Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.29)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Константин Матвеенков

Бакалавр МГИМО МИД России

Сегодня отношения Вашингтона с Пекином достигли самой низкой точки с момента взаимного признания в 1970-х гг., а отношения с Москвой находятся в самом сложном состоянии со времен распада Советского Союза. Главные стратегические соперники США, напротив, вышли на уровень наиболее тесных двусторонних связей с периода золотого десятилетия советско-китайской дружбы. Все это говорит о том, что Вашингтон больше не занимает самую выгодную позицию в стратегическом треугольнике и вынужден противостоять сразу и России, и Китаю.

Администрации Дж. Байдена, вероятнее всего, предстоит столкнуться со сценарием, описанным З. Бжезинским, когда Россия и Китай действуют все более согласованно и их совместное влияние становится опаснее, чем просто сумма их отдельных действий.

Скептическое и даже пренебрежительное отношение к сближению Москвы и Пекина все больше уступает настороженным, а местами и алармистским взглядам в американском истеблишменте. Российско-китайские разногласия реальны, но почему партнерство двух стран, несмотря на важные различия, продолжает укрепляться? Для Белого дома ответ прост: наличие у соперников общих взглядов на то, какой мировой порядок они не хотят видеть, и сотрудничество по практическим вопросам.

Большинство рекомендаций в многочисленных статьях, посвященных России и Китаю, сосредоточены на противодействии одной или другой стране, но не двум сразу. В результате двухлетнего проекта Национального бюро азиатских исследований американские эксперты все же выделили четыре возможные стратегии для США: (i) комплексное усиление США для сдерживания обеих стран; (ii) улучшение отношений с Китаем против России; (iii) сближение с Россией для формирования единого фронта против Китая и (iv) поиск компромисса с обеими странами.

         В США среди экспертов и официальных лиц отсутствует консенсус в отношении будущего развития российско-китайского партнерства, масштаба угрозы для Соединенных Штатов, а также того, какую стратегию использовать против него. При этом в Вашингтоне есть четкое понимание, что именно действия Белого дома определяют, насколько близко будут сотрудничать Москва и Пекин. Можно предположить, что если Соединенные Штаты продолжат усиливать санкционное давление, действовать агрессивно против России на территории СНГ, а также создавать в АТР альянс против Китая, то эти действия будут способствовать дальнейшему обсуждению Россией и Китаем возможности формирования полноценного военного союза.

Вот уже более полувека отношения России, Китая и США играют ключевую роль на международной арене, однако расклад сил в этом треугольнике с течением времени претерпел изменения. В период президентства Р. Никсона стратегические и смелые решения позволили США выстроить с СССР и КНР стабильные связи, чем не могли похвастаться российско-китайские отношения. Сегодня отношения Вашингтона с Пекином достигли самой низкой точки с момента взаимного признания в 1970-х гг., а отношения с Москвой находятся в самом сложном состоянии со времен распада Советского Союза. Главные стратегические соперники США, напротив, вышли на уровень наиболее тесных двусторонних связей с периода золотого десятилетия советско-китайской дружбы. Все это говорит о том, что Вашингтон больше не занимает самую выгодную позицию в стратегическом треугольнике и вынужден противостоять сразу и России, и Китаю.

Вызовы, которые по отдельности Москва и Пекин представляют для США, были бы головной болью для любого американского президента. Однако за год до своей смерти в 2017 г. бывший советник по национальной безопасности З. Бжезинский предостерег, что для Соединенных Штатов «самым опасным развитием событий будет большая коалиция Китая и России, объединенных не идеологией, а общими претензиями». Администрации Дж. Байдена, вероятнее всего, предстоит столкнуться со сценарием, описанным З. Бжезинским, когда Россия и Китай действуют все более согласованно и их совместное влияние становится опаснее, чем просто сумма их отдельных действий. Несмотря на растущие риски, в американском истеблишменте до сих пор отсутствует консенсус о том, насколько крепким является это партнерство и как ему противостоять.

Брак по расчету, партнёрство или союз

С тех пор как в 1996 г. Китай и Россия объявили о «стратегическом партнерстве», в США было по крайней мере три большие дискуссии о характере российско-китайских отношений: в конце 1990-х – начале 2000-х гг., после мирового финансового кризиса 2008 года и после событий 2014 г.

Для первого этапа дискуссий было характерно скептическое отношение к российско-китайскому взаимодействию: «Сотрудничество между Китаем и Россией остается ограниченным, эпизодическим и неустойчивым. До сих пор их лихорадочные попытки улучшения отношений не представляли серьезной политической проблемы для Соединенных Штатов или их союзников». Также подчеркивалось, что после холодной войны основная цель партнерства России и КНР заключалась в укреплении доверия и гарантиях взаимной безопасности, а не в противостоянии угрозам со стороны третьего государства.

Попытки осмыслить более тесное сотрудничество Москвы и Пекина во второй половине нулевых годов привели к формированию в американском экспертном сообществе представления об отношениях между двумя странами как о браке по расчету или «оси удобного сотрудничества»axis of convenience»). По мнению австралийского эксперта китайского происхождения Бобо Ло, партнерство России и Китая носило крайне прагматичный характер с наличием общих интересов, но при этом было пронизано недоверием, коренящимся в исторических претензиях и геополитической конкуренции. Обе страны занимали второстепенное положение во внешней политике друг друга, так как партнером номер один для России выступал ЕС, а для Китая — США.

Резкий разворот Кремля в сторону Китая после ухудшения отношений с Западом в 2014 г. снова привлек внимание к уже более явному экономическому, политическому и военному сотрудничеству двух стран. Мнение о причинах и перспективах партнерства разделились. С одной стороны, Гилберт Розман в журнале Foreign Affairs перечислил шесть причин устойчивости российско-китайского партнерства, включая антигегемонизм, рост национального самосознания и объективные различия с Западом. С другой стороны, Джозеф Най-младший поставил под сомнение перспективы тесного сотрудничества двух стран, указав на серьезные вызовы для российско-китайского альянса в экономической, военной и демографической сферах.

Важной вехой в изучении отношений Москвы и Пекина и их значения для США стал двухлетний проект Национального бюро азиатских исследований (National Bureau of Asian Research, 2016–2018 гг.), в котором приняли участие более ста ведущих американских специалистов по России и Китаю. Главным выводом исследования стало то, что российско-китайские отношения все более явно направлены против США и подрывают их интересы. Эксперты призвали американских политиков пересмотреть внешнеполитическую и военную стратегии, однако их конкретные рекомендации разделились в зависимости от того, считают ли они связи Москвы и Пекина фактическим союзом или временным партнерством против общей угрозы.

Асимметричные партнеры

Повышение уровня отношений России и Китая до всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия почти не оставило сомнений у американских политиков и экспертов о новом более тесном формате сотрудничества Москвы и Пекина. Однако многие продолжили считать его ограниченным и уязвимым перед лицом существующих двусторонних проблем, а значит и не столь опасным для США.

Главный вызов, который, по мнению американских политологов, переживает «российско-китайская антанта», заключается в растущей асимметрии отношений двух стран. Эта асимметрия проявляется в (i) их экономических возможностях; (ii) масштабе влияния на соседние и более отдаленных регионы; (iii) месте во внешней политике друг друга и (iv) долгосрочных траекториях развития. Китай является крупнейшим торговым партнером России (с долей более 15% общего товарооборота), тогда как Россия не всегда оказывается даже в первой десятке, представляя менее 1% товарооборота Китая. Все большая международная изоляция Москвы также лишает ее пространства для маневра, заставляя заключать контракты, в том числе газовые и нефтяные, на более выгодных для Пекина условиях.

Положение младшего партнера и растущая зависимость от восточного соседа противоречит основным декларируемым целям внешней и внутренней политики В. Путина, направленной на повышение роли и самостоятельности России в международных делах. Официальные лица в США считают, что Кремлю для того, чтобы не оказаться в тени растущего Китая, придется дистанцироваться от него и диверсифицировать свои связи, в том числе через нормализацию отношений с Западом.

Помимо несбалансированных отношений двум странам придется преодолеть разногласия в конкретных исторических, внешнеполитических и экономических областях. Среди проблем здесь можно отметить опасения возможных территориальных претензий со стороны Китая, усиливающееся влияние последнего на Дальнем Востоке, растущую конкуренцию в Центральной Азии и Арктике, рост военно-технических возможностей КНР, культурный и цивилизационный разрыв двух стран и т. д.

Все большая асимметрия и наличие взаимных претензий будут подрывать основы российско-китайского партнерства, делая его нестабильным в долгосрочной перспективе. В Соединенных Штатах уверены, что между недемократическими державами не может быть сформирован прочный союз из-за нежелания авторитарных режимов соблюдать взятые на себя обязательства и быстрой смены их внешнеполитических ориентиров. В Вашингтоне некоторые надеются, что подобный разворот возможен через несколько лет, когда Пекин станет восприниматься Москвой как главная стратегическая угроза, и антиамериканская ось распадется сама.

Доклад РСМД, ИДВ РАН и ИМИ Фуданьского университета №70 / 2021
Российско-китайский диалог: модель 2021

За все хорошее и против США

Подобное скептическое и даже пренебрежительное отношение к сближению Москвы и Пекина все больше уступает настороженным, а местами и алармистским взглядам в американском истеблишменте. Российско-китайские разногласия реальны, но почему партнерство двух стран, несмотря на важные различия, продолжает укрепляться? Для Белого дома ответ прост: наличие у соперников общих взглядов на то, какой мировой порядок они не хотят видеть, и сотрудничество по практическим вопросам.

Россия и Китай, по словам Дж. Байдена, вступили с США в «фундаментальный спор о будущем направлении развития нашего мира». Обе страны наиболее заметно объединены желанием бороться с гегемонией Соединенных Штатов, ослабляя их влияние в международной политической, экономической и военной сферах. Как для Москвы, так и для Пекина неприемлемы односторонние действия, вмешательство во внутренние дела и попытки насильно продвигать либеральную демократию. Желание формировать новый многополярный мир объясняет их тесную координацию в Совбезе ООН и создание альтернативных западным международных институтов и объединений, таких как БРИКС или Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

В поисках причин стремительного углубления сотрудничества России и КНР в американской экспертной среде появилась «модель партнерства, основанного на наличии общей угрозы» («threat-interest model of partnership»). Обе страны сталкиваются с растущей критикой внутренней (А. Навальный и Синьцзян-Уйгурский автономный район) и внешней политики (Украина и Южно-Китайское море), обе страны находятся под американскими санкциями различного типа, обе страны ощущают военное давление (НАТО и Quad), в конце концов обе признают, что в одиночку противостоять системе альянсов во главе с Соединенными Штатами очень сложно.

То, что Москва и Пекин сталкиваются с общей угрозой, способствует их активному сотрудничеству в сфере безопасности. Эволюция военных отношений между Китаем и Россией очевидна по трем основным направлениям: (i) совместные военные учения и обмен информацией; (ii) военное-техническое сотрудничество и (iii) контакты между военными на высоком уровне. Продажа Россией Китаю современной военной техники (С-400 и Су-35), помощь в создании системы раннего предупреждения о ракетном нападении, обмен в ходе военных учений ценным боевым опытом — все это осложняет задачу США в сдерживании Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а значит ослабляет Вашингтон в целом.

Хотя между Пекином и Москвой нет обязательств по взаимной обороне, американские военные по крайней мере должны учитывать возможность их взаимной помощи в случае крупного конфликта. «Теперь мы имеем дело с двумя театрами военных действий и двумя противниками. Это то, что заставляет специалистов по планированию просыпаться в поту посреди ночи», — сказал Джим Таунсенд, занимавший должность заместителя помощника министра обороны США по вопросам европейской политики и политики НАТО.

Несмотря на то, что в Вашингтоне считают антиамериканизм одним из главных мотивов российско-китайского сближения, эксперты не отрицают, что обе страны дополняют друг друга в экономической, финансовой и энергетических областях. Поскольку Россия богата природными ресурсами, в то время как Китай является одним из главных их импортеров, торговля энергоносителями — это реальное сотрудничество, в котором выигрывают обе стороны. Страны также стараются снизить свою зависимость от доллара, Россия пытается привлекать китайские инвестиции для развития Дальнего Востока, оба соседа сотрудничают по проблемам КНДР, киберпространства, борьбы с терроризмом и т. д.

Сторонники подхода, при котором сближение России и Китая является осознанным, а область совпадения их интересов обширной и существенной, считают, что страны смогут преодолеть двусторонние проблемы и партнерство не распадется в обозримом будущем. Более того, сотрудничество, начавшееся в 1990-х гг. с гарантий двусторонней безопасности, может перерасти в военный союз, основанный на безопасности от внешней угрозы. Неудивительно, что подобные опасения заставляют американских политиков бить тревогу.

Между Сциллой и Харибдой

Большинство рекомендаций в многочисленных статьях, посвященных России и Китаю, сосредоточены на противодействии одной или другой стране, но не двум сразу. В результате двухлетнего проекта Национального бюро азиатских исследований американские эксперты все же выделили четыре возможные стратегии для США: (i) комплексное усиление США для сдерживания обеих стран; (ii) улучшение отношений с Китаем против России; (iii) сближение с Россией для формирования единого фронта против Китая и (iv) поиск компромисса с обеими странами.

Наибольшей популярностью в американском истеблишменте пользуется стратегия последовательного укрепления позиции США как ведущей мировой державы, мобилизация союзников и внутренних ресурсов для открытого противодействия российско-китайскому блоку, а также использование разногласий между странами. Последнее означает вбивать клинья между партнерами для роста недоверия и ограничения масштабов их сотрудничества (например, использовать противоречия в Арктике, Африке и Центральной Азии). Минус данной стратегии заключается в значительном увеличении расходов и обострении международной ситуации.

Для некоторых экспертов Россия является самой серьезной и неотложной опасностью, в то время как Китай в большей степени интегрирован в нынешнюю международную систему и заинтересован в тесном сотрудничестве со своим главным торговым партнером. Они рекомендуют координировать позиции с Китаем для ослабления и изоляции России. Для этого Вашингтону потребуется уменьшить торговое давление на Пекин, поддержать Инициативу пояса и пути, свернуть связи с Тайванем и др. Недостаток данного плана заключается в том, что усиление давления на Москву может спровоцировать ее на отчаянные действия.

Третий подход получил распространение в период президентства Д. Трампа, который считал, что Китай представляет большую стратегическую угрозу для США, чем Россия. Г. Киссинджер в беседах с президентом рекомендовал «стратегию Никсона наоборот» — сближение с Москвой для создания единого фронта против Пекина. «Отделение России от Китая в будущем [критически важно]. То, что за последнее десятилетие России позволили целиком попасть в стратегические объятия Китая, будет признано величайшей геостратегической ошибкой», — говорится в новой Длинной телеграмме, написанной анонимным бывшим высокопоставленным чиновником. И все же у данного подхода есть гораздо больше противников, которые считают, что Россия будет рассматривать попытки нормализовать отношения как признаки слабости, побуждающие к еще более тесному сотрудничеству с Китаем и реформированию мирового порядка.

Последняя стратегия — поиск точек соприкосновения и компромиссов как с Россией, так и с Китаем — самая миролюбивая, но при этом наименее востребованная в США. Решение общих вопросов нераспространения, международного терроризма и изменения климата могло бы сделать международную обстановку более стабильной.

В США среди экспертов и официальных лиц отсутствует консенсус в отношении будущего развития российско-китайского партнерства, масштаба угрозы для Соединенных Штатов, а также того, какую стратегию использовать против него. При этом в Вашингтоне есть четкое понимание, что именно действия Белого дома определяют, насколько близко будут сотрудничать Москва и Пекин. Можно предположить, что если Соединенные Штаты продолжат усиливать санкционное давление, действовать агрессивно против России на территории СНГ, а также создавать в АТР альянс против Китая, то эти действия будут способствовать дальнейшему обсуждению Россией и Китаем возможности формирования полноценного военного союза.

(Голосов: 14, Рейтинг: 4.29)
 (14 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся