Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.58)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Ибрагим Ибрагимов

М.н.с. Лаборатории «Центр ближневосточных исследований» ИМЭМО РАН им Е.М. Примакова

На протяжении последнего года социально-экономическая ситуация в Египте постепенно ухудшается. Экономика страны, которая в полной мере не восстановилась после кризиса пандемии COVID-19, сталкивается с серьезными вызовами в связи с глобальным экономическим спадом, ростом цен на сырьевые товары и конфликтом на Украине. Появились серьезные риски социального недовольства, что вызывает серьезную обеспокоенность у руководства страны. Какие факторы поспособствовали возникновению такой ситуации? Сможет ли руководство страны сдержать потенциальную протестную активность на фоне тяжелой экономической ситуации? Как может отреагировать на очередные социально-экономические трудности отчаявшаяся арабская улица, которая почти десятилетие находилась в подавленном состоянии из-за провала «революции 2011 года»?

Предлагаемые правительством Египта структурные реформы потребуют времени для их реализации. Ключевым показателем готовности страны более активно и структурно реформировать собственную экономику может стать решение А.Ф. ас-Сиси отказаться от доминирующей роли военных в экономике. Армия играет важную роль в экономике Египта уже несколько десятилетий — придя к власти, действующий президент обратился к ней за помощью в решении экономических проблем. Для демонтажа хотя бы части военной экономики А.Ф. ас-Сиси придется определить, сворачивание каких именно частей может не встретить сопротивление со стороны армии. В то же время руководству страны придется найти способы компенсировать военным выгоды, которые они могут потерять.

Фундаментальные проблемы Египта так и не были разрешены в ходе революции и за последовавшее за ней десятилетие. Силы, находящихся сегодня у власти, продолжают реализовывать проект по сохранению стабильности, имевший успех в 2013–2016 гг. Протестный потенциал сохраняется, а массовость выступлений будет зависеть от того, как отреагируют власти — пока их превентивные меры эффективны. Привычно жесткая реакция силового аппарата Египта в нынешних условиях может послужить катализатором усиления оппозиционных настроений, но в то же время она представляется единственно возможным для действующего египетского режима способом реагирования.

На протяжении последнего года социально-экономическая ситуация в Египте постепенно ухудшается. Экономика страны, которая в полной мере не восстановилась после кризиса пандемии COVID-19, сталкивается с серьезными вызовами в связи с глобальным экономическим спадом, ростом цен на сырьевые товары и конфликтом на Украине. Появились серьезные риски социального недовольства, что вызывает серьезную обеспокоенность у руководства страны. Были ужесточены репрессии за любые попытки дестабилизации, чтобы подавить малейшие признаки инакомыслия и любую критику власти. По данным независимых правозащитных организаций, в Египте с тех пор, как президент Абдель-Фаттах ас-Сиси вступил в должность, за решеткой оказались до 60 тыс. политических заключенных.

Какие факторы поспособствовали возникновению такой ситуации? Сможет ли руководство страны сдержать потенциальную протестную активность на фоне тяжелой экономической ситуации? Как может отреагировать на очередные социально-экономические трудности отчаявшаяся арабская улица, которая почти десятилетие находилась в подавленном состоянии из-за провала «революции 2011 года»?

Факторы, способствующие рецессии в Египте

Украинский кризис привел к резкому росту цен на продовольствие, топливо и удобрения и дальнейшему нарушению цепочек поставок и глобальной торговли, дестабилизировал ситуацию на финансовых рынках и поставил под угрозу глобальную продовольственную безопасность. Между тем финансовые потери составили по меньшей мере 7 млрд долл., что стало серьёзным ударом по бюджету страны. Кроме того, комплекс факторов спровоцировал отток капитала из Египта, а иностранные инвесторы, бегущие с развивающихся рынков, продали египетские казначейские облигации на сумму около 20 млрд долл., что привело к проблемам с выплатами по долгам. Туристическая отрасль, которая должным образом не восстановилась после пандемии COVID-19, вновь испытывает трудности в связи сокращением турпотока из России и Украины. На долю двух стран приходилось до 30% въездного потока (3,5–4 млн туристов) в пиковые годы, а в «ковидном» 2021 г. — и больше. Это важный сектор экономики, в котором занято более 10% рабочей силы североафриканской страны и на долю которого приходится 20% ВВП Египта, он также является источником валютных поступлений.

Из-за проблем с логистикой и неопределённостью на глобальном продовольственном рынке египетские импортеры столкнулись с трудностями в транспортировке и оплате поставок пшеницы, что привело к резкому скачку цен на муку и хлеб. Египет опасался проблем с поставками пшеницы ещё до начала активной фазы украинского кризиса, так как цены на продовольствие уже достигли 10-летнего максимума из-за пандемии коронавируса и глобальной напряженности. Это стало серьезной проблемой для бюджета египетского правительства и потенциальной угрозой для покупательной способности потребителей. Египет является одним из крупнейших в мире нетто-импортеров пшеницы. Импорт зерновых культур неуклонно рос в течение последних трех десятилетий темпами, превышающими темпы внутреннего производства, и зависит от России и Украины, обеспечивавших до 80% его импорта. Огромный спрос на пшеницу связан с тем, что египтяне потребляют продуктов из нее более чем в два раза больше, чем в среднем по миру (70–80 кг на человека). Кабинет министров Египта издал указ, регулирующий цены не только на субсидируемый хлеб, как ранее, но и на несубсидируемый; при этом правительство страны уже предоставляет хлеб с большими субсидиями более 70 млн из 104 млн граждан. Такое решение увеличит количество хлеба, продаваемого государством, на 10%. Так, в 2023 г. прогнозируют рост потребления пшеницы в Египте на 3%, до 21,3 млн т. Население растет опережающими темпами и достигнет 120 млн человек к 2030 г. Добавим к этому надвигающиеся климатические проблемы, и ситуация с продовольствием в североафриканской стране выглядит довольно тревожной.

Вышеупомянутые факторы сыграли решающую роль во взрывном росте инфляции, показатели которой достигли рекордного уровня за последние пять лет. По данным государственного статистического агентства Египта, годовая общая инфляция выросла до 21,9% в декабре по сравнению с 19,2% в ноябре 2022 г. и 6,5% в декабре 2021 г. Сохраняющаяся негативная динамика объясняется продолжающимся ростом цен на товары первой необходимости. Обесценивание валюты также способствует росту инфляции. ЦБ Египта отпустил в свободное плавание курс египетского фунта — этот шаг способствует увеличению экспорта и местного производства и уменьшению интереса к импортным товарам. Египетский фунт «упал» до исторического минимума — за последние 12 месяцев египетская валюта обесценилась более чем на 76%. В январе 2023 г. стоимость доллара составляет 32 фунта. Местная валюта будет продолжать дешеветь в связи с необходимостью восстановления равновесия спроса и предложения на валютном рынке. Слабость фунта оказывает дополнительное давление на миллионы египтян, усиливая инфляционную нагрузку.

Одним из ключевых требований МВФ к Египту для одобрения кредита был переход к гибкому курсу валюты. Ранее Каир запросил помощь у МВФ для реализации комплексной экономической программы на фоне кризиса. В октябре 2022 г. Каир достиг соглашения с МВФ о предоставлении расширенной кредитной линии на сумму 3 млрд долл. Документ подразумевает получение дополнительного финансирования в размере 1 млрд долл. по линии недавно созданного Фонда устойчивости. Согласно решению МВФ, первый транш в размере 347 млн долл. Египет получит немедленно. Новая кредитная линия, как отмечается в документе, поможет правительству Египта в покрытии дефицита платежного баланса. Кроме того, кредит позволит восполнить часть оттока иностранной валюты и обеспечит средства для финансирования текущих государственных расходов, включая инвестиционные проекты. Предусмотрен также дополнительный пакет в размере 5 млрд долл. на льготных условиях от региональных и международных финансовых институтов. В 2016-2019 гг. Каир получил кредит от фонда в размере около 12 млрд долл. на экономические реформы. В 2020–2021 гг. Египту через различные механизмы финансирования для ликвидации негативных последствий пандемии были предоставлены еще два займа на общую сумму 8 млрд долл. По оценкам фонда, в ближайшие четыре года Египет столкнется с дефицитом финансирования в 17 млрд долл.

Экономическая ситуация в стране настолько сложная, что в СМИ стали распространяться спекуляции о возможной продаже или «сдачи в аренду» Суэцкого канала. В ответ на появление в соцсетях и ряде СМИ публикаций о законопроекте, согласно которому будет создан фонд Суэцкого канала, последовали опровержения кабмина АРЕ. Тем не менее Фонд создается, но будет направлен на оказания помощи властям в экономической и инвестиционной деятельности, а также на борьбу с кризисными ситуациями.

«Порочный круг» структурных проблем египетской экономики

Египет испытывает хронические экономические проблемы. За 70 лет существования современного Египта в стране устоялась смешенная экономическая политика, сочетающая ограниченную экономическую либерализацию с возрастающей ролью государства в финансировании проектов развития и субсидирования основных товаров. Эта изменчивая экономическая политика привела к искаженной версии развития страны, которая и без того страдает от ограниченности ресурсов и скорости роста населения, и создала ряд проблем, которые будут иметь долгосрочные последствия, включая бедность, коррупцию, социальное и экономическое неравенство, высокий уровень безработицы.

Эти обстоятельства привели к высокой зависимости Египта от внешних инвестиций и кредитов. Каир имеет долгую историю заключения кредитных соглашений с МВФ и Всемирным банком, но этот опыт оказался контрпродуктивным и не привел к значительному улучшению экономических и социальных условий в стране. Фактически, существующие соглашения усугубили экономическую уязвимость Египта и увеличили его социально-экономические проблемы. Такого рода политика стала преобладать при А.Ф. ас-Сиси, который не стал заниматься структурными проблемами Египта — для финансирования своих амбициозных проектов он обратился к региональным союзникам и международным финансовым организациям. Всего за несколько лет Египет получил миллиарды долларов от таких стран, как Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ. В 2016 г. Каир заключил первую сделку с МВФ о получении трехлетнего кредита в размере 12 млрд долл., однако она потребовала от Египта проведения крупных экономических реформ, включая девальвацию валюты, усиление мер жесткой экономии, введение новых налогов для сокращения дефицита бюджета страны и поощрение роста частного сектора. Меры жесткой экономии особенно сильно ударили по низшим классам и увеличили процент египтян, живущих в бедности. Правительство в конечном итоге реализовало первые три шага, но не четвертый.

В связи с этим еще одна ключевая проблема, с которой столкнулся Египет, — снижение роли частного сектора и чрезмерное участие вооруженных сил в экономике страны. С приходом к власти А.Ф. ас-Сиси присутствие военных в экономике увеличилось. Вызывает обеспокоенность размер государственного сектора, в том числе компаний, принадлежащих военным, — он, по разным оценкам, составляет почти 70%. Армия — самый консолидированный государственный институт в Египте — освобождена от части налогов и сдачи многих форм отчетности. Военные назначались на руководство сотнями проектов и постепенно были представлены во многих секторах. Сложившаяся ситуация не позволяет привлекать инвестиции и замедляет развитие частного сектора.

Тем не менее, несмотря на те политические и социально-экономические потрясения, с которыми столкнулся Египет за последнее десятилетие, анализ ряда экономических показателей позволяет констатировать некоторую стабилизацию макроэкономической ситуации в стране после событий арабской весны. За короткий период Египту удалось добиться стабильности в соответствии с планом реформ, принятым правительством страны, что привело к завоеванию доверия со стороны международных финансовых институтов. Экономика Египта показывала стабильные темпы роста — ежегодный прирост ВВП за прошедшие несколько лет в среднем составлял 4,5%. Но уровень жизни большинства египтян снижался на фоне роста цен на продовольствие и высокой безработицы среди молодежи. Почти треть населения сейчас живет за чертой бедности.

Экономическую политику А.Ф. ас-Сиси можно охарактеризовать двумя словами: массовые заимствования. С момента прихода к власти он в значительной степени полагался на кредиты для финансирования своих проектов развития. Неудивительно, что внешний долг Египта утроился с тех пор — эти огромные суммы сделали Каир одним из крупнейших заемщиков в мире (после Аргентины) и подвергли египетскую экономику потрясениям. Однако стоит отметить, что власти признают, что население страны ощущает на себе экономическое давление, но считают, что строительство и модернизация Египта — сложный и долгий процесс, требующий огромных средств, а мегапроекты оздоровят экономику до такой степени, что окупят все эти долги. Однако в результате этой экономической политики экономика Египта стала более зависимой от внешнего финансирования и вошла в порочный круг накопления внешнего долга, который теперь дошел до критического состояния. Опасения международных инвесторов по поводу платежеспособности страны небезосновательны — совокупный долг Египта перед иностранными кредиторами составляет 156 млрд долл. по состоянию на конец 2022 г. Общий долг, по прогнозам, достигнет 557 млрд долл. к 2026 г. Ожидается, что экономический рост Египта снизится до 4,5% в 2022–2023 гг. с 6,6% в 2021–2022 гг.

Усилия и меры по стабилизации ситуации

Среди мер, предпринимаемых государством для снижения негативного воздействия на экономику, — усиление роли частного сектора, локализация промышленности и активизация египетской фондовой биржи. Правительство Египта ввело ограничения на импорт из-за нехватки иностранной валюты, что нарушило цепочки поставок. В начале января 2023 г. правительство также объявило о пакете мер жесткой экономии, в основном направленных на сокращение расходов в иностранной валюте и урезание несущественных расходов в государственных министерствах. Ранее египетские власти запретили экспорт всех видов пищевых масел, кукурузы, пшеницы, муки, бобов и ряда других продуктов на три месяца.

Кроме того, правительство Египта решило снизить роль военных в экономике страны в рамках структурных реформ, финансируемых МВФ. Это позволит увеличить роль частного предпринимательства и создать равные условия для государственного и частного секторов. На этом фоне и после приостановки в мае прошлого года запланированного размещения акций на фондовой бирже ряда государственных компаний египетское правительство быстрыми темпами проводит приватизацию обширного государственного сектора. Причина такой активности прозаична: Каир лихорадочно ищет источники поступления иностранной валюты, в которой власти так нуждаются. В мае прошлого года А.Ф. ас-Сиси приказал правительству разработать программу привлечения частного капитала на 40 млрд долл. в течение следующих четырех лет. В нее должен был входить листинг принадлежащих армии предприятий на бирже к концу года и продажа долей в некоторых государственных компаниях. К тому же новая программа соглашения с МВФ позволит Египту привлечь дополнительное финансирование в размере 14 млрд долл. от международных и региональных партнеров. В целом страны Персидского залива также присматриваются к серьезным инвестициям в Египет в рамках обширной программы приватизации и пообещали вложить более 20 млрд долл. в виде депозитов и инвестиций.

Усложнение экономической ситуации в стране может привести к ослаблению позиций египетского лидера А.Ф. ас-Сиси как внутри страны, так и на внешнем контуре. Из-за развивающегося экономического кризиса и неспособности А.Ф. ас-Сиси решить эту проблему президент вызывает разочарование в странах Персидского залива, которые вложили значительные средства в Египет. Продовольственный дисбаланс может спровоцировать массовую миграцию, голод и социальную напряженность, а также обострить назревающие экономические и политические проблемы в регионе. В мае 2022 г. рейтинговое агентство «Moody's» предупредило о «социальных и политических рисках», понизив экономический прогноз Египта на год со стабильного до негативного. И правительство, похоже, разделяет эти опасения. В апреле 2022 г., предвидя социальную напряженность, президент А.Ф. ас-Сиси инициировал общенациональный диалог с представителями оппозиции, сменив тактику подавления инакомыслия. Ранее, осенью 2021 г. он анонсировал запуск первой национальной стратегии в области прав человека. Он пояснил, что «в Египте действует президентский комитет по помилованию», который «рассматривает различные случаи и списки осужденных, заслуживающих помилования». Подобное «смягчение» политического климата может стать важной вехой в правлении А.Ф. ас-Сиси, способной определить политику Египта на ближайшие годы.

Иван Бочаров, Матвей Бочаров:
Зеленое солнце пустыни

МВФ предупредил, что в ходе выполнения программы реформ власти могут столкнуться с «политическим и социальным противодействием». Согласно отчету Всемирного банка, «ожидается, что общая макроэкономическая среда Египта в 2022–2023 финансовом году будет подорвана», что в свою очередь может спровоцировать социальные волнения. На фоне кризиса А.Ф. ас-Сиси в своих выступлениях пытался успокоить многомиллионное население страны по поводу состояния экономики, призывая их не волноваться и не бояться. Он также призвал египтян не обращать внимания на слухи и сказал, что они должны слушать только его и его правительство, а причиной нынешнего положения дел в стране является конфликт на Украине; он также дал указание губернаторам и министрам «срочно решить кризис нехватки основных продуктов питания».

В то время как социальные меры, объявленные правительством в 2022 г., в определенной мере обеспечат смягчение последствий от надвигающегося экономического кризиса, прогнозируется, что уровень бедности по-прежнему будет расти по мере того, как высокая инфляция будет отражаться на реальных доходах населения. Кроме того, ожидается, что расходы государства на здравоохранение и образование сократятся до 1,3% и 2% от валового внутреннего продукта соответственно, говорится в отчете Всемирного банка.

Критически важные отрасли, особенно добыча газа, продолжают процветать, извлекая выгоду из роста мировых цен. Так, Египет пытается использовать ситуацию для получения дополнительных доходов, которые могут покрыть рост цен на зерно. Постепенный отказ европейских стран от российских углеводородов или резкое сокращение спроса может открыть для него новые возможности. Египет обладает хорошей инфраструктурой и удобным географическим положением, что позволяет ему обеспечивать часть потребностей Европы и Азии в природном газе. К тому же у Каира есть возможность обеспечения части поставок энергоносителей на мировые рынки через Восточно-средиземноморский газовый форум, где страны-участницы организации координируют региональный энергетический рынок и оптимизируют инфраструктуру для продвижения экспорта природного газа из региона. В этой связи важно отметить, что летом 2022 г. ЕС, Израиль и Египет подписали меморандум о взаимопонимании, направленный на увеличение поставок газа в ЕС. Согласно документу, соглашение рассчитано на три года с автоматическим продлением еще на два. Предполагается, что Израиль будет поставлять газ в Европу через египетские станции сжижения. Кроме того, ЕС планирует укреплять продовольственную безопасность АРЕ несколькими способами — расширять локальное производство и адаптироваться к изменениям климата. Последнее явно предполагает технологическую составляющую, а значит — создает потенциал для привлечения израильских аграрных технологий и инвестиций в сельскохозяйственный сектор. Помимо этого, Европа рассчитывает, что на пользу стабилизации социально-экономической ситуации в Египте пойдут и сами энергетические проекты с ее участием.

Хотя риски социального недовольства сохраняются, в рамках многомиллионной страны небольшие демонстрации не могут привести к политическому кризису, но способны иметь демонстрационный эффект. Власти Египта может беспокоить сам факт новых массовых выступлений, свидетельствующий о том, что постреволюционный спад постепенно сменяется новым подъемом гражданской активности. Несмотря на репрессии, население уже выходило на улицы с антирежимными лозунгами осенью 2019 и 2020 гг. Отсюда следует, что устрашение перестает быть самым эффективным механизмом сдерживания общественного недовольства.

В целом стоит отметить, что, как власти и планировали, им удалось избежать масштабных протестов благодаря запугиванию населения, подкупу или просто убедительным призывам в СМИ. Так, например, египетская полиция приказала прекратить общественные мероприятия и закрыть магазины по всей стране 11 ноября 2022 г. на фоне роста призывов к протестам, распространявшихся в социальных сетях. Очевидно и то, что египетское правительство и военные располагают более чем достаточными ресурсами и инструментами в области безопасности для подавления небольших выступлений. Тем не менее сами по себе они заслуживают пристального внимания.

***

Предлагаемые правительством Египта структурные реформы потребуют времени для их реализации. Ключевым показателем готовности страны более активно и структурно реформировать собственную экономику может стать решение А.Ф. ас-Сиси отказаться от доминирующей роли военных в экономике. Армия играет важную роль в экономике Египта уже несколько десятилетий — придя к власти, действующий президент обратился к ней за помощью в решении экономических проблем. Для демонтажа хотя бы части военной экономики А.Ф. ас-Сиси придется определить, сворачивание каких именно частей может не встретить сопротивление со стороны армии. В то же время руководству страны придется найти способы компенсировать военным выгоды, которые они могут потерять.

Фундаментальные проблемы Египта так и не были разрешены в ходе революции и за последовавшее за ней десятилетие. Силы, находящихся сегодня у власти, продолжают реализовывать проект по сохранению стабильности, имевший успех в 2013–2016 гг. Протестный потенциал сохраняется, а массовость выступлений будет зависеть от того, как отреагируют власти — пока их превентивные меры эффективны. Привычно жесткая реакция силового аппарата Египта в нынешних условиях может послужить катализатором усиления оппозиционных настроений, но в то же время она представляется единственно возможным для действующего египетского режима способом реагирования.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.58)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся