Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 3.83)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Конаровский

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, бывший зам. генерального секретаря ШОС, член РСМД

Обеспечение безопасности и создание благоприятных условий для экономического прогресса государств вне зависимости от их размеров и политического веса на глобальном уровне — долговременный вызов всему мировому развитию. Эта повестка дня становится все более актуальной на фоне усугубляющейся турбулентности мировых и региональных процессов. Они, как известно, характеризуются не только обострением старых, но и расширением новых нетрадиционных вызовов, размыванием (прежде всего, по инициативе США) основных принципов международного права и межгосударственных отношений, ростом политического эгоизма, торгово-экономического протекционизма и т.д. Без наращивания четкого и предметного взаимодействия государств, незаинтересованных в том, чтобы эти тенденции приобретали необратимый характер, предотвратить их становится все более сложным.

В этом контексте естественно, что именно на эти обстоятельства было сфокусировано внимание недавно состоявшегося в Бишкеке очередного саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая в самые последние годы, после принятия в нее Индии и Пакистана, претендует не только на трансконтинентальный, но и глобальный характер. При этом, если прошлогодняя встреча «Восьмерки» в китайском Циндао была своего рода увертюрой для впервые участвовавших в ней двух новых членов, то саммит в Кыргызстане продемонстрировал достаточно быструю (хотя и не без трудностей) адаптацию организации к своим качественно новым геостратегическим параметрам.

ШОС все более уверенно прокладывает себе путь в направлении того, чтобы в перспективе стать важнейшим внешнеполитическим хабом евразийского пространства в широком смысле. Расширяющееся многоплановое участие ее членов в масштабных трансрегиональных экономических проектах и инициативах закладывает таким перспективам солидную материальную базу. На этом фоне вряд ли стоит ожидать, что ШОС сможет принципиально усилить собственную экономическую составляющую в своей деятельности, превратив ее в магистральное направление. Таковым, скорее всего, будет сохраняться многоплановый сектор безопасности. В евразийскую же экономическую повестку дня государства ШОС будут все глубже втягиваться через уже созданные (или планирующиеся к созданию) транснациональные хозяйственные институты. «Шанхайская восьмерка», вероятнее всего, будет играть роль серьезного многостороннего политического центра. Именно на этом направлении, а также на дальнейшем укреплении скоординированной политики государств — членов ШОС на ближайшую и более отдаленную перспективу следовало бы сосредоточиться России в начавшееся после саммита в Бишкеке 13–14 июня ее годичное председательство в Шанхайской организации.


Обеспечение безопасности и создание благоприятных условий для экономического прогресса государств вне зависимости от их размеров и политического веса на глобальном уровне — долговременный вызов всему мировому развитию. Эта повестка дня становится все более актуальной на фоне усугубляющейся турбулентности мировых и региональных процессов. Они, как известно, характеризуются не только обострением старых, но и расширением новых нетрадиционных вызовов, размыванием (прежде всего, по инициативе США) основных принципов международного права и межгосударственных отношений, ростом политического эгоизма, торгово-экономического протекционизма и т.д. Без наращивания четкого и предметного взаимодействия государств, незаинтересованных в том, чтобы эти тенденции приобретали необратимый характер, предотвратить их становится все более сложным.

В этом контексте естественно, что именно на эти обстоятельства было сфокусировано внимание недавно состоявшегося в Бишкеке очередного саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая в самые последние годы, после принятия в нее Индии и Пакистана, претендует не только на трансконтинентальный, но и глобальный характер. При этом, если прошлогодняя встреча «Восьмерки» в китайском Циндао была своего рода увертюрой для впервые участвовавших в ней двух новых членов, то саммит в Кыргызстане продемонстрировал достаточно быструю (хотя и не без трудностей) адаптацию организации к своим качественно новым геостратегическим параметрам.

Значимый позитивный политический фон саммиту был обеспечен, прежде всего, за счет дальнейшего развития конструктивных двусторонних контактов между государствами – участниками ШОС и в рамках самой организации. Пример, как и ранее, показывали Россия и Китай, стратегическое взаимодействие и торгово-экономическое сотрудничество которых за период между двумя саммитами получило дальнейшее закрепление. Последние примеры этого — участие президента В.В. Путина во втором Международном форуме «Один пояс, один путь» в Пекине в апреле 2019 г. и последовавший за ним в визит в Россию председателя КНР Си Цзиньпиня и его участие в Санкт-Петербургском экономическом форуме. Недавнее переизбрание премьер-министра Индии Нарендры Моди на второй срок закрепляет возможности для продолжения в стране стратегических структурных изменений, построения устойчивых долговременных отношений с соседями, прежде всего, Россией и Китаем, а также для всемерного повышения роли Индии не только в региональных, но и мировых делах, к чему она в последнее время проявляет все больший аппетит. Все это открывает и новые возможности в рамках широкого сотрудничества в рамка БРИКС и на площадке консультативного механизма в составе членов ШОС России, Индии и Китая (известного как РИК). Очередная его встреча, равно как и очередной саммит БРИКС запланированы на конец июня 2019 г. в Осаке параллельно с очередным саммитом «Группы двадцати».

Важным позитивным фактором для дальнейшего совершенствования сотрудничества в рамках ШОС в интересах усиления ее политического профиля на евразийском и более широком пространстве является также и резкое возрастание в последнее время взаимодействия между государствами Центральной Азии, большинство из которых (четыре из пяти) члены ШОС. Сотрудничество набирает обороты по всему спектру политической, торгово-экономической и гуманитарной областей при параллельном наращивании двустороннего взаимодействия со странами — членами Организации. Знаковая Резолюция ГА ООН «Укрепление регионального и международного сотрудничества по обеспечению мира, стабильности и устойчивого развития в Центрально-Азиатском регионе» от 22 июня 2018 г. отметила важную роль государств Центральной Азии в обеспечении безопасности, стабильности и устойчивого развития в регионе, в том числе в деятельности по стабилизации в Афганистане. В этой связи необходимо отметить и поступательный рост взаимодействия в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), отметившего в преддверии саммита ШОС свое пятилетие. Напомним, что в ЕАЭС входят четыре из восьми членов ШОС, а также по одному наблюдателю (Белоруссия) и партнеру по диалогу (Армения). Дополнительные возможности для этого объединения открываются недавно подписанным соглашением о взаимном сотрудничестве с КНР.

Основным посылом общеполитической Бишкекской декларации стало твердое намерение участников продолжать широкое сотрудничество по всем трем магистральным направлением взаимодействия — безопасность, экономика, гуманитарные связи. При этом, только перечисление их конкретных направлений свидетельствует о постоянно растущей динамике и охвате все новых сфер взаимодействия с вовлечением в совместную деятельность не только на уровне государств, но и их конкретных регионов и отдельных субъектов. Таким образом, постепенно начинает складываться широкая и многослойная система отраслевых и гуманитарных связей в рамках всей Организации. Другой значимый итог встречи — подтверждение готовности далее следовать курсу на активное взаимодействие в строительстве международных отношений нового типа на принципах и нормах международного права, взаимного уважения, справедливости, равенства, взаимовыгодного сотрудничества, а также в формировании общего видения активно продвигаемой в последние годы Китаем идеи создания «сообщества единой судьбы человечества». В рамках обсуждения положения дел на принципиально важном направлении деятельности ШОС — международная и региональная безопасность, противодействие терроризму, экстремизму и наркотрафику — подчеркивалось особое внимание к реализации всех принятых документов и углублению конкретного взаимодействия в рамках соответствующих механизмов и рабочих групп.

Сохранение динамики развития ШОС нашло практическое подтверждение не только в итоговой Декларации, охватившей практически всю международную и региональную проблематику, но и почти в двух десятках документов, подписанных или одобренных в ходе саммита. Среди важнейших из них — утверждение Программы развития межрегионального сотрудничества и Регламента деятельности Форума глав регионов государств — членов ШОС, что может придать дополнительное ускорение все еще «хромающему» хозяйственно-экономическому сотрудничеству в рамках Организации. Немаловажную роль в этом отношении может играть и поставленная задача проработки вопросов обеспечения расширения транспортно-коммуникационных возможностей ШОС. Это было бы конкретным вкладом Организации и в реализацию задачи сопряжения ЕАЭС, и китайской инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП).

Вместе с тем саммит вновь высветил отсутствие единства мнений в рамках ШОС в отношении Инициативы пояса и пути. Все участники высказались в пользу проектов сопряжения и других договоренностей в отношении этой инициативы, кроме Индии. Дели, как известно, сохраняет скептическое отношение к ОПОП в связи с китайско-пакистанским транспортно-логистическим сотрудничеством на территории спорного между Индией и Пакистаном Кашмира. Политическая чувствительность Дели на этот счет вполне понятна, и ШОС придется с этим считаться.

В одобренном в Бишкеке пакете документов особое внимание привлекает также утверждение дальнейших действий Контактной группы «ШОС — Афганистан» в интересах содействия скорейшему запуску мирного процесса в этой стране. Нестабильность и затяжное вооруженное противостояние между Кабулом и его оппонентами в лице движения «Талибан» уже в течение многих лет является главным вызовом для стабилизации ситуации в регионе. Это обстоятельство затрагивает национальные интересы всех без исключения государств — членов ШОС. В последние годы на общую нестабильность в Афганистане возрастающее влияние начали оказывать и проникающие на его территорию (в том числе в приграничные с Центральной Азией и Китаем) боевики ИГИЛ в результате потери их контроля над значительной частью территорий Сирии. В этом прослеживается связь между обоими кризисными регионами, тем более, что значительная часть мигрирующих в Афганистан террористов являются выходцами из Центральной Азии и мусульманских районов России и Китая. Такая активность однозначно расценивается как непосредственная угроза стабильности в регионах к северу и северо–востоку от Афганистана.

Государства — члены ШОС на различных уровнях, в том числе на самом высоком, неоднократно выражали серьезную обеспокоенность всем комплексом проблем этой страны. Не был исключением и Бишкекский саммит. Подтвержденная в его Декларации готовность оказывать содействие процессу политического урегулирования конфликта под руководством и с участием самих афганцев как на двусторонней основе, так и в рамках Контактной группы «ШОС — Афганистан» свидетельствует о дальнейшей конкретизации политики ШОС на афганском направлении, что и выразилось в выработке его дорожной карты на очередной встрече Группы в Бишкеке в апреле.

«Шанхайская восьмерка», вероятнее всего, будет играть роль серьезного многостороннего политического центра.

Постоянная деградация обстановки в ИРА заставила участников ШОС (с подачи России) придать два года назад новое дыхание работе Контактной группы с Афганистаном. При этом практическая значимость нынешнего решения глав государств «Восьмерки» по выработке дорожной карты представляется особо актуальной именно сейчас, когда намечается возможность запуска мирного диалога и вывода из ИРА войск США и НАТО. Стремясь ускорить процесс, осенью прошлого года Вашингтон назначил своего спецпредставителя по Афганистану, в задачу которого входит нахождение формулы для начала диалога между Кабулом и талибами и обеспечения условий вывода войск. На консультативной встрече представителей США, России и Китая в апреле этого года был достигнут консенсус в отношении общего видения новой фазы афганского процесса. Ведя активную работу с противоборствующими сторонами, некоторое время назад Россия выдвинула так называемый Московский формат переговоров заинтересованных афганских сторон, посредством которого впервые удалось организовать их прямой контакт. В аналогичном ключе действуют и некоторые страны Центральной Азии, прежде всего Узбекистан, предлагающий свою площадку для межафганских переговоров. В этой связи объединение усилий государств — членов ШОС или, по крайней мере, четкая координация их практических действий на афганском направлении на ближайшую и более отдаленную перспективу представляется особо актуальным. Бишкекская встреча подала конкретный сигнал и на этом направлении, подчеркнув значимость дальнейшего взаимодействия в различных международных форматах, включая Контактную группу, Московский формат консультаций и др.

Сохранение мира и стабильности на евразийском (в том числе шосовском пространстве) в значительной степени предопределяется и общим политическим климатом в Азии. Созвучность стоящих перед ШОС задач с теми вызовами, с которыми сегодня сталкивается эта ключевая часть мира, отчетливо проявилась в ходе работы в Душанбе последовавшего за встречей в Бишкеке очередного Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) при участии 27 государств-членов и 13 наблюдателей, в том числе из международных организаций. В его рамках, в частности, подчеркивалась необходимость особого внимания к ситуации в Афганистане.

ШОС все более уверенно прокладывает себе путь в направлении того, чтобы в перспективе стать важнейшим внешнеполитическим хабом евразийского пространства в широком смысле. Расширяющееся многоплановое участие ее членов в масштабных трансрегиональных экономических проектах и инициативах закладывает таким перспективам солидную материальную базу. На этом фоне вряд ли стоит ожидать, что ШОС сможет принципиально усилить собственную экономическую составляющую в своей деятельности, превратив ее в магистральное направление. Таковым, скорее всего, будет сохраняться многоплановый сектор безопасности. В евразийскую же экономическую повестку дня государства ШОС будут все глубже втягиваться через уже созданные (или планирующиеся к созданию) транснациональные хозяйственные институты. «Шанхайская восьмерка», вероятнее всего, будет играть роль серьезного многостороннего политического центра. Именно на этом направлении, а также на дальнейшем укреплении скоординированной политики государств — членов ШОС на ближайшую и более отдаленную перспективу следовало бы сосредоточиться России в начавшееся после саммита в Бишкеке 13–14 июня ее годичное председательство в Шанхайской организации.


(Голосов: 6, Рейтинг: 3.83)
 (6 голосов)

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся