Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.6)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., научный руководитель РСМД, член РСМД

Когда в нынешнем российском экспертном дискурсе затрагивается тема Европы, обычно акценты делаются на двух особенностях Старого Света. Во-первых, подчеркивается, что Евросоюз сегодня переживает многочисленные кризисы, затрагивающие практически все основные измерения «европейского проекта» — экономическое, политическое, социальное, демографическое, идеологическое, ценностное и т. д. Будущее Европы рисуется преимущественно в мрачных тонах, наполненных пессимизмом, а то и безысходностью. Во-вторых, отмечается, что современная Европа фактически утратила свою субъектность в международных делах, отказавшись от прошлого стремления к достижению «стратегической автономии» от Соединенных Штатов во имя «трансатлантической солидарности», а потому в отношении европейских стран часто используются такие пейоративные определения как «сателлиты», «вассалы» и даже «марионетки» Вашингтона.

Наверное, в условиях острого противостояния Москвы и западных столиц, на фоне демонстративно жестких антироссийских позиций, занятых лидерами большинства европейских стран после начала российско-украинского конфликта, такой редукционизм вполне объясним и даже оправдан. Можно со значительной долей уверенности предположить, что современная Европа, как сказал бы Константин Леонтьев, движется от былой «цветущей сложности» к «вторичному смесительному упрощению», которое является синонимом упадка и снижения жизненной энергии. Тем не менее политически мотивированный редукционизм не должен заслонять собой осознания того, что современная Европа по-прежнему остается живым, очень сложным и постоянно развивающимся организмом, а не плохо отреставрированным скелетом диплодока, выставленного в второразрядном палеонтологическом музее.

Об этом нам напоминает фундаментальная коллективная монография «Европа в глобальной пересборке», недавно выпущенная Институтом Европы РАН в серии «Старый Свет — новые времена». В монографии содержится комплексный междисциплинарный анализ актуальных тенденций развития как отдельных государств Европы, так и ведущих европейских институтов в сферах развития и безопасности, на фоне глобального кризиса неолиберальных экономических моделей, растущего плюрализма национальных политических систем в мире и резкого обострения противоречий между великими державами.

Авторы монографии подробно рассматривают вынужденную и не вполне упорядоченную трансформацию партийных систем и подъем внесистемных оппозиционных сил в Германии и во Франции, сложную адаптацию британского политического истеблишмента к существованию вне Евросоюза, метаморфозы итальянского правого популизма, процессы радикализации политической борьбы в Испании, подъем радикальных движений в Скандинавии. Делаются осторожные прогнозы результатов выборов в Европейский парламент, предполагающие некоторое ослабление центристских партий, а также «зеленых», и усиление позиций европейских консерваторов.

В монографии также содержится обзор ведущих тенденций в развитии социальной модели Евросоюза, текущие сдвиги в европейских рынках труда, роль религиозного фактора в европейской политической и духовной жизни. Авторы прогнозируют новый миграционный кризис в Европе и отмечают неготовность Брюсселя дать на него принципиально иной, более эффективный ответ по сравнению с кризисом 2015 г. Заслуживает внимание и содержащийся в исследовании вывод о том, что энергетический кризис в Европе и приверженность курсу на «зеленую энергетику» является фактором, в конечном счете содействующим дальнейшему углублению европейской интеграции, а не препятствующим такому углублению.

Авторы приходят к выводу о том, что доля ЕС в мировой экономике будет постепенно снижаться и дальше. Однако роль Европы в мировой торговле (если включать в нее торговлю внутри европейской интеграционной группировки) значительно выше: по абсолютной стоимости экспорта Евросоюз вдвое превосходит Китай и втрое — Соединенные Штаты. Несложно предположить, что именно в этой сфере Брюссель будет претендовать на определение глобальных правил игры.

Утрата Европейским союзом значительной части своей и ранее весьма ограниченной «стратегической автономии» от Соединенных Штатов и увеличение числа стран — членов ЕС, одновременно входящих и в Североатлантический альянс, не означают, однако, что в Евросоюзе нет разногласий по вопросам будущего европейской безопасности. Кроме того, активная вовлеченность Евросоюза и отдельных его членов в российско-украинский конфликт снижает его возможности выступать в качестве «провайдера безопасности» в других регионах мира, включая африканский Сахель и Западные Балканы.

Когда в нынешнем российском экспертном дискурсе затрагивается тема Европы, обычно акценты делаются на двух особенностях Старого Света. Во-первых, подчеркивается, что Евросоюз сегодня переживает многочисленные кризисы, затрагивающие практически все основные измерения «европейского проекта» — экономическое, политическое, социальное, демографическое, идеологическое, ценностное и т. д. Будущее Европы рисуется преимущественно в мрачных тонах, наполненных пессимизмом, а то и безысходностью. Во-вторых, отмечается, что современная Европа фактически утратила свою субъектность в международных делах, отказавшись от прошлого стремления к достижению «стратегической автономии» от Соединенных Штатов во имя «трансатлантической солидарности», а потому в отношении европейских стран часто используются такие пейоративные определения как «сателлиты», «вассалы» и даже «марионетки» Вашингтона.

Наверное, в условиях острого противостояния Москвы и западных столиц, на фоне демонстративно жестких антироссийских позиций, занятых лидерами большинства европейских стран после начала российско-украинского конфликта, такой редукционизм вполне объясним и даже оправдан. Можно со значительной долей уверенности предположить, что современная Европа, как сказал бы Константин Леонтьев, движется от былой «цветущей сложности» к «вторичному смесительному упрощению», которое является синонимом упадка и снижения жизненной энергии. Тем не менее политически мотивированный редукционизм не должен заслонять собой осознания того, что современная Европа по-прежнему остается живым, очень сложным и постоянно развивающимся организмом, а не плохо отреставрированным скелетом диплодока, выставленного в второразрядном палеонтологическом музее.

Об этом нам напоминает фундаментальная коллективная монография «Европа в глобальной пересборке», недавно выпущенная Институтом Европы РАН в серии «Старый Свет — новые времена» [1]. В монографии содержится комплексный междисциплинарный анализ актуальных тенденций развития как отдельных государств Европы, так и ведущих европейских институтов в сферах развития и безопасности, на фоне глобального кризиса неолиберальных экономических моделей, растущего плюрализма национальных политических систем в мире и резкого обострения противоречий между великими державами. Принципиально новая, гораздо менее благоприятная для Евросоюза международная обстановка дополняется обострением многочисленных внутренних проблем, бросающих вызовы социальной устойчивости и политической стабильности отдельных европейских стран и даже ставящих под сомнение перспективы сохранения «европейской мечты» как таковой.

Хотя европейские лидеры привычно заявляют о своей готовности гармонично совместить планы углубления интеграции ЕС, расширения Европейского союза на Балканах и в Восточной Европе, а также превратить европейскую интеграционную группировку в сильного геополитического игрока глобального уровня, их способность реализовать столь амбициозные устремления вызывает у российских экспертов обоснованные сомнения. Авторы монографии подробно рассматривают вынужденную и не вполне упорядоченную трансформацию партийных систем и подъем внесистемных оппозиционных сил в Германии и во Франции, сложную адаптацию британского политического истеблишмента к существованию вне Евросоюза, метаморфозы итальянского правого популизма, процессы радикализации политической борьбы в Испании, подъем радикальных движений в Скандинавии. Делаются осторожные прогнозы результатов выборов в Европейский парламент, предполагающие некоторое ослабление центристских партий, а также «зеленых», и усиление позиций европейских консерваторов.

В монографии также содержится обзор ведущих тенденций в развитии социальной модели Евросоюза, текущие сдвиги в европейских рынках труда, роль религиозного фактора в европейской политической и духовной жизни. Авторы прогнозируют новый миграционный кризис в Европе и отмечают неготовность Брюсселя дать на него принципиально иной, более эффективный ответ по сравнению с кризисом 2015 г. Заслуживает внимание и содержащийся в исследовании вывод о том, что энергетический кризис в Европе и приверженность курсу на «зеленую энергетику» является фактором, в конечном счете содействующим дальнейшему углублению европейской интеграции, а не препятствующим такому углублению.

Безусловно, заслуживает внимания раздел монографии, посвященный европейской экономике. Авторы избегают уже ставших привычными пропагандистских клише, предрекающими Европе неизбежный и скорый экономический коллапс. Вместе с тем в монографии отмечается, что в 2021 г. Евросоюз впервые в истории был смещен Китаем с позиции второй экономики мира по номинальным показателям ВВП в текущих ценах. В монографии отмечаются главные проблемы медленного экономического роста Европы — особенности ее социальной модели, дефицит инвестиций в человеческий капитал и НИОКР, медленный переход к инновационной экономике и другие. Отмечается сложность процесса перехода Европы к «цифровой экономике» при наличии некоторых ощутимых достижений в цифровизации «хозяйственно-политического пространства» ЕС.

Все это подводит авторов к выводу о том, что доля ЕС в мировой экономике будет постепенно снижаться и дальше. Однако роль Европы в мировой торговле (если включать в нее торговлю внутри европейской интеграционной группировки) значительно выше: по абсолютной стоимости экспорта Евросоюз вдвое превосходит Китай и втрое — Соединенные Штаты. Несложно предположить, что именно в этой сфере Брюссель будет претендовать на определение глобальных правил игры.

Утрата Европейским союзом значительной части своей и ранее весьма ограниченной «стратегической автономии» от Соединенных Штатов и увеличение числа стран — членов ЕС, одновременно входящих и в Североатлантический альянс, не означают, однако, что в Евросоюзе нет разногласий по вопросам будущего европейской безопасности. Авторы особо выделяют проблемы германо-французского взаимодействия, где существует большой набор пока неразрешенных проблем — от эффективной кооперации в производстве вооружений до определения общей позиции по «гарантиям безопасности» Украины.

В любом случае, заключают авторы, активная вовлеченность Евросоюза и отдельных его членов в российско-украинский конфликт снижает его возможности выступать в качестве «провайдера безопасности» в других регионах мира, включая африканский Сахель и Западные Балканы. Судя по всему, работа над монографией была завершена до начала новой вспышки израильско-палестинского конфликта 7 октября 2023 г., но не слишком решительная и не вполне последовательная реакция Европейского союза на эту вспышку подтверждает вывод авторов о происходящем снижении потенциала Брюсселя выступать с самостоятельными миротворческими инициативами.

В заключении к своему исследованию авторы задаются вопросом: не происходит ли в контексте нынешнего кризиса смена традиционной парадигмы российской внешней политики, три столетия базировавшейся на явном или неявном европоцентризме? По всей видимости, ответ на этот принципиальный для нашей страны вопрос заслуживает отдельного фундаментального исследования, а общественно-политическая дискуссия на эту тему едва ли может быть завершена в ближайшее время. Тем не менее, даже если отвечать на этот вопрос однозначно утвердительно, то констатация «стратегической расстыковки» Москвы и Брюсселя не отменяет признания того очевидного факта, что Россия и Европейский союз были, остаются и в обозримой перспективе останутся соседями на общем для них европейском континенте. А значит, сохранится и потребность в объективном и беспристрастном анализе сложных и подчас противоречивых процессов, протекающих в странах Евросоюза. Поэтому коллективная монография Института Европы РАН «Европа в глобальной пересборке», безусловно, найдет своего заинтересованного читателя.

1. «Европа в глобальной пересборке / Институт Европы РАН; отв. ред. Ал. А. Громыко. М., Издательство «Весь Мир», Институт Европы РАН, 2023. – 508 с. (Старый Свет – новые времена)


(Голосов: 20, Рейтинг: 4.6)
 (20 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся