Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ермаков

Военный обозреватель, эксперт РСМД

3 июля 2016 г. в КНДР впервые отмечается День войск стратегического назначения. Вслед за четвертыми ядерными испытаниями в начале года КНДР заявила о себе недавними успешными испытаниями ракеты средней дальности. Так какие стратегические войска строит Северная Корея?

3 июля 2016 г. в КНДР впервые отмечается День войск стратегического назначения. Вслед за четвертыми ядерными испытаниями в начале года КНДР заявила о себе недавними успешными испытаниями ракеты средней дальности. Так какие стратегические войска строит Северная Корея?

История вопроса

История корейского ракетно-ядерного кризиса полна взаимных претензий. В данном материале мы ограничимся лишь кратким перечислением реперных точек [1]. Ким Ир Сен, вероятно, интересовался ядерным оружием (ЯО) с самого его появления, и война 1950–53 гг., в ходе которой США недвусмысленно угрожали применить его против КНДР, не могла не подстегнуть его интереса. В 1965 г. корейцам был передан советский легководный реактор ИРТ-2000. В то время ЯО рассматривалось северокорейским режимом во многом как средство престижа и достижения большей независимости.

В декабре 1985 г. КНДР ратифицирует Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Это решение было сделано под давлением СССР, увязавшего его с продолжением помощи. Однако после распада СССР, резкого сворачивания сотрудничества с новой Россией и построения однополярного мира во главе с США ситуация изменилась. При этом Китай шел по пути укрепления экономических связей с Западом, и надежда на его военную помощь стала призрачной.

Для КНДР ситуация с точки зрения безопасности стала крайне острой. Хотя в 1991 г. США вывели с юга полуострова свое тактическое ЯО, военный перевес союза Республики Корея и Штатов был подавляющим. Судя по всему, именно тогда КНДР приняла окончательное решение создавать ЯО. В 1993 г. страна отказалась принять внеочередную инспекцию МАГАТЭ и заявила о решении выйти из ДНЯО. Судя по имеющейся открытой информации, США тогда серьезно рассматривали возможность начать боевые действия, но политическое руководство было остановлено прогнозами высоких потерь. Известны сделанные высокопоставленными генералами ВС США оценки потерь в «490 тыс. южнокорейских военнослужащих и 52 тыс. американских только за первые 90 суток» или даже «миллион убитых, в том числе 80–100 тыс. американцев», однако эти цифры столь велики, что их трудно принять всерьёз [2]. Публичное озвучивание Пентагоном подобных цифр скорее говорит о резко отрицательном отношении военных кругов к развязыванию конфликта.

REUTERS

Однако северокорейское руководство не могло списывать со счетов возможность проведения против КНДР воздушной наступательной операции. Такая кампания могла бы вестись с минимальными потерями — военно-воздушные силы северян хоть и относительно многочисленны, но оснащены устаревшей авиатехникой [3], которая не сможет противостоять авиации даже одних южан, не говоря об американской. В ходе воздушной кампании невозможно «перемолоть» армию КНДР, но вполне реально разрушить инфраструктуру, энергетическую отрасль, нарушить связь и оказать психологическое давление. О гуманитарной катастрофе не стоит и говорить. Подобный сценарий войны относительно безболезнен для противников КНДР, но рано или поздно вынудит северян сдаться на тех или иных условиях либо сделает реальным сухопутное наступление против ослабленной армии КНДР.

Таким образом, с точки зрения военно-политического руководства КНДР для выживания необходимо иметь возможность не допустить проведения в отношении себя подобной воздушной кампании. Единственным надежным средством силового сдерживания может служить ядерное оружие. Химическое имеет скорее пугающую репутацию, чем высокую эффективность.

C точки зрения военно-политического руководства КНДР для выживания необходимо иметь возможность не допустить проведения в отношении себя воздушной кампании. Единственным надежным средством силового сдерживания может служить ядерное оружие.

В 90-х гг. ядерный кризис удалось заморозить дипломатическими мерами — было заключено соглашение, согласно которому КНДР приостановила выход из ДНЯО в обмен на экономическую (в первую очередь топливную) помощь и строительство легководных реакторов, которые не могут быть использованы в военных целях. Однако сотрудничество с Западом не задалось с самого начала, что, вероятно, было неизбежно, так как стороны преследовали различные цели: в интересы США и Южной Кореи совершенно не входило укрепление экономики КНДР (реактор так и не был построен, поставки топлива периодически срывались), а северяне наряду с открытой ракетной программой, судя по всему, продолжили осторожные работы в ядерной области.

В 2002 г. договоренность была разорвана, и 10 января 2003 г. КНДР официально вышла из ДНЯО, создав таким образом серьезнейший прецедент, ставящий под удар мировую систему нераспространения [4]. С тех пор было проведено четыре испытания — в 2006, 2009, 2013 и 2016 гг. Несмотря на дипломатические усилия в формате шестисторонних переговоров [5], КНДР продолжает строить стратегические ядерные силы (СЯС). Мировые события, в первую очередь война в Ираке и в Ливии (которая в 2003 г. отказалась от ядерной программы), скорее побуждают её интенсифицировать усилия в этой области. Так какие СЯС строятся?

Бедность выбора

CIA
Иракская ракета Al-Samud 2

Построение СЯС позволяет сэкономить средства и сократить размер армии. Гонка в конвенционных вооружениях стоила бы намного больше, так как приходилось бы в одиночку соревноваться с ВПК «коллективного Запада» и оборонными бюджетами коалиции стран. С тех пор как современное оружие начало стремительно дорожать, а КНДР оказалась в изоляции (современное оружие ей не продает даже Китай), попытка начать симметричную гонку вооружений с Южной Кореей абсурдна.

Количество боезарядов в арсенале КНДР — один из наиболее дискуссионных вопросов. Разумными и компромиссными на данный момент выглядят оценки порядка десяти готовых зарядов. Более важным является вопрос качества зарядов, в первую очередь соотношения размеры-масса и мощности. Вероятно, КНДР способна или вот-вот будет способна производить транспортабельные боеприпасы по крайней мере малой мощности. Вопрос за второй составляющей ядерного оружия — носителями.

Классическая триада СЯС построена на воздушном, наземном и морском компонентах, представленными соответственно бомбардировщиками-ракетоносцами с крылатыми ракетами и свободнопадающими бомбами, межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) в шахтных пусковых установках или подвижных грунтовых комплексах (ПГРК), атомными подводными лодкам с баллистическими ракетами (ПЛАРБ с БРПЛ).

С тех пор как современное оружие начало стремительно дорожать, а КНДР оказалась в изоляции, попытка начать симметричную гонку вооружений с Южной Кореей абсурдна.

От первоначальных предположений об огромных и тяжелых корейских ядерных устройствах остались и саркастические предложения возможного применения — якобы единственный вариант состоит в том, чтобы закопать «мину» на предполагаемом пути движения противника. Интересно, что скептики, сами, вероятно, того не зная, говорили о тактике США времен холодной войны [6]. Тогда заранее были определены места для закладки ядерных мин на предполагаемом пути наступления советских войск. До 1991 г. они были и на Корейском полуострове в составе американской группировки войск. Особенности ландшафта, оставляющего ограниченное количество путей для наступления, делают его будто созданным для подобного оружия, а его применение вполне может оказать серьезный деморализующий эффект. Недостатком является эффективность только в случае начала сухопутной кампании, которая сама по себе, как упомянуто выше, — не самый вероятный сценарий.

Первыми носителями ЯО были самолеты, но КНДР этот вариант не подходит — нет современных бомбардировщиков и низка устойчивость к первому удару. Для КНДР, большое значение придающей ствольной и ракетной артиллерии, было бы заманчиво превратить их в тактическое ЯО по образцу «атомной артиллерии» времен холодной войны, но это не решает задачи стратегического сдерживания и требует серьезной миниатюризации зарядов. Сомнительно, что в условиях ограниченных ресурсов, в том числе обогащенных делящихся материалов, КНДР на это пойдет.

Таким образом, мы приходим к тому, что единственный носитель, который подходит под нужды КНДР, — это баллистическая ракета.

Последний союзник изгоев

U.S. Army
Пуск противоракеты комплекса THAAD

С угрозой применения противником баллистических ракет во время локальной войны страны «первого мира» столкнулись в ходе войны в Персидском заливе 1991 г. Угрозу от иракских ракет предполагалось купировать новейшими ЗРК MIM-104 Patriot, в теории способными перехватывать оперативно-тактические ракеты [7]. Однако, если в целом война с Ираком для многонациональных сил стала заслуженным триумфом, «ракетная битва» оказалась скорее проигранной. Было зафиксировано 88 пусков [8]), из них 53 ракеты атаковали цели, прикрытые Patriot, и 27 были сбиты [9]. Еще печальнее опыт поражения самих пусковых установок. Несмотря на огромные привлеченные силы — усилия все разведывательной машины США, операции спецназа, временами до 40% боевых вылетов авиации (отсрочившие начало сухопутной кампании на неделю [10]), не удалось уничтожить ни одного ПГРК. Отчасти это компенсировали низкие результаты ракетных обстрелов — непосредственно военные цели были успешно поражены только дважды, в первом случае был поврежден на аэродроме истребитель F-15C и пусковая установка ЗРК Patriot, во втором — ракета попала в казарму, погибли 28 солдат и более сотни были ранены. Удивительным и счастливым обстоятельством можно считать то, что десятки ракет, упавших в городах, не привели к значительным жертвам среди гражданского населения — в Израиле погибли 14 человек [11], в Саудовской Аравии один (более трехсот человек получили ранения, было разрушено множество зданий) [12].

В войне 1991 г. Ирак применял доработанные советские ракеты Р-17 (известны как «Скад») увеличенной дальности под обозначением Al Hussein [13]. После поражения Ираку было запрещено иметь и разрабатывать ракеты дальностью свыше 150 км.

Не удивительно, что военно-политическое руководство КНДР из внимательного наблюдения за локальными войнами 1990–2000-х гг. сделало вывод, что именно ПГРК могут стать основой потенциала стратегического сдерживания.

Более успешная для США в плане состязания ПРО против БР кампания 2003 г. объясняется использованием новейшей, созданной на основе опыта 1991 г., модификацией комплекса Patriot — PAC-3 и тем, что противник оказался значительно слабее. К моменту вторжения на вооружении Ирака состояло небольшое количество ракет Al-Samoud 2 и Ababil-100 с дальностью менее 200 км. В общей сложности в 2003 г. Ирак выпустил не менее 23 баллистических и крылатых ракет [15], из которых было сбито девять. Хотя большинство оставшихся ракет попали в песок, был и успех — 7 апреля баллистическая ракета поразила полевой штаб армейской бригады, погибли трое военнослужащих и два журналиста, ранены еще четырнадцать человек, были выведены из строя два десятка транспортных средств.

Итоги кампании 2003 г. показали, что США усиливают свои возможности в области ПРО ТВД, но еще далеки от гарантий перехвата. Хотя во второй иракской войне удалось уничтожить несколько ПУ, сам факт двух десятков пусков говорит о том, что и процесс поиска ракетных комплексов не отлажен.

На данный момент ядерная проблема Корейского полуострова не имеет внятного решения.

Не удивительно, что военно-политическое руководство КНДР из внимательного наблюдения за локальными войнами 1990–2000-х гг. сделало вывод, что именно ПГРК могут стать основой потенциала стратегического сдерживания. При этом география севера Корейского полуострова отлично подходит для них: в горах можно устроить множество укрытий и туннелей — не стоит и надеяться заблаговременно поразить мобильные ПУ, которые вполне смогут пережить даже ядерный удар. При этом очевидно, что даже такие специализированные комплексы ПРО как THAAD или Aegis BMD [16] не обеспечивают стопроцентную надежность перехвата — а какая еще может устроить при противодействии ЯО?

При этом КНДР совсем не нужно и даже вредно оснащать значительную часть ракет ядерными БЧ — большое количество «обычных» ракет пригодится в качестве средства «последнего предупреждения», а при нанесении главного удара послужит в качестве ложных целей для ПРО.

Krim Sahai
Ракетный комплекс Rodong-1 на параде 2012 г.

Собственную ракетную программу КНДР активно ведет с 80-х гг. Северокорейские инженеры довольно быстро освоили производство своего «Скада» под индексом Hwasong-5 и даже массово поставляли их в Иран во время Ирано-иракской войны. В первой половине 90-х гг. на её основе были запущены в серию Hwasong-6 и Hwasong-7 увеличенной дальности, до 500 и 700–800 км соответственно. Этого вполне достаточно для покрытия всей территории Республики Корея. Хотя точное количество произведенных ракет этих типов, как и всех остальных, неизвестно, определенно можно говорить о сотнях (пусковых установок, разумеется, значительно меньше).

Однако дальности этих комплексов недостаточно для поражения ключевых для США объектов военной инфраструктуры на Окинаве и Гуаме. С середины 90-х гг. на вооружение поступают Rodong-1 [17] с дальностью 1300-1500 км. Данные ракеты, способные поразить любую цель в Японии, уже довольно часто назывались в качестве носителя ядерного оружия КНДР. Считается, что этих ракет выпущено значительное количество, и они готовы к боевому применению. Угрозу для Гуама, на котором расположена авиабаза Андерсен — основная база стратегической авиации США в регионе, потенциально может представлять комплекс Musudan [18]. На Западе распространено мнение, что Musudan создан на основе советской БРПЛ Р-27, возможно, при участии российских специалистов, но подтвердить или опровергнуть эту информацию нельзя. По различным оценкам дальность ракеты составляет от 2500 до 4000 км. В данный момент этот ракетный комплекс находится на стадии испытаний, первые успешные прошли 22 июня.

Есть у Северной Кореи и своя «царь-ракета» — KN-08 (14?) [19]. С ней существует серьезная путаница, так как на парадах 2012–13 и 2015 гг. на одних и тех же пусковых установках [20] были продемонстрированы различные по конструкции ракеты, отличавшиеся габаритами и количеством ступеней — в 2015 г. была показана меньшая по размерам двухступенчатая ракета (иногда называемая KN-14), тогда как ранее демонстрировалась трехступенчатая. Судя по всему, перспективная ракета еще в процессе создания, и ей предстоит длительный период испытаний, однако в перспективе она может стать первой северокорейской МБР, которая будет способна достигать Аляски, Гавайев и западного побережья США.

Текущее положение для США в определенном смысле выгодно, так как оправдывает усиление военной инфраструктуры на Тихом океане.

Все вышеперечисленные ракеты используют в качестве ПУ ПГРК. Есть неподтвержденная информация о существовании в КНДР небольшого количества ракетных шахт, но даже если они и существуют, то несут вспомогательную функцию ввиду высокой уязвимости. По этим же причинам неразумно считать настоящими боевыми ракетами «Тэпходоны», запускаемые с громоздкого пускового комплекса, требующие длительной подготовки к старту. Нельзя не упомянуть программу создания БРПЛ. В СМИ КНДР широко освещались её испытания, вероятно, в расчете на оказание давления на противников. Однако КНДР опираться на них, напротив, было бы неразумно. Очевидно, что их подводные лодки для современных средств противолодочной обороны США, Южной Кореи и Японии будут крайне уязвимы, что усугубляется слабостью авиации и надводного флота, неспособных создать безопасный район их развертывания. Оправдывает ли возможность запускать ракеты из акватории своих военно-морских баз излишние затраты — вопрос спорный. Впрочем, как дополнительное средство они могут быть полезны — существование даже пары подлодок с БРПЛ вынудит противника тратить несоизмеримые силы и средства на противодействие им.

EPA
Ракетный комплекс KN-14 на параде 2015 г.

Подводя итоги, приходится пессимистично отметить, что на данный момент ядерная проблема Корейского полуострова не имеет внятного решения. Просто так КНДР свою ракетную и ядерную программу не сдаст, а для США идти на значительные уступки недопустимо. Оппоненты, каждый по своему, правы, так как один борется за выживание, а другой — кроме национального престижа отстаивает режим нераспространения, крайне важный для признанных ядерных держав, в том числе и России. Кроме того, текущее положение для США в определенном смысле выгодно, так как оправдывает усиление военной инфраструктуры на Тихом океане. Военного же решения проблема также не имеет, так как цена войны с КНДР уже сейчас, даже если предположить отсутствие пригодного к применению ЯО, не окупает довольно сомнительные выгоды от объединения Кореи. Так что миру предстоит продолжать наблюдать за медленным взрослением еще одной ядерной державы.

Говоря о размерах ядерного арсенала, к которым стремится КНДР, и о темпах его пополнения в перспективе, мы в очередной раз вступаем на территорию чистых догадок. Вполне разумным, исходя из целей, для северокорейцев было бы ограничиться 40-50 зарядами даже в далекой перспективе. К середине следующего десятилетия СЯС КНДР, вероятно, будут состоять из значительного количества ПГРК [21] в основном с БРМД/СД, только малая часть которых будет оснащена ядерными боеголовками.

1. За более подробным описанием истории вопроса на русском языке автор с удовольствием отсылает к работам отечественных корееведов, в частности, к обзорной статье А.Н. Ланькова «Ядерный социализм» и циклу лекций К.В. Асмолова.

2. Для понимания порядка цифр — численность всей американской группировки в Республике Корея в 1994 г. была всего около 36 тыс. человек. Потери в 80-100 тыс. человек стали бы вдвое больше, чем за многолетнюю войну во Вьетнаме.

3. Реальную боевую ценность представляет только небольшое количество истребителей МиГ-29 (9-13) и штурмовиков Су-25, поставленных в последние годы СССР.

4. Израиль, Индия и Пакистан не подписывали ДНЯО.

5. Участники — КНДР, КНР, США, Россия, Южная Корея, Япония.

6. СССР имел на вооружении схожие системы, вероятно, для аналогичного применения, но о его планах в этой области известно куда меньше.

7. В классификации ракетного оружия существует определенная путаница между отечественной и американской традициями. В штатах ракеты делили на тактические (дальность менее 300 км), малой дальности (до 1000 км), средней (до 3000-3500 км, иногда малой и средней объединяют в «ракеты театра военных действий») и «промежуточные» (до 5500 км). В СССР/России — на тактические (до 300 км), оперативно-тактические (до 500 км) малой или меньшей дальности (до 1000 км) и средней (до 5500 км).

8. В том числе 46 по целями в Саудовской Аравии и Кувейте и 42 по Израилю. Вызвать ответную военную реакцию Израиля и использовать ее для развала международной коалиции было одной из целей С. Хуссейна. Добиться невступления Израиля в войну стоило огромных усилий для американской дипломатии.

9. Steven Zaloga. Scud Ballistic Missile and Launch Systems. 1955–2005, Osprey, 2006 г.

10. Robert Scales. Certain Victory: the US Army in the Gulf War. Office of the Chief of Staff U.S. Army, 1993 г.

11. При этом непосредственно от взрывов погибли двое, большая часть погибших по «косвенным причинам» стали жертвами сердечных приступов.

12. Для сравнения, в ходе Ирано-иракской войны весной 1988 г. результатом массированных обстрелов (около 200 ракет) городов Ирана стало около 2000 погибших и бегство населения из городов.

13. Дальность стрельбы была увеличена с 300 до 550-650 км (по разным оценкам). В качестве пусковых использовались как модернизированные шасси МАЗ-543 от Р-17, так и системы национальной разработки, в том числе полуприцепы с пусковой установкой, прицепленные к обычным гражданским тягачам.

14. Резолюциями 687 и 707 Совета Безопасности ООН.

15. Кроме нескольких Al-Samoud 2 и Ababil-100, в это число входили советские ракеты комплекса «Луна-М». Под «крылатыми ракетами» подразумеваются переоборудованные для поражения наземных целей китайские противокорабельные ракеты HY-2. Из крылатых ракет не была сбита ни одна.

16. В узком смысле Aegis — это боевая информационно-управляющая система ВМС США, в первую очередь предназначенная для обороны авианосных ударных групп. Высокие возможности и потенциал Aegis привели к тому, что Агентством ПРО США на её основе была запущена программа Aegis Ballistic Missile Defense System (Aegis BMD), по созданию на базе существующих компонентов морских и наземных средств перехвата БРМД/СД.

17. Южнокорейское наименование. Более известны, как “Nodong-1/2” (1 и 2 отличаются массой боевой части и дальностью) или “Nodong A”, по английской транскрипции. “Nodong” с соответствующим буквенным индексом иногда используется на Западе для обозначения всех БРСД КНДР. В самой КНДР вероятно для аналогичных целей используется название Hwasong («Марс»). Здесь и далее использовалось наиболее распространённое наименование.

18. На Западе так же известен, как «BM-25», Rodong (Nodong)-B. В КНДР, возможно, как Hwasong-10.

19. Rodong (Nodong)-С или Hwasong-13.

20. На основе китайских коммерческих шасси, закупленных в 2011 г.

21. Критически важным является освоение самостоятельного производства особо тяжелых шасси для ракет размеров KN-08/14.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся