Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.29)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Любовь Шишелина

Д.и.н., заведующая отделом исследований Центральной и Восточной Европы ИЕ РАН, эксперт РСМД

Всего двух дней хватило Чернинскому дворцу, в котором расположен МИД Чехии, и Смоленской площади, чтобы совершенно парализовать российско-чешские отношения. Тем не менее многих не покидает надежда, что произошедшие после громких заявлений 17–18 апреля 2021 г. взаимные массовые высылки дипломатов останутся в истории отношений двух стран только как «апрельский кризис 2021 г.» — не перерастут, как то прогнозируют некоторые чешские эксперты, в «очередной 1968 год». Последствия тех событий мы до конца не преодолели за прошедшие 53 года. И если сегодня не будут найдены способы цивилизованного и взаимоприемлемого разрешения конфликта, в первую очередь дипломатические, то мы можем забыть о позитивных отношениях с Чехией еще на полвека как минимум.

Конфликт не завершен. Однако по уже предпринятым шагам ясно, что осадок останется надолго и войдет жирной строкой в летопись чешско-российских отношений XXI в. Общественность — особенно чешская — возбуждена, как и российская. Уже даже слышны предложения наложить санкции на ряд чешских товаров. Россия вычеркнута из тендера в Дукованах, но обмен дипломатов на пиво выглядит не меньшим курьезом, чем это нелепое последствие предвыборного съезда чешских социал-демократов.

Уже четвертое десятилетие вишеградские страны, как и балтийские и балканские, не подконтрольны Москве. Они ведут независимую политику, выбрав себе новых союзников, но в силу ряда причин все это время пытаются сохранить хорошие отношения и с Россией. Это необходимо замечать и ценить. У большинства стран есть особые программы отношений с Россией. Если последняя претендует на роль державы, в данном раскладе хотя бы региональной, ей стоит вернуться к вопросу о выработке концептуальной политики в отношениях с государствами Центральной Европы и четко следовать ей, используя дипломатию во благо, а не во вред отношениям.

Всего двух дней хватило Чернинскому дворцу, в котором расположен МИД Чехии, и Смоленской площади, чтобы совершенно парализовать российско-чешские отношения. Тем не менее многих не покидает надежда, что произошедшие после громких заявлений 17-18 апреля 2021 г. взаимные массовые высылки дипломатов останутся в истории отношений двух стран только как «апрельский кризис 2021 г.» — не перерастут, как то прогнозируют некоторые чешские эксперты, в «очередной 1968 год». Последствия тех событий мы до конца не преодолели за прошедшие 53 года. И если сегодня не будут найдены способы цивилизованного и взаимоприемлемого разрешения конфликта, в первую очередь дипломатические, то мы можем забыть о позитивных отношениях с Чехией еще на полвека как минимум.

Пока в информационном пространстве Чехии суммируются латентно существовавшие обиды и антироссийские настроения, унаследованные от советских времен, и нынешние, связанные с новыми реалиями российского присутствия в Центральной Европе, которое оценивается не столь однозначно как масштабные американские или китайские проекты. Заступивший на свой пост уже после «дипломатических демаршей» новый министр иностранных дел Якуб Кулханек, несколько раз попытавшийся предложить Москве компромиссные варианты по выходу из кризиса, предваряет каждое свое очередное официальное выступление словами о том, что действия чешской стороны не направлены против России как государства и русского народа, а только против действий российских спецслужб. Однако становится очевидным, что выпущенный 17–18 апреля джинн русофобии неминуемо сметет с предвыборной политической арены Чехии все партии и движения, ранее осторожно продвигавшие идею о возможности прагматических отношений с Россией. О сфере же политических или научно-культурных отношений и вовсе придется надолго забыть. Входит ли это в интересы России? Однозначно нет.

Внутриполитический кризис

EPA-EFE/RONALD WITTEK

Аналитики предполагали, что приближение парламентских выборов в Чехии, обострение борьбы за тендер на расширение АЭС в Дукованах, борьба вакцин, газопроводов и т.п. вынесет на поверхность латентно существующий в чешском — как и во всех центральноевропейских обществах — т.н. «русский вопрос». Однако вряд ли кто мог представить, что этот процесс лавинообразно ускорится сразу же после съезда чешских социал-демократов 9–10 апреля 2021 г.

Известно, что партия все годы после бархатной революции играла значительную роль в политике Чехии, но во втором десятилетии 2000-х гг. она постепенно стала утрачивать позиции. Ныне она лишь младший партнер по коалиции партии АНО (Движение «Акция недовольных граждан») миллиардера Андрея Бабиша, тем не менее занимает видные посты в правительстве страны — министра внутренних дел, иностранных дел, труда и социального развития, культуры, сельского хозяйства. Причем, как показывают опросы общественного мнения, и вместе, и по отдельности обе партии стремительно теряют в рейтинге.

Прошедший под знаком карантина год коалиция в целом пережила с трудом. В марте стало очевидно, что Чехия сдает позиции в борьбе с пандемией. Не хватает ни больничных коек, ни вакцин. Сегодня уже четвертый за год министр здравоохранения пытается возглавить борьбу чехов с Covid-19, а на кону осенние парламентские выборы. Согласно опросам общественного мнения, уже достаточно давно лидируют молодые противники премьера А. Бабиша — коалиция Чешской пиратской партии и движения «Старосты и независимые» (СТАН) (30%). АНО следует с большим отрывом — 23,5%. ЧСДП, набирая немногим более 3%, шанс войти в парламент утрачивает.

Именно на таком фоне 9–10 апреля 2021 г. состоялся съезд чешской социал-демократии. За лидерство попытался бороться бывший министр иностранных дел Томаш Петржичек, предложивший программу обновления. Однако он не набрал необходимую поддержки среди однопартийцев, после чего вынужден был уйти в отставку. Останься он на своем посту, может, нынешний дипломатический скандал приобрел бы более цивилизованный и не столь разрушительный характер, даже несмотря на совершенно очевидную нелюбовь бывшего министра к современной России. Таким образом, с 12 по 21 апреля, т.е. в самый драматичный момент нынешней истории российско-чешских отношений, лидер партии Ян Гамачек оказался сразу на трех постах: вице-премьера, министра внутренних дел и министра иностранных дел.

После того, как коммунисты, служившие условной опорой зыбкой правительственной коалиции, заявили, что поддержат вотум недоверия к ней, 14 апреля Ян Гамачек объявил о своем намерении 19 апреля лететь в Москву, чтобы договариваться о закупке российской вакцины. Это намерение не понравилось лидеру правящей коалиции Андрею Бабишу, который заявил, что российская вакцина от Чехии и так никуда не уйдет, но положение дел не благоприятствует визиту в Россию. Тем более, что это намерение не помогло вернуть доверие коммунистов, которое позволило бы коалиции продержаться у власти еще полгода. Вечером 17 апреля А. Бабиш и Я. Гамачек, скорее всего, понимая, что российскую карту разыграть не удастся, объявили о высылке 18 российских дипломатов, «доказано связанных с российскими спецслужбами». Подозреваемым было дано 48 часов на сборы. Таким образом, социал-демократы и «недовольные» попробовали опередить оппозицию в ожидавшемся — судя по политической кампании последних лет — предвыборном розыгрыше антироссийской шпионской карты.

Российский МИД поздно вечером в воскресенье 18 апреля вызвал посла Чехии в России Витезслава Пивоньку и, объявляя персонами нон-грата уже 20 чешских дипломатов (!), потребовал, чтобы они покинули Москву в течение 24 часов (!). Все это происходило на фоне озвучивания чешской стороной новых подробностей о якобы доказанной причастности российских спецслужб — уже ставших всемирно известными «дежурных по Европе» Петрова и Боширова — к взрыву 2014 г. на складе вооружений в Врбетице. Вскоре прозвучал ряд непоследовательных заявлений премьер-министра А. Бабиша — то случившееся квалифицировалось им как как «акт государственного терроризма со стороны России», то — как «нападение на болгарские товары»; то он обещал обнародовать результаты расследования чешских спецслужб, то заявляет, что не все можно публиковать. О возможной партийно-политической и предвыборной подоплеке скандала свидетельствует и высказанное премьером А. Бабишем в Чернинском дворце 21 апреля при представлении нового министра Я. Кулханка мнение: «Мы — успешное правительство, ведущее результативную кампанию вакцинации и разбившее российскую шпионскую сеть…».

Российские версии

Андрей Кортунов:
Полномочный посыл

Реакция российской стороны также вызывает ряд вопросов. Первый — почему так спешили? Москва объявила о высылке чешских дипломатов в течение суток, поздно вечером в воскресенье, и дала на отъезд всего 24 часа. Обычно на Смоленской площади взвешенно относятся к таким шагам иностранных государств. Обида понятна (хотя все же дипломатия должна руководствоваться, прежде всего, рассудком, а не эмоциями), но выслали на два дипломата больше и выше по статусу. Так, был объявлен персоной нон-грата заместитель посла Чешской Республики в России — и это было расценено как готовность Москвы продолжать эскалацию.

Эти действия сопровождались своеобразными пояснениями официальных представителей, тиражируемыми прессой, которые явно работали на накал обстановки и одновременно свидетельствовали об отсутствии у их авторов четкого представления о ситуации. Курьезным выглядело заявление о том, что, высылая российских дипломатов из Праги, чехи пытались отвлечь внимание мировой общественности от покушения на А. Лукашенко. Традиционно звучали утверждения о давлении США, Германии или Великобритании на «одураченную/безвольную» Чехию. В адрес Праги сыпались обвинения, что она «совершенно очевидно прислуживает заокеанскому хозяину». При этом никто не вспомнил, что Чехия (член НАТО с 1999 г.) в 2011 г. отказалась от размещения на своей территории элементов американской системы ПРО; а не далее как в августе 2020 г. во время визита в чешскую столицу госсекретаря США Майка Помпео — еще и от размещения на своей территории американского военного контингента. Это как раз более чем смелый и самостоятельный шаг в условиях членства в НАТО.

Москва не приняла предложение нового министра иностранных дел Чехии вернуть в Россию 20 чешских дипломатов, ссылаясь на ультимативность тона Праги. В данной ситуации можно было быть более гибкими, тем более что чешская сторона уже с утра 19 апреля явно сигнализировала о том, что оценила жесткость реакции Москвы и готова к разумному снижению уровня противостояния. На этом фоне в Чернинском дворце приняли решение дать 63 российским дипломатам полтора месяца на то, чтобы выехать из Праги (для достижения паритета по числу дипломатических сотрудников). При этом им не был присвоен статус persona non grata. Прага явно рассчитывала на ответный шаг Москвы по части своих дипломатов, однако, как оказалось, напрасно. На непрофессионализм временно исполнявшего обязанности министра иностранных дел чешского политика Москва среагировала симметрично...

В отношениях со странами Центральной Европы — как показали последние события — Россия все еще пытается выступать в роли «старшего брата», капризного патрона, часто оперируя некоей воображаемой картиной происходящего в регионе и его странах, созданной в уже ставшие историей для Праги, Будапешта, Варшавы и Братиславы советские времена.

Центральная Европа и интересы России

На нервную реакцию Чехии Москва среагировала еще более непредсказуемо. В результате, как карточный домик, начали складываться отношения и с другими странами непростого для России региона — медленный, но поступательный прогресс в отношениях с которыми достигался десятилетиями. Последовали высылки российских дипломатов из Словакии, Литвы, Латвии, Эстонии, Румынии. С осуждением действий России выступили в НАТО и Евросоюзе; наконец, 26 апреля состоялось совещание премьер-министров Вишеградской группы, которая единогласно выступила в поддержку Праги. Руководители государств обещали помощь своих диппредставительств в Москве оказавшемуся в трудной ситуации посольству Чехии. Аналогичную поддержку в работе чешских консульств в России обещала оказать Германия. Венгерский премьер-министр Виктор Орбан написал в своем Twitter: «Мы поддерживаем Прагу, выражаем свою солидарность». Так, в результате конфликта, начавшегося 17 апреля, в регионе обозначились тенденции, откатывающие ситуацию в отношениях с Россией в период «до бархатных революций».

Входит ли это в интересы России, этого ли она добивалась три десятилетия? Однозначно нет. Реальная причина сложившейся ситуации, скорее всего, заключается в том, что даже несмотря на конкретный взрыв в Врбетице (семилетней давности) и на все еще отсутствие прямых доказательств причастности российских спецслужб к его осуществлению, чешская сторона давно была раздражена размерами [1] и деятельностью российского посольства в Праге. Эти настроения, скорее всего, не отражались в донесениях дипломатов в Москву, хотя тут и там «показывали уши» в чешской и российской прессе — начиная с дела о нелегальной сдаче в аренду посольской недвижимости, и заканчивания задержанием в Ржичанах российского дипломата при попытке покупки боеприпасов.

При этом скоропалительный выстрел возглавляющих правительство Чехии уходящих партий им не поможет — поддержка из Брюсселя оказалась пока менее убедительной, чем ожидалось. Андрею Бабишу в конце прошлой недели пришло решение аудита по незаконному расходованию средств ЕС принадлежащей ему компанией «Агроферт», сопровожденное требованием о возврате средств, которое он собирается обжаловать. Не спешат пока и с массовой высылкой российских дипломатов из Европы. Не поможет — вопреки изначальным надеждам — и вмешательство президента Милоша Земана, известного своей лояльностью Кремлю. К сожалению, его выступление 25 апреля 2021 г. никак не изменило ситуацию. Он заявил, что существуют две версии, над которыми предстоит еще работать. По одной из них — взрыв произошел сам по себе по причине халатности; по другой — упомянутые российские граждане в тот момент находились в Чехии, но не доказано, что именно в данном регионе. На этом фоне, заявил президент М. Земан, Россия не должна быть наказана так, чтобы не иметь возможности участвовать в тендере «Дукованы». После этого выступления Андрей Бабиш и Ян Хамачек сделали заявления, что второй версии быть не может, а Андрей Бабиш срочно поехал к Милошу Земану для прояснения позиций. Тем временем оппозиция продолжила свою борьбу за недоверие правительству и обвинила президента в государственной измене.

Таким образом, в канун выборов в Чехии можно ожидать серьезных политических потрясений, в которые Россия оказалась втянутой. Можно даже сказать — в известной мере «подставилась», долгие годы игнорируя сигналы о нарастающем недовольстве в Праге, отказываясь от концептуально нового подхода в отношениях со странами центральноевропейского региона.

В этой ситуации более правильным было бы сесть за стол переговоров и решить вопрос разумного дипломатического представительства, не низводя численность обоих посольств к нынешнему числу чешских дипломатов в России, а решая, сколько реально необходимо сотрудников для выполнения непосредственных функций посольств. Опыт показал, что 140 сотрудников в посольстве — это еще не гарантия эффективной работы учреждения. Посольство России в Венгрии, значительно меньшее по размерам, тем не менее выдает гораздо более высокий результат.

***

Сегодня Россия попала в ситуацию, когда ее дипломатические отношения со многими государствами вошли в зону повышенной турбулентности. Поэтому закономерен вопрос: насколько важен для Москвы регион Центральной Европы, выравнивать ли, и если да — то как, отношения с ним?

В последнее десятилетие, после завершения расчетов советского периода со странами Центральной Европы регион, увы, ушел из концептуальной сферы российской внешней политики. Во внешнеполитической концепции 2016 г. отсутствовало даже само упоминание о нем, хотя именно этот регион способствовал «возвращению» России в Европу после 2014 г. Каковы бы ни были изначальные причины, существует ряд факторов, позволяющих сомневаться в правильности последнего шага, особенно заведомого внесения Чехии и других государств региона в разряд «недружественных». Здесь надо спрашивать с тех, кто ответственен за регион и за отношения с его конкретными государствами — почему отношения оказались в кризисе. Регион Центральной Европы важен для России прежде всего с точки зрения геополитической, он близок к ней географически. Хотя общих границ уже практически нет, Россия и страны Центральной Европы — все еще условные соседи по региону поиска и реформ. С Прагой Москву неразрывно связывает общая культура, взаимный интерес к традициям, известное родство менталитета. Наконец, особенно сегодня, важно сохранить существующие экономические связи, основанные на большом потенциале взаимодополняемости. Стоит также отметить, что не в пример Российской политике, администрация президента Д. Трампа уделяла и уделяет странам Вишеградской четверки повышенное внимание, исходя именно из их стратегической значимости. И Чехия — форпост региона на Западе — тем более заслуживает более тактичного отношения.

Конфликт пока не завершен. Однако по уже предпринятым шагам ясно, что осадок останется надолго и войдет жирной строкой в летопись чешско-российских отношений XXI в. Общественность — особенно чешская — возбуждена, как и российская. Уже даже слышны предложения наложить санкции на ряд чешских товаров. Россия вычеркнута из тендера в Дукованах, но обмен дипломатов на пиво выглядит не меньшим курьезом, чем это нелепое последствие предвыборного съезда чешских социал-демократов.

Уже четвертое десятилетие вишеградские страны, как и балтийские и балканские, не подконтрольны Москве. Они ведут независимую политику, выбрав себе новых союзников, но в силу ряда причин все это время пытаются сохранить хорошие отношения и с Россией. Это необходимо замечать и ценить. У большинства стран есть особые программы отношений с Россией. Если Россия претендует на роль державы, в данном раскладе хотя бы региональной, ей стоит вернуться к вопросу о выработке концептуальной политики в отношениях с государствами Центральной Европы и четко следовать ей, используя дипломатию во благо, а не во вред отношениям.

Путь назад, к состоянию «до 17 апреля», до «трагического weekend`a» будет непростым и небыстрым, учитывая менталитет Чехии и других государств региона. Этот менталитет родился не сегодня и даже не в советские времена, он существовал здесь имманентно, в некотором роде определяя геополитическую важность региона, отмеченную в начале XX в. геополитиками и стратегами. От того, кто будет иметь влияние в регионе, на самом деле будет зависеть мировое лидерство; от того, к какому берегу в итоге — выражаясь словами классиков — пристанет центральноевропейский «паром», зависит и благополучие самого берега.

1. По разным данным, до 17 апреля 2021 г. в посольстве работали около 140 сотрудников, и оно считалось вторым по численности после посольства России в Лондоне. Это в два раза больше численности американского посольства в Праге и в 4,5 раза больше китайского официального представительства в чешской столице.


Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.29)
 (17 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся