Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.94)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Наталия Ромашкина

К.полит.н., руководитель подразделения проблем информационной безопасности ЦМБ ИМЭМО РАН, профессор, член-корреспондент АВН РФ, эксперт РСМД

Возникшая в 2020 г. уникальная ситуация с COVID-19 наглядно продемонстрировала неготовность международных и национальных механизмов управления и контроля, систем здравоохранения и экономики к пандемиям. При этом предупреждения о них неоднократно звучали с начала XXI века.

Пандемия стала причиной глубоких социальных, психологических, экономических и политических последствий. Причем их масштаб продолжает нарастать. Таким образом, речь идет о необходимости новых подходов к расширению глобального международного научного сотрудничества не только в сфере биологии и медицины, что до сих пор осуществлялось в основном в рамках ВОЗ, но и в других областях. Особенно сложная ситуация возникает в тех странах, где научный потенциал находится на недостаточно высоком уровне и где вероятность возникновения новых зоонозных инфекций постоянно возрастает.

С учетом глобальных масштабов угрозы для снижения риска использования подобных ситуаций во вредоносных политических целях, а также соблазна получения дополнительных экономических выгод в условиях нестабильности можно рассмотреть возможность создания специального международно-правового режима по контролю над опасными вирусами, включающего совокупность принципов, норм, правил и процедур принятия решений. Серьезным мотивом для создания такого режима должно стать осознание всеобщей равной уязвимости всех государств без исключения, что максимально ярко продемонстрировала пандемия COVID-19. При этом режим будет предсказуемо полезен для его участников — выгода от сотрудничества в долгосрочной перспективе превысит выгоду от односторонних действий.

Информация, которую не заметили

Возникшая в 2020 г. уникальная ситуация с COVID-19 наглядно продемонстрировала неготовность международных и национальных механизмов управления и контроля, систем здравоохранения и экономики к пандемиям. При этом предупреждения о них неоднократно звучали с начала XXI века. Так, в авторитетных международных научных журналах по проблемам биологии и медицины (Nature, Nature Medicine, Cell, PNAS, PLoS Pathogens и др.) были опубликованы статьи о высокой вероятности заражения человека новыми опасными вирусами через животных (зоонозными инфекциями) и, в первую очередь, через летучих мышей. Позднее эти публикации трактовали по-разному, часто используя в политических и даже в конспирологических целях. Однако группа ученых еще в ноябре 2017 г. обнаружила, что различные SARSr-CoVs, родственные вирусу атипичной пневмонии, способные связываться с человеческим рецептором ACE2, циркулируют среди летучих мышей в одном из регионов Китая. Таким образом, риск утечки в человеческую популяцию может спровоцировать возникновение заболевания, похожего на SARS. В связи с этим ученые считают, что мониторинг эволюции SARSr-CoV должен продолжаться, как и оценка риска заражения инфекцией, вызванного человеческим поведением. Необходимо разработать стратегию, позволяющую предупредить возникновение заболеваний в будущем. «Постоянное утекание вирусов из природных источников к человеку и другим животным во многом связано с человеческими действиями, включая современные практики сельского хозяйства и урбанизации.

Игорь Иванов:
Мир будет другим

Наиболее эффективным способом для предупреждения появления зоонозов является поддержание барьеров между природными резервуарами и человеческим обществом, в соответствии с подходом «единого здоровья» (практик, которые приводили бы к оптимальному качеству жизни и людей, и животных)», — утверждают авторы статьи Origin and evolution of pathogenic coronaviruses. «Известно, что коронавирусам свойственна генетическая рекомбинация, приводящая к новым генотипам и вспышкам. Наличие большого резервуара SARS-CoV-подобных вирусов в подковоносых летучих мышах, а также культура поедания экзотических млекопитающих в южном Китае — это бомба замедленного действия. Возможность появления новой инфекции атипичной пневмонии или других новых вирусов от животных или в лабораториях и, как следствие, необходимость подготовки к этому нельзя игнорировать», — предупреждала другая группа ученых еще в 2007 г. Однако эта информация не была воспринята ни международными организациями, ни внутригосударственными структурами, превентивные меры приняты не были.

При этом тенденция к росту вероятности попадания новых вирусов в человеческую популяцию через животных продолжается в условиях современной глобализации, развитие которой затормозилось, но не может быть остановлено полностью и будет продолжаться в будущем, хотя, вероятно, не столь быстрыми темпами. Помимо общих опасностей, связанных с расширением экономических, политических и культурных связей между странами, важнейшим условием, способствующим развитию и появлению новых зоонозных инфекций у людей, является рост интереса к туризму в экзотических странах и, особенно, к так называемому экологическому туризму, связанному с пребыванием в непривычном и обычно удаленном от цивилизации месте в непосредственном контакте с дикой природой. В первую очередь, это страны Азии и Африки. Еще одной опасной тенденцией последних лет стало стремление людей иметь экзотических животных в своих домах, что привело к росту количества соответствующих рынков, как правило, без соблюдения даже минимальных санитарных норм. При этом ученые доказали, что содержание диких животных в стрессовых, экстремальных для них условиях приводит к росту вирусных инфекций в их организме.

Все это стало причиной глубоких социальных, психологических, экономических и политических последствий. Причем их масштаб продолжает нарастать. Таким образом, речь идет о необходимости новых подходов к расширению глобального международного научного сотрудничества не только в сфере биологии и медицины, что до сих пор осуществлялось в основном в рамках ВОЗ, но и в других областях. Особенно сложная ситуация возникает в тех странах, где научный потенциал находится на недостаточно высоком уровне и где вероятность возникновения новых зоонозных инфекций постоянно возрастает.

С учетом глобальных масштабов угрозы для снижения риска использования подобных ситуаций во вредоносных политических целях, а также соблазна получения дополнительных экономических выгод в условиях нестабильности можно рассмотреть возможность создания специального международно-правового режима по контролю над опасными вирусами, включающего совокупность принципов, норм, правил и процедур принятия решений. Серьезным мотивом для создания такого режима должно стать осознание всеобщей равной уязвимости всех государств без исключения, что максимально ярко продемонстрировала пандемия COVID-19. При этом режим будет предсказуемо полезен для его участников — выгода от сотрудничества в долгосрочной перспективе превысит выгоду от односторонних действий.

Угрозы информационной безопасности в мире с новой «короной»

Пандемия коронавируса наиболее остро обозначила спектр угроз информационной безопасности, требующих незамедлительных действий.

Необходимо констатировать глобальную проблему информационной безопасности, которой еще несколько месяцев назад уделялось катастрофически мало внимания в нашем, казалось бы, максимально перенасыщенном информацией мире. Это проблема недостатка данных и знаний у населения об элементарной санитарии, о научных исследованиях в области биологии, вирусологии, медицины и т.д., которая ярко проявилась в непонимании ситуации, вызванной вспышкой коронавирусной инфекции, и со стороны государственных структур, и со стороны населения, и стала причиной нарастающих негативных социальных, психологических, экономических и политических последствий.

Следовательно, пандемия поставила перед человечеством масштабную задачу преодоления недостатка научной информации не только в области санитарии, но и в других жизненно важных для человечества сферах, то есть недостатка научной информации в целом, а, следовательно, задачу повышения внимания международных и государственных институтов к вопросу популяризации науки. Одним из путей решения должна стать принципиально новая политика в отношении открытости информации о научных исследованиях, проводимых в разных странах мира, возможностей получения доступа к ним и использования в кризисных ситуациях. Если ранее данный вопрос решался на уровне государств в достаточно пассивном режиме, то в настоящее время необходима быстрая активизация этого процесса, расширение возможностей ускоренной мобилизации с использованием всех имеющихся результатов научных исследований, в том числе с применением современных методов хранения, анализа и передачи информации. Так, в рамках нового международного режима целесообразно создать специальную межгосударственную систему сбора данных, которые помещались бы в специальные виртуальные хранилища ООН. Исходя из теории создания международных режимов, мотивация стран к подаче такой информации может строиться на логике получения соответствующих выгод не только в чрезвычайных ситуациях, но и, что главное, для их предотвращения. Однако успех этого процесса будет обусловлен количеством и качеством собранной информации и от профессионализма ученых-аналитиков. Полезных результатов целесообразно ожидать в случае применения современных максимально объективных количественных методов анализа необходимого и достаточного объема данных.

В этом контексте более остро обозначается еще одна проблема информационной безопасности, связанная с недостаточной эффективностью методов анализа текстовой информации по сравнению с обработкой структурированной числовой информации. Вид и структура предоставляемых данных должны быть унифицированы и глубоко продуманы. А сами эти данные должны максимально исключать политизацию процесса. Однако это вряд ли полностью достижимо. Поэтому для получения объективных результатов необходима высокопроизводительная аналитика нового уровня, в частности, с применением искусственного интеллекта, включающая в анализ неструктурированную текстовую информацию. Таким образом, возможности извлечения полезных сведений из предоставленной неструктурированной текстовой информации может стать ключевой задачей в новом режиме ООН.

Дополнительным инструментом текстовой аналитики может стать научный анализ по сопоставлению и сравнению предоставленных данных с той информацией, которая обсуждается на международных и внутригосударственных конференциях, на мероприятиях институтов и организаций. Это позволит выявить реальные опасения и насущные вопросы, которые могут не озвучиваться в официально предоставляемых в ООН сведениях. В настоящее время методы, позволяющие решить такие задачи, активно развиваются на базе искусственного интеллекта и, в частности, машинного обучения. Это технологии получения информации из неструктурированного исходного текста путём их преобразования в набор структурированных данных в удобном для машины формате. Как правило, такие методы включают синтаксический и лингвистический анализ, категоризацию, кластеризацию, извлечение концептов (сущностей), моделирование отношений между сущностями, тематическое индексирование, контент-анализ, изучение частотных распределений слов, аннотирование и т.д. Интерпретация результатов также должна происходить с помощью методов интеллектуального анализа данных. Подобные информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) сегодня уже широко применяется в бизнесе, науке, государственном управлении, системах безопасности и разведки.

В связи с ускоренным переходом международных институтов, внутригосударственного управления, огромных блоков экономики, образования, науки, культуры и даже религиозных объектов на работу в онлайн-режим появился целый спектр новых угроз в пространстве ИКТ. Количество кибератак на международные организации, государственные и бизнес-структуры, объекты медицины и образовательные онлайн-сервисы во время пандемии выросло в разы. Появился новый термин — «киберпандемия», включающий хакерство, киберпреступность, кибертерроризм, вмешательство во внутренние дела и в личную жизнь граждан, вредоносное информационно-психологическое воздействие на людей через Интернет во время COVID-19.

Все эти угрозы существовали и до коронавируса, но волна вредоносного использования ИКТ в политических и преступных мошеннических целях в период пандемии резко обострила и усилила все аспекты проблемы информационной безопасности. Принимая во внимание, что в настоящее время объединения возможностей промышленного производства, информационных технологий и интернета вещей и услуг, индекс конкурентоспособности экономики государств имеет высокий уровень корреляции с индексом развития ИКТ, рост комплекса глобальных угроз информационной безопасности может привести к серьезному обострению межгосударственной конфронтации в глобальном цифровом пространстве.

Сравнительно небольшая стоимость вредоносных ИКТ существенно расширила перечень стран, обладающих современными средствами для кибератак, и это в любой момент может привести к глобальной дестабилизации. При таком сценарии на фоне возрастания политической конфронтации и ограниченного межгосударственного сотрудничества в период пандемии тенденция к растущей изоляции стран может оказаться неизбежной.

Новое, еще более опасное значение приобретают существовавшие и до пандемии угрозы, связанные с ростом вероятности осуществления ИКТ-атак на критически важные объекты государственной инфраструктуры, то есть системы и средства, которые настолько жизненно важны для страны, что нарушение их работы или уничтожение оказывает необратимое негативное воздействие на национальную безопасность. Даже если эти объекты не подключены к Интернету напрямую, устройства автоматизированной системы управления технологическим процессом (АСУ ТП), используемые для дистанционного контроля по защищенным коммуникационным линиям, могут быть взломаны в результате атаки на другие объекты, где функционируют АСУ ТП. Изоляция сети от внешних систем, считавшаяся незыблемым требованием 10–15 лет назад, больше не рассматривается как эффективная защитная мера, т.к. стала невыгодной экономически и трудно реализуемой на практике. Поэтому угроза крупномасштабной комплексной атаки на критически важную инфраструктуру более чем реальна и ускоренно возрастает. Так, в России с начала 2020 г. было совершено более 1 млрд кибератак в отношении объектов критической информационной инфраструктуры. Учитывая уникальные особенности ИКТ-среды, сложности выявления источника нападения и отсутствия общепринятых международных норм в информационном пространстве, серьезная кибератака на какой-либо объект КИ в условиях ограниченного межгосударственного общения и сотрудничества может вызвать глобальный ответ. Таким образом, новые технологии могут стать детонатором развязывания межгосударственного военного конфликта, а кибер- и информационные войны одних государств против других могут оказаться не менее разрушительными, чем традиционные. Следовательно, решение задачи по обеспечению международной информационной безопасности путем дальнейшей разработки принципов и норм поведения в ИКТ-среде, инициатором которой в ООН уже более 20 лет является Россия, становится еще более актуальным.

Таким образом, на фоне современных вызовов максимально ярко проявляется прямая логическая связь между проблемами обеспечения биобезопасности, информационной безопасности и глобальной международной безопасности, поэтому целесообразно активизировать деятельность ООН в целом и Совета Безопасности ООН, в частности, по расширению международного сотрудничества в этих областях.

Что делать?

1. Анализ этих и других тенденций современности приводит к глубокому осознанию целесообразности расширения международного сотрудничества в области обеспечения биобезопасности, информационной безопасности и глобальной безопасности в целом, а также в предотвращении подобных пандемий и их последствий. Новый вирус остро поставил вопрос о необходимости реформирования Всемирной организации здравоохранения ООН (ВОЗ). Однако, исходя из того бесспорного факта, что ситуация с COVID-19 является по многим критериям беспрецедентной, уникальной в истории человечества, вероятно, этого будет недостаточно. Необходимы новые форматы сотрудничества по снижению уровня угроз биобезопасности:

  1. международные центры мониторинга и анализа научной информации для научного прогнозирования новых потенциальных зоонозных инфекций с целью информирования соответствующих государственных структур, лиц, принимающих государственные решения;

  2. государственная и международная поддержка в создании вакцин против новых штаммов потенциально опасных вирусов, обнаруженных в экзотических животных, еще до их появления в человеческой популяции (с целью ускоренной их разработки или коррекции в случае новой эпидемии — по примеру вакцин против гриппа), а также в создании противовирусных лекарств;

  3. международные центры по образованию и просвещению населения;

  4. международный мониторинг экзотических животных (включая, но не исключительно, летучих мышей) на предмет наличия новых потенциально опасных штаммов вирусов, в том числе, коронавирусов;

  5. дополнительные международные меры по борьбе с контрабандой экзотических животных;
  6. дополнительные международные меры по санитарному надзору пунктов торговли и питания в экзотических странах.

Эти меры могут применяться как на двустороннем уровне, так и на уровне существующих или специально созданных международных организаций. Однако с учетом глобальных масштабов угрозы логично рассматривать возможность создания специального международно-правового режима по контролю над опасными вирусами, включающего совокупность принципов, норм, правил и процедур принятия решений. Серьезным мотивом для создания такого режима должно стать осознание всеобщей равной уязвимости всех государств без исключения, что максимально ярко продемонстрировала пандемия COVID-19. При этом режим будет предсказуемо полезен для его участников, то есть выгода от сотрудничества в долгосрочной перспективе превысит выгоду от односторонних действий. Так, для сохранения и развития глобальных экономических, политических и социально-культурных контактов все государства заинтересованы в обеспечении необходимого уровня безопасности, а, следовательно, в разработке и выполнении конкретных принципов и правил поведения. Страны с экзотической природой, где риск возникновения зоонозных инфекций особенно высок, также будут заинтересованы в соблюдении определенных правил и норм при использовании своих ресурсов для получения экономической прибыли, в частности, от экологического туризма. Имея богатый опыт в создании и участии в международно-правовых режимах, инициативную роль в этом процессе может взять на себя Россия.

2. Создание специальной структуры ООН для проведения всестороннего исследования ситуации с пандемией COVID-19 в области здравоохранения, экономики и политики с привлечением специалистов из разных стран с целью устранения наиболее существенных недостатков и выявления новых возможных негативных последствий. Результатом такого исследования может стать план-график («дорожная карта») и общая стратегия обеспечения глобальной безопасности с указанием того объема ресурсов, которые требуются для противодействия подобным угрозам и рискам. Необходимо изучить все звенья цепочки этой стратегии — от предотвращения, защиты и управления в кризисной ситуации до устранения последствий.

3. С учетом различия взглядов на стандарты в области здравоохранения и биобезопасности в разных странах целесообразно выработать единое понимание необходимых и достаточных мер в случае повторения пандемии COVID-19 и возникновения новых зоонозных инфекций в человеческой популяции, в частности, разработать критерии и протоколы объявления и отмены глобальных карантинных мер, связанных с зоонозными инфекциями. Публичное представление такого общего понимания станет не только важным шагом в процессе обеспечения глобальной безопасности, но и критически важным элементом в процессе укрепления мер доверия на международном уровне. Первым этапом на этом направлении может стать научный сравнительный анализ законодательств разных стран в соответствующих областях.

4. Расширение сотрудничества в области предотвращения и защиты от инфекционных зоонозных заболеваний в рамках «Группы двадцати».

5. Анализ соответствия существующих международных нормативных документов новым угрозам биологической и глобальной безопасности с целью повышения готовности к предотвращению и защите от зоонозных инфекций, управлению и контролю в кризисных ситуациях, а также посткризисному восстановлению.

6. Расширение международного сотрудничества между образовательными и научно-исследовательскими организациями в соответствующих областях. Доведение информации результатов такого сотрудничества до государственных структур с целью инициации конкретных проектов по обеспечению биологической, экономической, информационной и глобальной безопасности, базирующихся на достижениях современной биотехнологии.

7. Разработка международных мер по постоянному контролю за инфекционными зоонозными заболеваниями как по природно-обусловленным причинам, так и при возможном преднамеренном применении патогенов. Одним из первых шагов в этом процессе может стать изучение и гармонизация международных стандартов и процедур быстрого оповещения в случае возникновения заболевания. Кроме того, необходимо расширить сотрудничество организаций здравоохранения с целью обмена знаниями и опытом, а также разработать методы наблюдения за симптомами и диагнозами, которые могут говорить о вспышке заболевания. Эти меры целесообразно положить в основу новой международной системы стандартизации обнаружения и диагностики зоонозных инфекций с применением новейших научно-технологических возможностей.

8. Выработка общего в рамках новой структуры ООН понимания вопросов информационной безопасности в целях предотвращения зоонозных пандемий. Эта работа должна быть направлена на решение проблемы по преодолению недостатка научной информации в целом для широкого круга населения, а также недостаточного внимания международных и государственных институтов к вопросу популяризации науки, которую наглядно продемонстрировала ситуация с COVID-19. Главной целью при этом должно стать предотвращение глобальных социальных, экономических и политических угроз, вызванных вредоносным использованием ИКТ в период кризиса. Таким образом, важнейшей задачей новой структуры ООН должна стать разработка системы информирования международного сообщества в подобных условиях.

Все эти шаги могут заложить основу для создания нового международно-правового режима контроля за опасными вирусами, в частности, зоонозными инфекциями, включающего совокупность принципов, норм, правил и процедур принятия решений, а также для создания более устойчивой системы глобальной безопасности, необходимость которых наглядно продемонстрировали беспрецедентные события 2020 года.


(Голосов: 16, Рейтинг: 4.94)
 (16 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся