Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Кира Годованюк

К.полит.н., cт.н.с. Центра британских исследований ИЕ РАН, эксперт РСМД

Судьбоносный выбор для британцев или единственная возможность для целого поколения высказаться относительно членства в ЕС — так называли референдум, который был запланирован на 23 июня 2016 г. в Великобритании. Итог референдума стал сенсационным. Найджел Фарадж (лидер ЮКИП) предложил называть дату 23 июня 2016 г. новым днем независимости Великобритании.

Судьбоносный выбор для британцев или единственная возможность для целого поколения высказаться относительно членства в ЕС — так называли референдум, который был запланирован на 23 июня 2016 г. в Великобритании. Плебисцит обещал неопределенность. Социологические прогнозы не давали никакой точной картины. Количество про-европейски настроенных граждан на всех этапах предреферендумной кампании то превышало сторонников брекзита, то уступало им.

Итог референдума стал сенсационным. За выход из Евросоюза проголосовало 51,9% избирателей, против — 48,1%. После оглашения результатов к референдуму добавили эпитет — «исторический». Первая реакция еврооптимистов — шок. Идеологи выхода Британии из ЕС ликовали. Найджел Фарадж (лидер ЮКИП) предложил называть дату 23 июня 2016 г. новым днем независимости Великобритании.

Почему референдум состоялся?

Критическое отношение к Евросоюзу (евроскептицизм) зародилось в Великобритании в начале 1970-х гг., когда страна присоединилась к Европейскому экономическому сообществу. Проблема состояла в том, что тогда никакого референдума не проводилось, а правительство фактически затащило британцев в ЕЭС, не спросив их согласия. Самые первые замеры общественного мнения показывали, что население разделено в оценке данного вопроса. С момента вступления в ЕЭС и в течение последующих лет количество тех, кто считал, что присоединение к ЕЭС было ошибкой, вдвое превышало еврооптимистов. Когда в 1974 г. кресло премьер-министра занял лейборист Гарольд Вильсон, он пообещал провести референдум о членстве, однако сначала попробовал договориться с Брюсселем об изменении условий нахождения Лондона в ЕЭС. В марте 1975 г. правительству удалось получить значительные уступки от Брюсселя, парламент их одобрил, а все крупные партии рекомендовали британцам голосовать «за». В июне 1975 г. 67% британцев проголосовало «за ЕЭС», и только 33% — «против».

REUTERS/Stefan Rousseau
Д. Кэмерон и Б. Джонсон

Споры о том, нужен ли ЕС Великобритании, не утихали на протяжении сорока лет. С 1977 г. ежегодно проводились оценки общественного мнения, которые определяли настроения в обществе и расклад голосов в случае очередного референдума о членстве.

Дискуссия обещала быть долгой, и неизвестно, сколько бы времени она продолжалась, если бы Д. Кэмерон, в отчаянной попытке удержать свою партию от раскола, не пообещал избирателям провести новый референдум. Сделав это, он запустил процессы, которые от него уже никак не зависели. Рискованная игра премьер-министра привела не только к полному расколу в самой партии тори, но и глубокому кризису доверия к власти в обществе, а также риску конституционного кризиса в Великобритании.

Проблема для Д. Кэмерона состояла в том, что большинство тори по природе своей евроскептики и мучаются над вопросом о месте Британии в ЕС. С одной стороны, членство в ЕС дает Лондону возможность повысить свой авторитет в международной политике, влиять на принимаемые в Брюсселе решения. С другой стороны, национальное чувство британской исключительности было уязвлено тем, что часть национального суверенитета была передана в Брюссель. Правые настроения в Великобритании стали набирать силу. Наблюдая отток партии тори в Партию независимости Соединенного Королевства и под нажимом заднескамеечников, Д. Кэмерон решился на проведение референдума. Обещание было дано избирателям в преддверии всеобщих выборов 2015 г. Тогда премьер-министр сыграл ва-банк, поставив на карту все ради победы. Расклад голосов обеспечил тори большинство в парламенте. В соответствии с предвыборным манифестом Консервативной партии, 28 мая 2015 г. премьер-министр внес в Палату общин закон о референдуме (European Union Referendum Act 2015). 17 декабря 2015 г. закон был подписан и вступил в силу.

Подготовка и итоги референдума

Рискованная игра премьер-министра привела не только к полному расколу в самой партии тори, но и глубокому кризису доверия к власти в обществе, а также риску конституционного кризиса в Великобритании

Уже в период предреферендумной кампании было понятно, что ни одна из сторон не имеет абсолютного большинства. Не только общество, но и члены кабинета, депутаты парламента и целые партии расходились в вопросе о членстве в ЕС. Что касается правящей партии и руководства страны — 24 члена кабинета высказывались за то, чтобы Великобритания осталась в ЕС, 6 — за выход, включая мэра Лондона Бориса Джонсона, который после местных выборов в мае 2016 г. ушел со своего поста.

Бизнес также оказался неоднороден в оценках будущего страны. Малый бизнес, финансисты и спекулянты Сити видели свое спасение в выходе из ЕС, в то время как представители доминирующих секторов экономики хотели остаться частью единого европейского рынка.

REUTERS/Neil Hall
Ольга Кулькова:
Brexit. Стоит ли гнаться за мифом?

Заключив сделку с Брюсселем, Д. Кэмерон начал крупномасштабную кампанию по агитации проголосовать за сохранение Британии в ЕС — Britain Stronger in Europe. Стоимость «проевропейской» рекламной кампании оценивалась в 9 млн ф. ст. Данный бюджет был потрачен, в частности, на печать и распространение 27 млн листовок стоимостью в 6,4 млн ф. ст. Кампания финансировалась из средств простых налогоплательщиков. Евроскептики расценили подобное распоряжение собранными налогами неэтичным.

По итогам референдума подавляющее большинство жителей Шотландии и Северной Ирландии проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС, Англия и Уэльс — в основном за выход. В Лондоне за то, чтобы Британия оставалась частью Европы, высказались 60% жителей. Общество оказалось расколото по социальному, возрастному и географическому принципу.

Два основных момента заботили британцев — экономическое благополучие и безопасность, которые в последнее время ассоциировались с понятием «миграция». Страх у населения вызывал ужасающий миграционный кризис в ЕС, потоки беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, с которыми никак не могли справиться страны континентальной Европы. А что, если беженцы переберутся через Ла-Манш? Тогда безопасность и экономические благополучие Британии окажутся под угрозой. К «незваным» мигрантам британцы относили и граждан ЕС (чаще всего «младоевропейцев» из стран Восточной Европы), прибывающих на Британские острова в поисках работы. Таковых насчитывалось почти 2 млн. Раздражение у британцев также вызывали мигранты из стран ЕС, пользующиеся преимуществами свободы передвижения внутри Евросоюза.

Выход Британии из ЕС грозит потерей рычагов давления на Брюссель, возможности продвигать свои решения через европейские институты.

Общее представление населения Британии о ЕС было довольно расплывчатым. Согласно данным Евробарометра за 2015 г., из всех стран ЕС хуже всего знают Евросоюз именно жители Британии. Большинство британцев голосовали на референдуме, руководствуясь лишь отрывочными знаниями, почерпнутыми из средств массовой информации. Статистика поисковой системы Google в Великобритании говорила о том, что после закрытия избирательных участков самыми популярными запросами были: «Что произойдет, если мы покинем ЕС?», а также «Что такое Евросоюз?».

Последствия референдума

В официальном заявлении по итогам референдума Д. Кэмерон уже заявил о своей отставке. Депутаты-лейбористы начали сбор подписей с требованием отставки лидера лейбористов — Дж. Корбина. Велика вероятность того, что в обеих партиях произойдет смена лидера. Не исключены и досрочные парламентские выборы.

И во время дебатов о членстве в ЕС в середине 1970-х гг., когда Британию терзал пост-имперский синдром, и сегодня споры заключались в том, должна ли Британия выступать самостоятельно в международных делах или быть частью европейской дипломатии?

Общество окончательно раскололось: молодежь, голосовавшая за ЕС, обвинила старшее поколение, что их лишили будущего. Противники выхода из ЕС потребовали проведения нового референдума. Газета Guardian, в свою очередь, сообщила о подделке голосов в петиции о повторном референдуме. Выступая в парламенте, Д. Кэмерон исключил возможность проведения второго референдума. По словам премьер-министра, результаты референдума можно считать легитимными, а парламент «обязан уважать волю народа».

В Британии наблюдается рост ксенофобии в отношении граждан из стран-членов ЕС, частности, в отношении представителей польской общины. В пятницу сразу после объявления итогов референдума в почтовые ящики жителей Хантингдона в графстве Кембриджшир были брошены послания со словами «конец польскому вредительству». По оценкам прессы, данные инциденты связаны с ошибочным толкованием результатов референдума, поскольку жители Британии решили, что теперь гражданам ЕС без британского подданства придется покинуть страну..

REUTERS/Stefan Wermuth
Алексей Фененко:
Два пути Британской короны

Сразу после плебисцита появились заявления о том, что шотландский парламент заблокирует решение о выходе из ЕС, хотя выражение «вето» не является точным. Безусловно, для ратификации соглашения о выходе Британии из ЕС потребуется одобрение Вестминстера, и, безусловно, ШНП (третья по численности партия в Палате общин) будет голосовать против, однако вполне вероятно, что ее веса будет недостаточно для блокировки соглашения.

Одновременно с этим призрак повторного референдума о независимости Шотландии (в британских СМИ его окрестили indyref2) вновь появился на горизонте. Еще осенью 2015 г. Никола Стерджен на партийной конференции говорила о том, что ШНП может требовать повторного плебисцита. Следует, однако, помнить, что в процессе деволюции региональные парламенты не были наделены правом принятия решения о референдумах. Уже существует правовой прецедент: первый референдум о независимости Шотландии стал возможен только после заключения Эдинбургского соглашения между Холирудом (Шотландский парламент) и Вестминстером. Иными словами было получено специальное разрешение Вестминстера на проведение референдума. Таким образом, у Лондона есть все юридические права блокировать одностороннее решение Холируда о повторном референдуме. Другое дело, пойдет ли Лондон на это, тем более в условиях возможной смены правительства? Данный вопрос становится не столько юридическим, сколько политическим.

Больше всего сейчас население Британии пугает неопределенность.

Выход Британии из ЕС грозит потерей рычагов давления на Брюссель, возможности продвигать свои решения через европейские институты. Скорее всего, на дипломатическом направлении произойдет большее сближение Великобритании с США (последние не скрывают своего разочарования итогами референдума). 27 июня министр иностранных дел Ф. Хэммонд во время встречи с госсекретарем США Дж. Керри подтвердил, что Лондон будет укреплять «особые отношения» с США. Британия также будет стараться усилить свою роль в НАТО а также укреплять отношения с отдельными странами ЕС.

И во время дебатов о членстве в ЕС в середине 1970-х гг., когда Британию терзал пост-имперский синдром, и сегодня споры заключались в том, должна ли Британия выступать самостоятельно в международных делах или быть частью европейской дипломатии? Во-вторых, дебаты по вопросу членства в ЕС имели, по сути, конституционные последствия и поставили под вопрос единство нации. 40 лет назад проблема заключалась в том, что шотландские националисты отказывались вступать в ЕЭС. Сегодня ШНП заявляет, что партия будет добиваться независимости от Лондона. Однако не только Шотландия недовольна результатами, о возможном референдуме, о воссоединении с Ирландией говорят и в Белфасте.

Сегодня британские финансовые рынки лихорадит. Согласно официальному заявлению Банка Англии, несколько месяцев назад он оценил угрозу брекзит в качестве наиболее реального краткосрочного риска для финансовой стабильности страны.

REUTERS/Mary Turner
Наиболее вероятный кандидат на пост
нового лидера тори — идеолог выхода
страны из ЕС Борис Джонсон

27 июня министр финансов Джордж Осборн выступил с официальным заявлением, целью которого было успокоить панические настроения финансовых рынков после объявления результатов референдума. Фактически он признал начало кризиса экономики. Канцлер казначейства Британии не исключил худшего сценария развития событий: осенью будет принят пакет чрезвычайных мер по удержанию бюджетного дефицита под контролем, в который неизбежно будут включены дальнейшие ограничения расходных статей и повышение налогов.

Больше всего сейчас население Британии пугает неопределенность. Страна не хочет спешить с решением о выходе. Брюссель, напротив, торопит Лондон активизировать процесс выхода. Согласно ст. 50 Лиссабонского договора, процедура определена, однако, довольно условно. Д. Кэмерон предлагает запустить механизмы «развода» с ЕС уже после назначения нового премьер-министра.

Довольно эмоциональна реакция депутатов Европейского парламента на решение британского народа. Евродепутаты даже потребовали исключить английский язык из числа рабочих языков ЕС после выхода Британии. Ж-К. Юнкер во время дебатов в Европарламенте высказал Н. Фараджу претензию, почему, тот продолжает заседать в Брюсселе, если встречает аплодисментами решение по брекзит?

Итоги референдума, действительно, будут иметь далеко идущие последствия для расклада сил на британском политическом ландшафте. Если Великобритания все-таки выйдет из Евросоюза, страна будет вынуждена по-новому выстраивать отношения со странами ЕС, разрабатывать новую дипломатическую линию, формировать новые торговые отношения со странами ЕС. Политики извлекли урок — заигрывание с общественным мнением может быть опасно не только для них, но и для будущего целой страны. Кто будет выводить страну из кризиса, в который она вовлекается, будет ясно уже осенью, после избрания нового лидера Консервативной партии. Наиболее вероятный кандидат на этот пост — идеолог выхода страны из ЕС Борис Джонсон.

Новому лидеру тори потребуется гибкость, политическая интуиция и удача, а права на ошибку у него не будет. Он займет премьерское кресло в качества антикризисного менеджера, который не только будет спасать отношения Британия-ЕС, но и объединять разрозненную страну. В первом заявлении Бориса Джонсона по итогам референдума прозвучали такие слова: хотя демократическое большинство избирателей решило выйти, 16 миллионов британцев хотели остаться в ЕС. Таким образом, мнение «проигравших» должно быть учтено. Мы будем вынуждены уступать и возводить мосты, чтобы сгладить чувство потери и разочарования.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся