Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.93)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Юрий Рубинский

Д.и.н., руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, эксперт РСМД

Результаты первого тура президентских выборов во Франции выявили коренные сдвиги в расстановке политических сил. Во второй, решающий тур голосования вышли Э. Макрон и М. Ле Пен, и следующим постояльцем Елисейского дворца на пять лет станет тот, кому удастся привлечь максимум голосов прежних конкурентов. Э. Макрона уже поддержали почти все выбывшие из игры лидеры прежних системных партий — как социалистов, так и «Республиканцев». Однако они отнюдь не разделяют его расплывчатую, противоречивую неолиберальную программу, а призывают отдать за него голоса только из-за необходимости преградить путь к власти М. Ле Пен.

Интригой этих выборов становится не только личность и программа будущего постояльца Елисейского дворца, но и состав нижней палаты парламента — Национального собрания, которое будет переизбираться 11–18 июня 2017 г.

Результаты первого тура президентских выборов во Франции выявили коренные сдвиги в расстановке политических сил, чреватые реформированием всей партийной системы Пятой Республики. Активность избирателей оказалась вопреки некоторым опасениям достаточно высокой — число воздержавшихся составило лишь 22,23%, т. е. немногим больше, чем на предыдущих выборах 2012 г. Из 11 кандидатов, начавших борьбу за пост главы государства, к финалу пришли четверо фаворитов с минимальным разрывом по числу полученных голосов, в 2–3%. Первое место занял вождь нового центристского движения «Вперед» Эммануэль Макрон, получивший 24,01% голосов, на второе место вышла лидер крайне правого «Национального фронта» Марин Ле Пен с 21,30%. За ними следуют кандидат правоцентристской партии «Республиканцы» Франсуа Фийон, у которого 20,01%, и руководитель ультралевого объединения «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон с 19,58%. Кандидат правящей Социалистической партии Бенуа Амон серьезно от них отстал, набрав всего 6,36%.

Таким образом, впервые с 1958 г., когда была принята действующая Конституция, «скроенная по меркам» генерала Ш. де Голля, на решающем этапе борьбы за ключевой пост главы государства сошли с дистанции обе системообразующие партии правого и левого центра — «Республиканцы» и социалисты, периодически сменявшие друг друга у власти и в оппозиции многие десятилетия. Главной причиной их политического банкротства стали плачевные итоги правления двух последних президентов — социалиста Франсуа Олланда и неоголлиста Николя Саркози. При них Франция так и не смогла преодолеть последствий «великой рецессии» — мирового финансового и экономического кризиса 2008–2009 гг. Низкие темпы роста ВВП, хронический дефицит бюджета и торгового баланса, разбухание госдолга, значительная безработица вызвали в стране растущее недовольство, которое спровоцировало подъем массовых национал- и социал- популистских движений во главе с харизматическими лидерами на крайних флангах политического спектра.

Впервые с 1958 г. на решающем этапе борьбы за ключевой пост главы государства сошли с дистанции обе системообразующие партии правого и левого центра — «Республиканцы» и социалисты.

Конкуренция «Национального фронта» справа и «Непокорной Франции» слева усиливала центробежные тенденции внутри обеих системных партий. В ходе первичных выборов кандидатов на участие в гонке за Елисейский дворец верх взяли представители радикальных фракций, что вело к кризису руководства, поставив партии правого и левого центра на грань раскола.

Дискредитацию политического класса и традиционных элит усугубила серия коррупционных скандалов, вылившихся в ожесточённую войну компроматов. В связи с этим одним из важнейших последствий президентской кампании станет неизбежный уход с авансцены целых поколений как правых, так и левых профессиональных политиков — бывших президентов, премьеров, министров, депутатов, сенаторов — вместе с их прежними партиями.

Во второй, решающий тур голосования вышли только два претендента, причем оба несистемные, и следующим хозяином Елисейского дворца на пять лет станет тот, кому удастся привлечь максимум голосов прежних конкурентов. Неписаное правило политической жизни Франции гласит, что при мажоритарной системе голосования в два тура, которая применяется практически на всех французских выборах (муниципальных, департаментских, парламентских, президентских), «сначала выбирают, затем устраняют». В первом туре избиратель голосует «сердцем» — за того кандидата, кто ему наиболее близок, а во втором — «умом», т. е. против того, кому он стремится любой ценой преградить путь к власти.

Неписаное правило политической жизни Франции гласит, что при мажоритарной системе голосования в два тура «сначала выбирают, затем устраняют».

Со своей стороны кандидаты также корректируют тональность кампании. Перед первым туром они ужесточают основные темы своей программы, апеллируя к своему «ядерному» электорату, а перед вторым смягчают их, чтобы привлечь дополнительные голоса слева и справа. В этом плане у Э. Макрона, который позиционирует себя как «ни левый, ни правый», поле для маневра шире, чем у М. Ле Пен. Его уже поддержали почти все выбывшие из игры лидеры прежних системных партий — как социалистов (уходящий президент Ф. Олланд, премьер-министр Б. Казнев, его предшественники Ж.-М. Эйро, М. Вальс, первый секретарь Социалистической партии Ж.-К. Камбаделис), так и республиканцев (бывший президент Н. Саркози, бывший премьер-министр А. Жюппе, Ж.-П. Раффарен, Д. де Вильпен). Однако они отнюдь не разделяют его расплывчатую, противоречивую неолиберальную программу под лозунгом «Прогрессисты против консерваторов», а призывают отдать голоса Э. Макрону только из-за необходимости преградить путь к власти М. Ле Пен. Такую же двусмысленную позицию заняли и крайне левые группировки — часть сторонников «Непокорная Франция», коммунисты, экологи.

Хотя во втором туре большинство опросов прогнозируют победу с преимуществом около 20% Э. Макрону, уроки президентских выборов в США сохраняют определенную неуверенность относительно конечного результата. К тому же Марин Ле Пен отнюдь не складывает оружие: временно покинув пост председателя партии, она ведет активную наступательную кампанию под лозунгом «Патриоты против глобалистов». Основными темами кампании остаются ужесточение иммиграционной политики, непримиримая борьба против исламского терроризма, выход из еврозоны, шенгенского пространства, проведение референдума о членстве Франции в ЕС по примеру Великобритании, выход из НАТО, а также защита и даже расширение социальных гарантий для неимущих.

Эти призывы находят сочувствие среди представителей недовольного «народного» электората — рабочих, части служащих, мелких фермеров. В первом туре «Национальный фронт» добился наибольшего успеха в пригородных зонах с высокой концентрацией иммигрантов и сельской местности, где сосредоточены традиционные отрасли промышленности сельского хозяйства, тяжело пострадавшие от кризиса и иностранной конкуренции, особенно на северо-востоке и юго-востоке страны. В то же время зажиточная образованная часть среднего класса в крупных городах (Париже, Леоне, Тулузе и т. д.) на западе и юго-западе симпатизирует модернистскому и евроатлантическому нарративу Э. Макрона. Таким образом, «баловням» глобализации противостоят ее «пасынки», которые мечтают укрыться от опасного внешнего мира за высокими протекционистскими барьерами на национальных границах.

Хотя во втором туре большинство опросов прогнозируют победу с преимуществом около 20% Э. Макрону, уроки президентских выборов в США сохраняют определенную неуверенность относительно конечного результата.

Интригой этих выборов становится не только личность и программа будущего постояльца Елисейского дворца, но и состав нижней палаты парламента — Национального собрания, которое будет переизбираться 11–18 июня 2017 г. Дискредитация системных партий и недостаток прочных корней на местах в органах местного самоуправления у несистемных движений лишают любого будущего президента прочной парламентской опоры. Это обрекает его правительство на зависимость от неустойчивой коалиции времен Четвертой Республики и ограничивает возможности принимать ответственные, зачастую непопулярные решения, диктуемые внутренними проблемами и внешними вызовами, перед которыми стоит страна в ХХI в.

Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.93)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся