Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Вяхирева (Евтихевич)

К.полит.н., программный менеджер РСМД

Отношения России и Европейского союза прошли долгий путь в своем развитии — от эйфории 1994 г., вызванной подписанием Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и связанными с ним ожиданиями, до полного упадка, который мы переживаем сегодня. Не будет преувеличением сказать, что в нынешней ситуации попытка формирования отношений предпринимается фактически с чистого листа в совершенно иных глобальных условиях. У России и ЕС принципиально разные политическая риторика, восприятие происходящего, трактовка норм международного права, интерпретация ценностей, стратегия действий.

Отношения России и Европейского союза прошли долгий путь в своем развитии — от эйфории 1994 г., вызванной подписанием Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и связанными с ним ожиданиями, до полного упадка, который мы переживаем сегодня. Не будет преувеличением сказать, что в нынешней ситуации попытка формирования отношений предпринимается фактически с чистого листа в совершенно иных глобальных условиях. У России и ЕС принципиально разные политическая риторика, восприятие происходящего, трактовка норм международного права, интерпретация ценностей, стратегия действий.

По высказыванию Жана Монне, ничто нельзя начать без людей, ничто нельзя сохранить без институтов. Летом 2016 г. Российский совет по международным делам и Германский совет по внешней политике (DGAP) запустили совместный проект, в рамках которого планируется проанализировать сценарное взаимодействие России и ЕС, выявить наиболее и наименее эффективные механизмы, институты и форматы и на этой основе выработать предложения по дальнейшему развитию этого взаимодействия. Недавно в РСМД состоялся первый экспертный диалог на эту тему.



Основная сложность текущего момента состоит в том, что ни у России, ни у ЕС нет четкого осознания собственных политических целей и, соответственно, согласованного понимания целей двустороннего сотрудничества.

В 2003 г. Москва и Брюссель определили цель взаимодействия на обозримую перспективу — формирование Общего европейского экономического пространства между Россией и ЕС, т.е. фактически открытого и интегрированного рынка, основанного на общих совместимых правилах и системах регулирования. Сотрудничество в таком формате предполагало гармонизацию регулятивных систем путем обеспечения их совместимости. Данная концепция получила развитие в 2005 г. в «дорожной карте» по общему экономическому пространству и была встроена в контекст создания общих пространств России и Евросоюза. При этом обе стороны исходили из понимания необходимости воплощения в жизнь «четырех свобод» — движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. По мнению некоторых экспертов ЕС, ни Москва, ни Брюссель никогда не предпринимали серьезных усилий по взаимной интеграции, хотя между ними были установлены особые отношения в рамках «четырех пространств» и Совета Россия–НАТО.

И все же сотрудничества на этом уровне оказалось недостаточно, чтобы избежать ситуации, в которой стороны оказались сегодня. Отношения Москвы и Брюсселя с начала украинского кризиса оставляют желать лучшего. Становится очевидным, что возвращение к прежним правилам и характеру взаимодействия (business as usual) невозможно. Ключевая задача сейчас — сформировать «новую нормальность». Однако возникает вопрос, на чем она будет основана?

Основная сложность текущего момента состоит в том, что ни у России, ни у ЕС нет четкого осознания собственных политических целей и, соответственно, согласованного понимания целей двустороннего сотрудничества.

На экспертном уровне в России неоднократно звучала идея переноса многих вопросов сотрудничества на уровень двух интеграционных объединений — ЕС и ЕАЭС. Данное предложение требует дальнейшей проработки. Первым шагом к взаимодействию ЕС и ЕАЭС могло бы стать начало официального диалога между Европейской комиссией и Евразийской экономической комиссией, формирование списка тем, представляющих взаимный интерес. Подписание юридически обязывающих документов — это уже следующий этап взаимодействия. По мнению российских экспертов, создание зоны свободной торговли с ЕАЭС выгодно Брюсселю, так как открывает ЕС доступ к важному экспортному рынку. Но у экспертов Евросоюза есть сомнения по поводу самого ЕАЭС. Существует недоверие относительно сугубо экономических интересов и целей данной интеграционной группировки. В частности, многие европейские эксперты видят в формировании ЕАЭС попытку восстановить Советский Союз. На политическом уровне наблюдается более сдержанная реакция. Однако, несмотря на то, что в Глобальной стратегии ЕС по внешней политике и политике безопасности зафиксировано, что Европейский союз поддерживает региональную интеграцию и готов сотрудничать с региональными объединениями, Евразийский экономический союз среди этих блоков не упоминается.

В ближайшем будущем между Россией и ЕС возможно эпизодическое сотрудничество по вопросам, представляющим общий интерес.

На Петербургском экономическом форуме была озвучена идея создания большого евразийского партнерства с участием Китая. При этом подчеркивалось, что проект открыт для ЕС как ключевого торгово-экономического партнера России. Пока тематика, связанная с трехсторонними отношениями ЕАЭС – ЕС – Китай, вызывает больше вопросов, чем ответов, в частности, в связи с тем, что включение Китая меняет экономическое соотношение сил.

ЕС одобрил пять принципов политики в отношении России («принципы Могерини»). Исходя из этих принципов, можно сделать только один вывод: в ближайшем будущем между Россией и ЕС возможно эпизодическое сотрудничество по вопросам, представляющим общий интерес.

Однако заявления и документы не дают четкого понимания стратегии и конечных целей взаимодействия сторон. Это лишь некие рамки и ориентиры для выстраивания отношений. Их содержательное наполнение зависит от политических деятелей, дипломатов, экспертов.

России и ЕС еще предстоит согласовать общее видение и цели двусторонних отношений. Диалог на политическом уровне и общее понимание целей сотрудничества — важнейшее условие формирования институтов и механизмов, которые могли бы обеспечивать достижение этих целей. Ясно одно: сотрудничество — наиболее рациональная перспектива для отношений Москвы и Брюсселя. Взаимодействие требуется и в тех областях и вопросах, где интересы сторон расходятся, поскольку оно может дать импульс к сглаживанию отношений. Многие идеи и предложения в нынешних условиях представляются нереалистичными. Однако со временем ситуация может измениться, и уже сейчас имеет смысл прорабатывать план и стратегию сотрудничества.

Впервые опубликовано на английском языке на Russia Direct

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся