Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности выпустили традиционный ежегодный доклад. Именно здесь нужно искать направления интеллектуального движения и стратегические ориентиры западной внешней политики. Но при всём высоком уровне содержательного выполнения, доклад 2019 года оставляет двойственное ощущение. Высокая концентрация качественного анализа граничит с ощущением растерянности авторов, которое заметно выросло в сравнении с предыдущими текстами.

Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности выпустили традиционный ежегодный доклад. Как обычно, он представляет собой добротный и фундированный текст. Анализ ключевых международных тенденций сочетается в нём с контурами доктринальных установок европейской политики в области безопасности. По своему весу и содержанию доклад остается одним из наиболее значимых и ожидаемых обзоров мировой политики. Именно здесь нужно искать направления интеллектуального движения и стратегические ориентиры западной внешней политики.

При всём высоком уровне содержательного выполнения, доклад 2019 года всё-таки оставляет двойственное ощущение. Высокая концентрация качественного анализа граничит с ощущением растерянности авторов, которое заметно выросло в сравнении с предыдущими текстами.

Один из ключевых тезисов — утрата ориентиров, разрушение старого мирового порядка, угрозы «основанному на правилах» либеральному миру, неясность контуров новой системы мироустройства. Все это правильно и понятно. С тезисом о затянувшемся транзите спорить сложно.

Проблема в том, что за последние годы и даже десятилетия идея о кризисе старого мира и неопределённости нового стала столь распространенной, что утратила какую-либо интеллектуальную фертильность. Кочуя по монографиям учёных, выступлениям политиков и докладам конференций, она постепенно стала набором слов, частью хорошего тона, способом заполнить место. Её можно уподобить светскому разговору о погоде — вроде бы нужному и полезному, но вряд ли несущему что-то большее, чем заполнение содержательной паузы. Причём западный хор голосов дополняется, пусть и с некоторыми особенностями, сходными нарративами в России, Китае, Индии и других странах. У нас в России, например, популярна бесконечно повторяемая мантра о неизбежной кончине однополярного мира и долгом переходе к миру многополярному и полицентричному.

Вроде бы, это хороший признак: если о проблеме говорят все в сходном ключе, значит, она действительно актуальна. На деле же мы сталкиваемся с интеллектуальной стагнацией: мир стремительно уходит вперёд, а его интеллектуальная элита по-прежнему остаётся в привычных категориях. По всей видимости, она понимает, что утрачивает связь с реальностью. Но при этом вряд ли может достоверно нащупать её. Тревожное чувство потери ориентиров и понимания происходящего — типичный симптом сегодняшнего дня.

Другой тезис доклада — о растущей конкуренции держав — тоже не нов. Авторы правильно фиксируют тенденцию к росту противоречий КНР и США, США и России и так далее. Действительно, за прошедший год усилилось ощущение, что пройдена точка невозврата в отношениях Пекина и Вашингтона (применительно к Москве это произошло ещё раньше). Однако контуры противоречий великих держав обрисовались уже довольно давно. Сегодня они лишь выстраиваются в конкретный политический курс, совокупность действий и противодействий, раскручивающих маховик конкуренции.

Вряд ли можно назвать новой и обеспокоенность происходящими событиями на самом Западе — выросшей непредсказуемостью США и турбулентными процессами в Европе. Авторы доклада опять же добросовестно и верно фиксируют тенденцию. Но за ней тоже не видно внятных контуров будущего. Она вновь привязывает нас к избитому тезису о кризисе старого мира и долгом зарождении нового.

Объективно сложную задачу взгляда за горизонт, на мой взгляд, усложняет несколько шаблонное восприятие конкуренции великих держав. Один из соблазнов — свести её к борьбе просвещённого либерального и демократического мира с нарушителями порядка — авторитарными Россией и Китаем, несущими миру свои принципы и стремящиеся поживиться за его счёт. Надо отдать должное авторам — этой схемой они не злоупотребляют, а скорее ссылаются на неё как на общепринятую систему западного мышления.

Однако проблема в том, что движущие силы нарастающих проблем, по всей видимости, имеют совершенно иную природу и к свойствам политического режима и вообще внутреннего устройства имеют косвенное отношение. Также ошибочно приписывать их только лишь «злой воле» Москвы и Пекина.

Китай, например, комфортно чувствовал себя на протяжении всех последних лет после окончания холодной войны. Американоцентричная глобализация позволяла ему богатеть и накапливать силы, и при этом оставаться самостоятельным и суверенным игроком. Пекин — последний в очереди тех, кто был заинтересован в ревизии существующего порядка.

Мотивация внешней политики России, точнее тех шагов, которые привели к расколу в отношениях с Западом, вообще имела свою специфику и крайне слабо была связана с амбициями по пересмотру «основ». В Москве давно и громко выражали недовольство однополярным миром, двойными стандартами Запада и пороками либерального порядка, но преследовали довольно узкие задачи в области безопасности по вполне конкретным направлениям — не менее, но и не более того.

Ни Россия, ни Китай сегодня не предлагают миру каких-либо внятных альтернатив. Они указывают на проблемы и дисбалансы, а также пытаются продвигать собственные интересы. Но пока не предлагают какую-либо целостную модель, сопоставимую, например, с социализмом ХХ века. Выпадение Москвы и Пекина из привычной схемы либерального порядка — симптом его общего кризиса, а не намеренных действий отдельных стран по его разрушению. По большому счёту непредсказуемость США как лидера либерального порядка может навредить ему гораздо больше. Эта угроза в докладе фиксируется вполне однозначно.

Доклад Мюнхенской конференции даёт ясный ответ на вопрос — «кто виноват?». С версиями авторов можно спорить. Но они есть. В числе виноватых, конечно, есть и Россия: в докладе так или иначе воспроизведена официальная линия ЕС и США по ключевым вопросам, хотя сделано это достаточно корректно и без лишней русофобии. Проблема с другим вопросом — «что делать?». Из содержания текста напрашивается вывод — сохранять всеми силами либеральный мировой порядок, вразумить США, изолировать или вернуть в привычное русло Россию и Китай. Но вернуть старый порядок постбиполярных времён вряд ли получится. Стоило бы задуматься о параметрах нового мира, а также о том, какую роль в его строительстве могли бы играть все ключевые игроки. Возможно, это дало бы ключ и к решению вопроса о конкуренции великих держав.

Автор: Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба, программный директор РСМД.

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай» .


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся