Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Ольга Кулькова

К.и.н., с.н.с. Центра изучения российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки Института Африки РАН, эксперт РСМД

Как известно, нижняя палата британского парламента (Палата общин) проголосовала за проведение до конца 2017 г. референдума о выходе Великобритании из ЕС. Параллельно с этим результаты одного из недавних опросов общественного мнения, проведенного компанией Survation, показали, что чуть больше британцев стали склоняться к варианту голосования за выход Великобритании из состава ЕС — 51% против 49% (без учета неопределившихся респондентов — 17%, с их учетом — 43% против 40%).

Как известно, нижняя палата британского парламента (Палата общин) проголосовала за проведение до конца 2017 г. референдума о выходе Великобритании из ЕС. Параллельно с этим результаты одного из недавних опросов общественного мнения, проведенного компанией Survation, показали, что чуть больше британцев стали склоняться к варианту голосования за выход Великобритании из состава ЕС — 51% против 49% (без учета неопределившихся респондентов — 17%, с их учетом — 43% против 40%). Сами организаторы опроса указывали: «Несмотря на то, что эти результаты находятся в рамках статистической погрешности (статистически практически деление голосов поровну) для выборки этого размера (1 004 человека), и это только по данным одного опроса (подчеркнуто компанией Survation), это тем не менее первый раз, когда «Survation» показала тенденцию преобладающего варианта голосования за выход Великобритании из ЕС с ноября 2014 г.». То есть, хотя такая тенденция наметилась, ее еще нужно подтвердить проведением новых опросов в последующем, так как до 2017 г. многое может измениться. Следовательно, результаты этого опроса нельзя воспринимать как доказательство того, что большинство британцев готовы вывести свою страну из Евросоюза.

Вопрос о референдуме — очень сложный и неоднозначный. В своем предвыборном манифесте Д. Кэмерон обещал народу провести референдум о членстве страны в ЕС, но похоже, что на самом деле он вовсе не желает, чтобы выход Великобритании из Евросоюза состоялся. Дилемма заключается в том, что значительная часть британского политического класса, среди которых много представителей Консервативной партии, настроена весьма евроскептически и будет стремиться донести свое мнение до широких масс. На фоне социально-экономических трудностей, которые испытывают британцы, мнение, что панацеей от всех бед может стать выход страны из ЕС, имеет шансы обрести популярность.

Этому есть ряд дополнительных причин.

Дилемма заключается в том, что значительная часть британского политического класса, среди которых много представителей Консервативной партии, настроена весьма евроскептически и будет стремиться донести свое мнение до широких масс.

Во-первых, свою роль сыграла агитация консерваторов, которые утверждали в преддверии всеобщих выборов в мае 2015 г., что Великобритания явно не получает должного от ЕС, ее возможности ограничиваются. Они обещали вступить в переговоры с руководством ЕС относительно условий своего пребывания в ЕС. То есть, само членство страны в ЕС позиционировалось как проблемное. Выгодность для Великобритании пребывания в ЕС здесь как-то затенялась. Более того, несмотря на то, что премьер-министр, видимо, предпочел бы, чтобы Великобритания осталась в ЕС, но на несколько улучшенных условиях, в консервативной партии есть немало евроскептиков, которые стремятся сделать референдум максимально подводящим британцев к решению покинуть ЕС.

В палате общин они сделали так, что не был утвержден ряд деталей проведения референдума, которые предлагал Д. Кэмерон. Так, решающий вопрос предлагалось сформулировать как «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза?», но оппозиция добилась, чтобы он звучал как «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза или покинуть Европейский союз?». Правительство также пыталось провести через парламент решение об отмене запрета на трату бюджетных денег в рамках кампании по агитации голосовать за сохранение членства в ЕС в период за 28 дней до даты референдума, а также хотело обеспечить возможность членам правительства (министрам) высказываться положительно о сохранении британского членства в ЕС в этот период. Но и это предложение не прошло из-за позиции евроскептиков.

REUTERS/Hannibal Hanschke
Елена Ананьева:
Вопрос о вопросе снят

Во-вторых, не только в Британии, но и в других европейских странах сейчас идет подъем популистских настроений, негативных по отношению к ЕС, из-за тягот финансового кризиса. Эти настроения в Британии играют на руку евроскептиков в рядах разных партий, в том числе и двух основных. Если говорить о Партии независимости, то ее лидер Найджел Фарадж 4 сентября 2015 г. официально объявил о начале собственной кампании «Нет», которая будет агитировать британцев голосовать на референдуме против сохранения Соединенного Королевства в ЕС. Он полагает, что кампания будет иметь значительный эффект, так как в партии состоит 50 000 членов, она располагает региональными отделениями по всей стране. Он также выразил надежду объединить на этом направлении свои усилия с депутатом палаты общин Джереми Корбином, который, как ожидается, будет избран на пост главы Лейбористской партии 12 сентября 2015 г. Н. Фарадж отметил: «Я думаю, что левый сектор британской политики начинает осознавать, что такое ЕС. Они видели подавление Греции, видели трансатлантический договор о торговле, который, как они опасаются, может подорвать жизнеустойчивость нашей национальной системы здравоохранения. Я хочу, чтобы все евроскептики объединились, давайте забудем о «левых» и «правых», в данном случае это нерелевантно. Я надеюсь, что Дж. Корбин выиграет, поскольку считаю, что при нем будет возможна настоящая дискуссия в левом секторе британской политики о том, что такое Евросоюз». Действительно, Дж. Корбин, которому прочат победу в гонке за лидерство, во время недавних дебатов кандидатов на пост главы Лейбористкой партии отметил, что у него к ЕС имеются «серьезные вопросы».

Несмотря на то, что премьер-министр, видимо, предпочел бы, чтобы Великобритания осталась в ЕС, но на несколько улучшенных условиях, в консервативной партии есть немало евроскептиков, которые стремятся сделать референдум максимально подводящим британцев к решению покинуть ЕС.

В-третьих, в условиях текущего миграционного кризиса в ЕС стало окончательно ясно, что Великобритания — одно из самых привлекательных направлений для хлынувших в Европу мигрантов из Сирии, Ливии и африканских стран. Великобритания отчаянно воспротивилась идее ЕС о введении страновых квот на распределение мигрантов, поскольку страна не входит в шенгенскую зону. Однако в начале сентября 2015 г. Д. Кэмерон заявил, что Великобритания решила принять 20 000 сирийских беженцев в течение последующих пяти лет. Однако приниматься будут не те люди, что уже прибыли в страны ЕС, а те, что находятся в лагерях для беженцев в Турции, Иордании и Ливане. За это сообщение Д. Кэмерон подвергся критике (по разным мотивам) как внутри страны, так и за ее пределами. Вместе с тем опросы общественного мнения показали, что большинство респондентов (64%, опрос компании Survation) поддерживают позицию Д. Кэмерона относительно неприятия квот ЕС на прием мигрантов.

Угроза притока мигрантов заставляет британцев винить в этом отчасти и руководство ЕС, неспособное справиться с вызовами миграции, и порождает ощущение необходимости изолироваться от этого потока беженцев. Как и жителей других стран Европы, британцев беспокоит та опасность, которую массовый наплыв нелегальных мигрантов представляет для социальной системы и общественной безопасности. Интересно, что опрос, проведенный Survation, о котором говорилось ранее, включал дополнительный вопрос к людям, которые проголосовали бы «за» сохранение Великобритании в составе ЕС, будь референдум в день опроса. Вопрос звучал так: «Если миграционный кризис в Европе продолжит ухудшаться, станете ли Вы все равно голосовать за сохранение британского членства в ЕС, или же Вы можете проголосовать за выход из ЕС?». Опрос показал, что значительное меньшинство (22%) может изменить свое мнение на референдуме в случае, если миграционный кризис усугубится. Не изменили бы своего мнения 68% из тех, кто проголосовал бы «за» то, чтобы остаться в ЕС, а 11% ответили, что не знают.

Источник картинки: Survation.com

Подводя итоги, стоит подчеркнуть: до момента проведения референдума в 2017 г. еще достаточно много времени. Многое за этот период может повлиять на британское общественное мнение: и социально-политические изменения в жизни ЕС, и динамика миграционного кризиса, и те кампании «за» и «против» выхода из ЕС, которые ведутся или будут проводиться не только различными политическими силами, но и разными британскими бизнес-структурами, среди которых также есть еврооптимисты и евроскептики. Следует понимать, что многие британцы вполне осознают, что несмотря на отдельные разногласия британского правительства с руководством ЕС, для страны пребывание в ЕС приносит много полезного. Один опрос общественного мнения, какими бы ни были его результаты, еще ничего не может предсказать.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся