Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Андрей Девятков

К.и.н., старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, доцент кафедры региональных проблем мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

16–17 января 2017 г. ожидается визит в Москву новоизбранного президента Молдовы Игоря Додона. Этот визит воспринимается с умеренным оптимизмом. Молдова никогда не входила в число первоочередных приоритетов в политике великих держав на постсоветском пространстве. Тем не менее эта страна приобретала в определенные моменты важную символическую роль, прежде всего для Европейского союза и России.

16–17 января 2017 г. ожидается визит в Москву новоизбранного президента Молдовы Игоря Додона. Этот визит воспринимается с умеренным оптимизмом. Молдова никогда не входила в число первоочередных приоритетов в политике великих держав на постсоветском пространстве. Тем не менее эта страна приобретала в определенные моменты важную символическую роль, прежде всего для Европейского союза и России.

Символическая значимость Молдовы

Cо стороны Евросоюза Молдова на заре программы «Восточное партнерство» воспринималась как «история успеха». Небольшое по размерам государство, правительство, объявившее европейскую интеграцию национальной идеей, «легко разрешимый» вследствие отсутствия межэтнического противостояния приднестровский конфликт — вот те факторы, которые содействовали такому восприятию. Неслучайно, что именно Молдова стала первой страной, которой Брюссель еще в 2014 г. предоставил безвизовый режим. Несмотря на регресс европейской интеграции в Кишиневе, произошедший в связи с межклановыми войнами 2014–2015 гг., Брюссель сохраняет высокую степень вовлеченности в молдавские дела.

В свою очередь, для России Молдова имеет значение в нескольких контекстах. Во-первых, роль Кишинева велика для реализации концепции разноскоростной интеграции на постсоветском пространстве. Создав с ближайшими партнерами ЕАЭС, Москва не отказывается от внешнего интеграционного контура (в виде зоны свободной торговли СНГ) с участием Украины и Молдовы, которые и сами при всех политических обстоятельствах не стремятся его покидать.

Во-вторых, Молдова — одно из немногих государств западной части постсоветского пространства, которое сохраняет свой военно-политический нейтралитет. Это крайне важно для Москвы на фоне расширения НАТО, событий в Грузии и на Украине, поэтому она считает дальнейшее сохранение этого нейтралитета приоритетным условием приднестровского урегулирования.

Москва не отказывается от внешнего интеграционного контура с участием Украины и Молдовы, которые и сами при всех политических обстоятельствах не стремятся его покидать.

И, наконец, в-третьих, Молдова на протяжении 2000–2010-х гг. была важна для Москвы в контексте политики идентичности. Одна из особенностей молдавского политического ландшафта заключается в том, что в Кишиневе сохраняют свое влияние силы (Партия социалистов, Наша партия, в отдельные периоды — Партия коммунистов), которые опираются на близкие Москве лозунги о победе во Второй мировой войне как ключевом историческом событии, в т.ч. для Молдовы, сохранении молдавской государственности вопреки усиливающимся трендам на объединение с Румынией, а также «стратегическом партнерстве» с Россией.

Все три блока российских интересов в Молдове послужили основой для крайне негативного восприятия Москвой сближения Кишинева с Брюсселем через механизм ассоциативного членства. Тем не менее со временем Россия рационализировала свое отношение к «политической ассоциации и экономической интеграции» Молдовы и ЕС, что связано как с «приземлением» самого интеграционного тренда, так и со сменой власти в Кишиневе, которая воспринимается теперь как более прагматичная и менее идеологизированная.

Внешнеполитические ориентиры Кишинева в контексте интересов России и ЕС

REUTERS/Gleb Garanich
Сергей Лавренов:
Предвыборные баталии в Молдове

Какой в настоящее время политический расклад в Кишиневе и насколько он совместим с приоритетами Москвы и Брюсселя?

В краткосрочной перспективе ключевой интерес молдавских властей — стабилизация политического режима, который во многом основывается на личной власти молдавского олигарха Влада Плахотнюка. Сегодня В. Плахотнюк стал самым могущественным центром силы в Молдове, и теперь, заняв в декабре 2016 г. пост президента правящей Демократической партии, он вновь пытается «выйти из тени» и легитимизировать свое влияние в официальной политике. На этом пути есть несколько препятствий. Во-первых, в Молдове сохраняется высокий потенциал социального протеста. Стоит напомнить, что протесты в Кишиневе в 2015 – начале 2016 гг. были во многом социально мотивированы, в частности, повышением цен на электроэнергию. В связи с тем, что нынешнее правительство Молдовы заключило в ноябре 2016 г. соглашение о финансировании с МВФ на достаточно жестких условиях, оно не сможет проводить популистскую политику, вследствие чего потенциал протеста будет сохраняться на значительном уровне.

Во-вторых, в Молдове есть политические силы, которые могут использовать и подогревать протест для увеличения своего присутствия в молдавском парламенте. Так как Молдова — парламентская республика, то все политические силы борются именно за контроль над парламентом. Несмотря на крах Альянса за европейскую интеграцию, правящая Демократическая партия смогла обеспечить себе парламентское большинство и сформировать в январе 2016 г. правительство во главе с П. Филипом. Среди основных соперников Демократической партии — как правые (партийные структуры М. Санду и А. Нэстасе), так и левые силы (Партия социалистов, Наша партия). Все эти силы бросают режиму В. Плахотнюка серьезный вызов, что в особенности проявилось в контексте президентской кампании 2016 г. (где все правые оппоненты режима слаженно работали на победу М. Санду), а также на примере масштабной информационной кампании, проводившейся на протяжении 2016 г. лично против В. Плахотнюка через ключевые СМИ в США.

Молдова — одно из немногих государств западной части постсоветского пространства, которое сохраняет свой военно-политический нейтралитет.

Кошмаром для нынешних молдавских властей была бы масштабная протестная волна в Молдове, которую поддержали бы ключевые внешние партнеры — США и Евросоюз. Поэтому руководство Молдовы прилагает большие усилия, чтобы этого не произошло. На внешнем периметре Демократическая партия вложила значительные средства в продвижение своего позитивного имиджа за рубежом, прежде всего в США. Но наиболее важно то, что молдавское правительство в геополитическом отношении поддерживает лояльность Западу, пусть и осторожно. Так, в мае 2016 г. в Молдове прошли американо-молдавские военные учения с участием 200 военнослужащих Армии США, которые можно воспринимать как эпизод в политике сдерживания России, объявленную Пентагоном в связи с событиями на Украине. А в ноябре премьер-министр П. Филип подписал соглашение с генсеком НАТО Й. Столтенбергом об открытии офиса связи Альянса в Кишиневе.

Со временем Россия рационализировала свое отношение к «политической ассоциации и экономической интеграции» Молдовы и ЕС.

Что касается европейского вектора, то молдавское правительство привержено выполнению своих обязательств в рамках соглашения об ассоциации с ЕС. Молдавский парламент активно принимает законы, предполагающие гармонизацию молдавского законодательства с европейским. Кроме того, молдавские власти заняли твердую позицию о недопустимости денонсации или какой-либо корректировки соглашения об ассоциации с ЕС. В связи с этим Вашингтон (и лишь в некоторой степени и ЕС) до сих пор предпочитал закрывать глаза на недостатки политического режима в Кишиневе. Куратором отношений с Молдовой в администрации Б. Обамы выступала В. Нуланд, которая не раз встречалась с представителями молдавского руководства, в том числе с В. Плахотнюком, и выражала им прямую политическую поддержку.

Конечно, ориентация на США и ЕС объясняется не только сугубо внутриполитическими интересами молдавского режима, но и тем, что Молдова все больше зависит от внешнего финансирования. Для стабилизации финансовой и бюджетной системы для Кишинева критична поддержка со стороны МВФ, а также Румынии и Европейского союза. В частности, под «поддержку реформ» Бухарест еще в августе 2016 г. перечислил Кишиневу транш в 60 млн евро из согласованного льготного кредита в 150 млн евро. Зависимость от западного финансирования вынуждена учитывать любая политическая сила в Молдове, так как альтернатив для нее нет (в том числе со стороны России).

Сергей Маркедонов: Александр Гущин:
Приднестровье: дилеммы мирного
урегулирования

На внутреннем периметре режим В. Плахотнюка фактически проводит политику «разделяй и властвуй», содействуя столкновению левого и правого политического лагерей. Сама же правящая Демократическая партия позиционирует себя как центристскую силу, обвиняя другие политические формирования в том, что они ставят Молдову перед искусственным геополитическим выбором, якобы предполагающим партнерские отношения либо только с ЕС, либо только с Россией. Сами же молдавские власти заявляют о том, что их приоритет состоит в том, чтобы при незыблемости европейской интеграции Молдовы добиться нормализации отношений с Россией, прежде всего по торгово-экономическому треку.

В условиях раздробленности оппозиции ни одна из политических сил в Молдове не имеет достаточно ресурсов (политических, информационных, финансовых), чтобы бросить вызов правящему режиму. Та же Партия социалистов так и не смогла в полной мере использовать энергию протестов 2015–2016 гг. для трансформации политического режима. Хотя Партия социалистов и обладает формально крупнейшей парламентской фракцией (24 депутата из 101), правящая Демократическая партия за счет т.н. неприсоединившихся депутатов успешно достигает своих целей, сводя роль оппозиционных сил в парламенте до чисто символической. Этот расклад вряд ли сильно изменится по причине избрания Игоря Додона в президенты Молдовы. Несмотря на то, что президент снова избирается прямым народным голосованием, его полномочия крайне ограничены. В сфере внешней политики президент может представлять страну на международных саммитах и встречах, но его роль зависит от воли парламентского большинства и правительства.

В краткосрочной перспективе ключевой интерес молдавских властей — стабилизация политического режима.

В связи с этим «пророссийскость» Игоря Додона условна. Пророссийская повестка ограничена не только полномочиями президента, но и в целом статусом Партии социалистов как далеко не самого влиятельного центра силы в современной Молдове. В этом смысле показательно, что И. Додон обогнал М. Санду во втором туре президентских выборов менее чем на 70 тыс. голосов. Это при том, что в выборах по разным причинам не приняли участие такие влиятельные политики, как Р. Усатый и А. Нэстасе, а правящая Демократическая партия через подконтрольные ей ведущие телеканалы страны фактически поддержала информационную кампанию по дискредитации М. Санду при лояльном отношении к фигуре И. Додона. Сам же экс-лидер Партии социалистов уже давно избегает конкретных политических лозунгов о денонсации соглашения об ассоциации или вступлении в Таможенный союз, предпочитая более расплывчатые формулировки.

«Пророссийскость» Игоря Додона условна. Пророссийская повестка ограничена не только полномочиями президента, но и в целом статусом Партии социалистов как далеко не самого влиятельного центра силы в современной Молдове.

В позиции президента И. Додон сейчас предпринимает шаги, ориентированные на его ядерный электорат: в частности, лишает Т. Бэсеску молдавского гражданства, распоряжается снять флаг ЕС со здания президентуры, заявляет о том, что государственный язык Молдовы — молдавский, а не румынский язык, говорит о необходимости федерализации страны и осуществляет 4 января визит в Тирасполь для встречи с новоизбранным президентом Приднестровья В. Красносельским. Тем не менее сложно говорить о том, что эти действия соответствуют очевидному запросу со стороны молдавского общества на борьбу с коррупцией, олигархией и бедностью. Однако они явно вносят существенный вклад в актуализацию геополитической повестки, которая помогает режиму уводить политический процесс в сторону от неудобных для него вопросов. Так, в качестве реакции на визит И. Додона в Тирасполь партия «Действие и солидарность» (PAS) М. Санду впервые выступила с заявлением, в котором не просто осудила поездку И. Додона как фактическую легитимацию приднестровских властей, но и подчеркнула незаконный характер присутствия российских войск на территории Молдовы.

Подводные камни и развилки для российской политики

Александр Гущин, Артем Данков,
Сергей Маркедонов, Сергей Рекеда:
Конфликты на постсоветском
пространстве: перспективы
урегулирования и роль России

Таким образом, «проевропейскость» и «пророссийскость» в молдавской политике стоит воспринимать как относительные категории. Сам Брюссель крайне скептично относится к современным политическим реалиям в Молдове, сохраняя партнерство с Кишиневом на минимальном уровне. Взаимная неприязнь уже проявляется и в публичном пространстве, когда главу миссии ЕС П. Тапиолу обвиняют в недипломатичности в связи с его отказом присутствовать на мероприятии, организованном фондом В. Плахотнюка. Тем не менее «проевропейскость» Молдовы работает как чисто геополитическая категория, и привычная для Молдовы многовекторность во внешней политике, которой фактически придерживался в 2001–2009 гг. Владимир Воронин, сегодня уже имеет серьезные структурные ограничения (в т.ч. в виде соглашения об ассоциации).

Россия уже столкнулась с этими структурными ограничениями, когда в рамках возобновленных по инициативе самого Кишинева заседаний межгосударственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству предложила молдавскому правительству найти формулу сопряжения двух зон свободной торговли — СНГ и ЕС. В обмен на это Москва должна была бы согласиться снять ограничения на молдавские товары и отменить введенный в 2014 г. режим наибольшего благоприятствования, который предполагает возвращение на ключевые товары молдавского экспорта повышенных таможенных пошлин. Надежда явно возлагалась на то, что Молдова крайне зависима от поставок на российский рынок, однако, как показывает таможенная статистика, в 2012 г., когда экспорт Молдовы в Россию достиг максимальных значений, экспорт Молдовы в страны ЕС составлял около 1 млрд долл., тогда как в Россию — 660 млн долл. Поэтому закрытие российского рынка оказало шоковое воздействие на молдавскую экономику, но не лишило ее основ к существованию. В итоге молдавские переговорщики отказались от серьезных уступок Москве по вопросу о параллельном действии на территории Молдовы норм технического регулирования ЕС и СНГ.

«Проевропейскость» и «пророссийскость» в молдавской политике стоит воспринимать как относительные категории.

Для России сейчас существует несколько сценариев политики на молдавском направлении. Два самых очевидных связаны с продолжением линии на нахождение компромисса с действующими молдавскими властями либо с активной ставкой на Игоря Додона с учетом возможной победы Партии социалистов на парламентских выборах 2018 г. Пока сложно говорить, что какой-либо из этих сценариев доминирует в официальной внешнеполитической линии.

Тем не менее оба сценария приведут лишь к тому, что фактическое влияние России в Молдове будет лишь сокращаться, а ее образ будет использоваться молдавскими силами в различных политических играх на внутреннюю или внешнюю аудиторию. В этой связи возможен и третий сценарий, отдельные элементы которого уже реализуются в российской политике в Молдове. Так, Россия в ходе недавней президентской кампании практически не вмешивалась в нее в информационном плане. На приднестровском направлении Россия уже год активно поддерживает тактику малых шагов, которая продвигается ОБСЕ, ЕС и в особенности Германией.

Оба сценария приведут лишь к тому, что фактическое влияние России в Молдове будет лишь сокращаться, а ее образ будет использоваться молдавскими силами в различных политических играх на внутреннюю или внешнюю аудиторию.

Третий сценарий подразумевает то, что России, пока Молдова остается разделенным обществом с поляризованным (по геополитическому принципу) внутриполитическим пространством, но при этом коррумпированной системой власти, следует воздерживаться от активного вмешательства в политические процессы в Молдове. Очень важно не содействовать формированию однозначно антироссийской позиции у правых сил, концентрирующихся сейчас вокруг М. Санду и А. Нэстасе. Если молдавское правительство предпримет шаги по расширению сотрудничества таможенных служб двух стран для предотвращения реэкспорта товаров из третьих стран и ввоза недоброкачественной молдавской продукции (что предусмотрено двусторонней дорожной картой, подписанной О. Калмыком и Д. Рогозиным), Москве можно было бы задуматься об отмене прямого запрета на ввоз молдавского вина, плодовоовощной и животноводческой продукции, оставив при этом в действии режим наибольшего благоприятствования. Сдержанный курс будет только содействовать приоритетам Москвы в отношении Молдовы, причем любые «русофобские» дискурсы и инициативы будут оставаться маргинальными, а Молдова сможет ускорить свое развитие на пути формирования политической нации.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся