Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.91)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

На прошлой неделе в Вашингтоне в очередной раз подтвердили, что США не будут отправлять никаких официальных или дипломатических представителей на Олимпийские и Паралимпийские игры в Китае в феврале 2022 года. Решение было принято в связи с «продолжающимся геноцидом и преступлениями против человечности в Синьцзяне и другими нарушениями прав человека». Белый дом рассчитывает, что к этому решению присоединятся союзники США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и все другие страны, обеспокоенные нынешними тенденциями в политической жизни КНР.

Представим на секунду, что во время Игр возникнет еще один острый международный кризис — например, на Корейском полуострове или в Тайваньском проливе. Разве не было бы здорово, если бы председатель КНР Си Цзиньпин, Джо Байден, Владимир Путин, Борис Джонсон и Эммануэль Макрон имели возможность обсудить этот кризис в непринужденной и дружеской обстановке зимних Олимпийских игр?

Есть все основания полагать, что такая обстановка была бы идеальной для достижения взаимоприемлемого компромисса и для того, чтобы избежать наихудших сценариев эскалации кризиса вокруг Кореи или Тайваня. Да и без кризиса встреча лидеров «большой пятерки» на полях Игр-2022 была бы редкой возможностью обсудить положение дел в мире и попытаться договориться о шагах, способствующих восстановлению глобальной и региональной стабильности.

А уж выразить недовольство политикой Пекина в Синьцзяне или заострить внимание китайских властей на проблеме прав человека можно было бы множеством других, не менее убедительных способов. В конце концов, Запад же не призывает к дипломатическому бойкоту чемпионата мира по футболу 2022 г. в Катаре, хотя условия жизни иностранных рабочих, занятых на строительстве спортивных сооружений в Дохе, едва ли отличались в лучшую сторону от условий жизни уйгурского населения в китайском Синьцзяне.

Похоже, что возможность для диалога в Пекине уже упущена, как и та, которую упустили восемь лет назад в Сочи. Владимир Путин, конечно, приедет и присоединится к председателю Си Цзиньпину на открытии Олимпиады, но трудно себе представить, что кто-то еще из глав государств «большой пятерки» окажется в Пекине в дни Игр-2022. Встреча «пятерки», которую с нетерпением ждут очень многие в мире, в очередной раз откладывается на неопределенное будущее. Что же касается дипломатических бойкотов, то эта практика, скорее всего, будет продолжаться и в дальнейшем.

История говорит нам, что в условиях, когда напряженность между государствами растет, их лидеры нуждаются в большем, а не меньшем дипломатическом взаимодействии друг с другом. Пойдя на дипломатический бойкот Олимпийских игр в Пекине, западные руководители продемонстрировали очевидный дефицит стратегического видения и даже здравого смысла — не в первый и не последний раз в современной истории. Печально в этой ситуации то, что за ошибки и промахи государственных лидеров часто приходится платить обществам, интересы которых эти лидеры призваны защищать.

На прошлой неделе в Вашингтоне в очередной раз подтвердили, что США не будут отправлять никаких официальных или дипломатических представителей на Олимпийские и Паралимпийские игры в Китае в феврале 2022 года. Решение было принято в связи с «продолжающимся геноцидом и преступлениями против человечности в Синьцзяне и другими нарушениями прав человека». Белый дом рассчитывает, что к этому решению присоединятся союзники США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и все другие страны, обеспокоенные нынешними тенденциями в политической жизни КНР.

pashinian2m.jpg
Иван Тимофеев, Тимур Махмутов:
Сочи 2014. Олимпийские испытания России

Разумеется, эта жесткая риторика не подразумевает тотального бойкота Игр наподобие бойкота администрацией Джимми Картера Олимпиады 1980 г. в Советском Союзе. Американским спортсменам не запрещено бороться за олимпийские медали в Китае, а у американских болельщиков все же сохраняется возможность поболеть за своих соотечественников непосредственно на трибунах — при условии, что этим болельщикам удастся добраться до Пекина, прорвавшись сквозь жесткие «ковидные» ограничения на международные поездки. Решение США носит преимущественно символический характер: администрация Байдена, как заверила международное сообщество пресс-секретарь Белого дома Дженифер Псаки, «не будет усиливать гром фанфар», исходящий из Пекина.

Размышляя об этом прискорбном, хотя и предсказуемом решении США, я невольно вспоминаю зимние Олимпийские игры 2014 г. в Сочи. Стоит заметить, что Игры на какое-то время стали одним из самых любимых личных проектов Владимира Путина, почти как строительство Санкт-Петербурга для Петра I. Российский лидер потратил немало времени и энергии, проводя мониторинг работ на многочисленных олимпийских стройках, регулярно посещая будущие олимпийские объекты. Насколько можно судить, он лично взаимодействовал с генеральными подрядчиками, утрясал сметы и проверял расходы. Он, конечно же, надеялся торжественно представить результаты своих многолетних усилий международному сообществу. Когда подготовка к Олимпиаде была окончательно завершена, Владимир Путин пригласил многих иностранных лидеров приехать в Сочи и разделить с ним грандиозный спортивный праздник.

К сожалению, почти все главы западных государств нашли веские причины не включать визит в Сочи в планы своих поездок на февраль 2014 г. Барак Обама и Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Дэвид Кэмерон — все они под теми или иными предлогами отклонили приглашения Владимира Путина. Приличествующих поводов для формального дипломатического бойкота в начале 2014 г. не было, а потому одни из «отказников» ссылались на плотный график, другие утверждали, что они вообще не имеют привычки посещать спортивные мероприятия. Однако проницательные наблюдатели отметили, что отказы присутствовать на Олимпиаде, независимо от формальных причин, отражали растущее недовольство западных лидеров положением с правами человека в России, в особенности, тем, как российские власти подходили к вопросам защиты прав сексуальных меньшинств.

Более того, накануне мероприятия в Сочи западные СМИ представили общественности довольно-таки удручающую картину того, как Россия готовила Игры-2014, сообщая о многих предполагаемых случаях коррупции, нецелевого использования средств, задержек строительства и экологического ущерба, связанного с возведением олимпийских объектов. В общем, протянутая рука Владимира Путина висела в воздухе. Российский лидер должен был быть сильно разочарован в своих западных партнерах, дружно проигнорировавших Игры-2014. В то же время, председатель Китая Си Цзиньпин, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, турецкий лидер Реджеп Эрдоган и многие другие незападные главы государств были рады присоединиться к Путину на торжественном открытии его спортивного бенефиса в Сочи.

Этот досадный случай в отношениях между Москвой и западными столицами, вероятно, не стоило бы упоминать, если бы не одно примечательное совпадение. Игры 2014 года проходили одновременно с кульминацией уличных беспорядков и вооруженного насилия в украинском Киеве. Когда хоккеисты сражались на Большой ледовой арене в Сочи за выход в финал олимпийского турнира, протестующие поджигали автомобильные шины на киевском Майдане Незалежности. Ситуация на Украине с каждым днем становилась все более опасной и окончательно вышла из-под контроля буквально в день закрытия Олимпийских игр.

История, как известно, не имеет сослагательного наклонения. И все же зададимся вопросом: мог ли украинский кризис принять другое направление, если бы у западных лидеров была возможность откровенно обсудить сложившуюся ситуацию с президентом Путиным в неформальном режиме где-нибудь в VIP-зоне Олимпийской деревни в Сочи? Возможно, в дружеской, доверительной и расслабляющей обстановке спортивного праздника, в атмосфере взаимного уважения и понимания, они смогли бы договориться об общей позиции, которая предотвратила бы дальнейшие беспорядки, последующее кровопролитие, неконституционную смену власти и будущий затяжной конфликт между Москвой и Западом. К сожалению, в феврале 2014 г. эта возможность была упущена навсегда, и европейская история пошла по другому пути.

Вернемся к дипломатическому бойкоту зимних Игр 2022 г. в Пекине со стороны США и их союзников. Представим на секунду, что во время Игр возникнет еще один острый международный кризис — например, на Корейском полуострове или в Тайваньском проливе. Разве не было бы здорово, если бы председатель КНР Си Цзиньпин, Джо Байден, Владимир Путин, Борис Джонсон и Эммануэль Макрон имели возможность обсудить этот кризис в непринужденной и дружеской обстановке зимних Олимпийских игр?

Есть все основания полагать, что такая обстановка была бы идеальной для достижения взаимоприемлемого компромисса и для того, чтобы избежать наихудших сценариев эскалации кризиса вокруг Кореи или Тайваня. Да и без кризиса встреча лидеров «большой пятерки» на полях Игр-2022 была бы редкой возможностью обсудить положение дел в мире и попытаться договориться о шагах, способствующих восстановлению глобальной и региональной стабильности.

А уж выразить недовольство политикой Пекина в Синьцзяне или заострить внимание китайских властей на проблеме прав человека можно было бы множеством других, не менее убедительных способов. В конце концов, Запад же не призывает к дипломатическому бойкоту чемпионата мира по футболу 2022 г. в Катаре, хотя условия жизни иностранных рабочих, занятых на строительстве спортивных сооружений в Дохе, едва ли отличались в лучшую сторону от условий жизни уйгурского населения в китайском Синьцзяне.

Похоже, что возможность для диалога в Пекине уже упущена, как и та, которую упустили восемь лет назад в Сочи. Владимир Путин, конечно, приедет и присоединится к председателю Си Цзиньпину на открытии Олимпиады, но трудно себе представить, что кто-то еще из глав государств «большой пятерки» окажется в Пекине в дни Игр-2022. Встреча «пятерки», которую с нетерпением ждут очень многие в мире, в очередной раз откладывается на неопределенное будущее. Что же касается дипломатических бойкотов, то эта практика, скорее всего, будет продолжаться и в дальнейшем.

История говорит нам, что в условиях, когда напряженность между государствами растет, их лидеры нуждаются в большем, а не меньшем дипломатическом взаимодействии друг с другом. Пойдя на дипломатический бойкот Олимпийских игр в Пекине, западные руководители продемонстрировали очевидный дефицит стратегического видения и даже здравого смысла — не в первый и не последний раз в современной истории. Печально в этой ситуации то, что за ошибки и промахи государственных лидеров часто приходится платить обществам, интересы которых эти лидеры призваны защищать.

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.91)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся