоевать так необходимую ему благосклонность небольших левых партий. Она также борется с БДП, акцентируя внимание на межкастовых противоречиях в индийском обществе, особенно в среде низших каст, племен, далитов и мусульманского меньшинства, фактически уравнивая демократический процесс со стратегией возведения разделительных границ по всем возможным линиям. Происходит это не только по признаку каст, но и на основании принадлежности к различным этническим, профессиональным и прочим группам, что является опасной тенденцией. Одновременно Рахул Ганди заигрывает с темой индуизма, что было не свойственно ему ранее. Он участвует в ритуальных службах, посещает индуистские храмы, превращая каждый такой визит в политическое ралли. Между Рахулем Ганди и Нарендрой Моди даже как-то возник заочный теологический спор о сути индуизма, когда в ответ на критику в свой адрес о неверной интерпретации индуизма и непонимании его основ индийский премьер сказал, что не претендует на статус знатока индуизма, и что даже «святые и мудрецы никогда не заявляли о своем полном знании индуизма, поскольку он столь огромен».

Ш. Тхарур тоже не отстает от тенденции — он написал две крупные работы на эту тему: книги «Почему я индус» (2017 г.) и «Обычаи индуизма» (2019 г.).

Несмотря на наметившийся раскол среди индийских элит по вопросу о формах и методах укрепления индуистской составляющей индийской государственности, большому числу индийцев, принадлежащих к среднему классу, этот курс импонирует. В умеренном индуизме они видят платформу для объединения и сплоченности большой части индийского общества в условиях его бесконечного многообразия и противоречий. В этом кроется и основное противоречие вокруг этого вопроса: нуждается ли индуизм в государственном содействии, или он столь синкретичен, что не нуждается в поддержке. Однако как только речь заходит о возможном изменении конституции Индии в контексте закрепления индуизма как государственной религии, протестов гораздо больше, а дебаты о сути индуизма и его роли в Индии будущего разгораются с новой силой.

***

В начале XXI в. Индия не только проходит путь экономического возрождения, но и активно возвращает себе уверенность в собственных культурных, научных, интеллектуальных, политических основах. И победа БДП на выборах 2014 г., и тот факт, что выступление Ш. Тхарура в 2015 г. по теме колониальной истории Индии столь живо отозвалось в сердцах соотечественников, являются свидетельствами этого нового самосознания индийцев. По мнению многих исследователей, Индия на момент прихода туда англичан была не только одной из древнейших цивилизаций на планете — в I–XI вв. индийская экономика была крупнейшей в мире. За 200 лет колониализма Индия и Великобритания практически поменялись местами по показателю доли ВВП в мировом хозяйстве. К моменту ухода англичан доля Индии в мировом ВВП уменьшилась почти в 10 раз. Поэтому стремительный рост экономики Индии в начале XXI в. не стал для индийцев чудом, а представляется всего лишь восстановлением прежнего баланса сил в мире, где Индия и Китай на протяжении столетий занимали лидирующие позиции.

Сегодня в Индии не последнюю роль играет фактор политического индуизма. Он, несомненно, является одним из важнейших, и с ним придется считаться Конгрессу при формировании ответа на вызов БДП в преддверии большой политической кампании 2024 г. И если бросить серьезный вызов партии Н. Моди в текущих обстоятельствах — едва ли посильная задача, то задача-минимум для руководителей ИНК — сохранение партии, созданной отцами-основателями независимой Индии и проходящей через наиболее затяжной и глубокий кризис в своей истории.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 3.79)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся