Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Павел Шариков

К. полит. н., в.н.с. Института США и Канады РАН, доцент Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

В 2012 году Джона Форс Хилл, исследователь из Гарварда, обратил внимание на заметную тенденцию развития Интернета, которую назвал словом «фрагментация». Она заключается в том, что, несмотря на глобальный характер информационного пространства, внутри каждого государства наметилась тенденция на «национализацию» Интернета.

В 2012 году Джона Форс Хилл, исследователь из Гарварда, обратил внимание на заметную тенденцию развития Интернета, которую назвал словом «фрагментация». Она заключается в том, что, несмотря на глобальный характер информационного пространства, внутри каждого государства наметилась тенденция на «национализацию» Интернета.

Примеров и доказательств его идеи множество: каждая страна имеет свой домен, причём статистически зафиксировано, что количество обращений к национальным сайтам намного больше, чем к иностранным. Наиболее спорные статьи Википедии на разных языках имеют различные источники, а иногда даже и факты (например, российские и английские статьи, посвящённые недавним событиям на Украине). Глобальных, универсальных интернет-сервисов становится всё меньше, в каждой стране эту нишу занимают национальные компании. Наконец, в каждой стране активнее принимаются меры государственного регулирования информационной сферы. Всё это приводит к тому, что даже в глобальной сети Интернет появляются определённые национальные рамки.

Аналогичные процессы происходили и в странах Европейского союза. Каждое европейское государство принимает законодательные нормы в соответствии с приоритетами национального развития и устанавливает собственный предел государственного регулирования.

Несмотря на глобальный характер информационного пространства, внутри каждого государства наметилась тенденция на «национализацию» Интернета.

Все эти проблемы накладываются на заметную тенденцию развития европейского региона – региональную интеграцию.

Европейский союз, пожалуй, наиболее интересный и успешный пример региональной интеграции. Однако национальные интересы различных членов ЕС неоднократно пересекались и входили в противоречие с общеевропейскими. Более того, вопросы информационной политики на уровне Европейского союза решались менее активно, чем на национальном.

EPA / JULIEN WARNAND / Vostock Photo
Мэттью Кросстон:
ЕС против Google, или встреча двух
Голиафов

Именно по этой причине еврокомиссар по цифровой экономике и информационному обществу Гюнтер Эттингер выступил с инициативой европейского «Единого цифрового рынка». В мае 2015 года был опубликован план, состоящий из 16 пунктов, направленный на создание единого европейского рынка информационных технологий и услуг. В планах руководства Европейского союза до конца 2015 года создать институты электронного правительства, унифицировать законодательства стран-членов в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, увеличить объемы электронной торговли и принять прочие, направленные на создание единого общеевропейского информационного пространства.

В контексте тенденций развития современных международных отношений принятие подобных мир абсолютно логично и закономерно, но вместе с тем очевидно, что их реализация потребует решения многих внешних и внутренних проблем.

К внутренним факторам относится то, что в информационной политике различных стран-членов ЕС наблюдаются схожие проблемы, что и в контексте общеевропейской интеграции.

Вопросы информационной политики на уровне Европейского союза решались менее активно, чем на национальном.

Внешние факторы связаны с тем, что в глобальном информационном пространстве Единый европейский рынок будет вынужден конкурировать с Соединёнными Штатами, которые в силу исторических обстоятельств обладают многими действенными инструментами управления и влияния на различные элементы глобального информационного пространства. К ним относятся организационные и технологические инструменты управления Интернетом, лидирующие позиции на мировом рынке телекоммуникаций, мощная национальная правовая база, разработка военных наступательных и оборонительных информационных технологий.

Кроме того, США, безусловно, обладают мощнейшим в мире информационным потенциалом, причём речь идёт не только о технологических ресурсах, но и о качественном и количественном превосходстве Соединённых Штатов в сфере производства знаний и информации.

Существуют определённые опасения, что выдержать подобную конкуренцию с Соединёнными Штатами Единому европейскому цифровому рынку будет крайне проблематично. Вместе с тем консолидация европейских информационных ресурсов может иметь крайне позитивный эффект, в частности, наиболее действенной мерой представляется унификация законодательства. Это позволит создать правовую базу для коллективного противодействия угрозам и вызовам современной информационной эпохи.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся