Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 97, Рейтинг: 4.41)
 (97 голосов)
Поделиться статьей
Ярослав Лисоволик

Д.э.н, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», член РСМД

В условиях беспрецедентного роста геополитических рисков в мире растет осознание того, что на смену старой архитектуре миропорядка приходит новая конфигурация международных отношений и региональных блоков. Одной из важнейших движущих сил такого рода трансформации мирового хозяйства становятся страны глобального Юга, которые создают свои институты, региональные интеграционные объединения и системы финансовых расчетов. В числе лидеров этих процессов — крупнейшие развивающиеся рынки, прежде всего страны БРИКС.

Для того, чтобы БРИКС стал основой для нового миропорядка, этот блок должен предложить другим странам мировой экономики новые парадигмы развития глобального масштаба. В число таких направлений в новой мировой экономической архитектуре могут входить перезапуск глобализации на основе новой платформы стран и регионов, создание новой институциональной системы для модернизации стран мировой экономики, создание нового пула резервных валют из развивающихся рынков, создание альтернативного трека западному формату развития мировой экономики, создание новых региональных блоков и платформ для их координации и развития.

Практически все эти возможные парадигмы глобального масштаба могут быть реализованы в рамках широкого формата БРИКС+, который открывает странам БРИКС различные варианты взаимодействия с остальными странами мировой экономики.

С точки зрения практической реализации одним из наиболее доступных форматов для БРИКС+ представляется объединение трех общеконтинентальных региональных объединений, включающее в себя Африканский Союз, СЕЛАК (объединение латиноамериканских стран), а также ШОС/ШОС+ в Евразии. Вторым треком в рамках БРИКС+ может стать платформа взаимодействия региональных интеграционных блоков, в которых участвуют страны БРИКС. Такого рода платформа может включать в себя приоритетные региональные интеграционные проекты стран БРИКС — МЕРКОСУР, Южноафриканский таможенный союз, БИМСТЕК, ЕАЭС, а также ВРЭП или Зона свободной торговли Китая и АСЕАН.

При создании такого рода платформ важен дух мультилатерализма и конструирования новой архитектуры в интересах всего расширенного формата глобального Юга. Попытки формирования БРИКС+ на основе исключительно узконациональных интересов могут негативно сказаться на перспективах развития самой инициативы БРИКС+ и других многосторонних инициатив стран БРИКС.

В целом количество треков и форматов взаимодействия между развивающимися странами может быть намного большим и отражать глобализационное видение каждого из членов блока БРИКС.

Перспективы трансформации мирового хозяйства во многом связаны с координацией действий между крупнейшими странами глобального Юга, прежде всего между странами БРИКС. Однако для подлинно глобального перезапуска развития мировой экономики необходим более расширенный формат взаимодействия БРИКС+, который позволит вовлечь в данный процесс другие страны развивающегося мира. В таком случае переформатирование мировой экономики станет по-настоящему инклюзивным и устойчивым. Важным инструментом масштабирования трансформации мировой экономики может стать формат «интеграции интеграций» в рамках сотрудничества между региональными интеграционными блоками стран глобального Юга. Председательство Китая в БРИКС в 2022 г. может придать дополнительный импульс процессам построения платформ для взаимодействия между региональными группировками развивающихся стран.

Такого рода продвижение БРИКС к созданию платформ для сотрудничества между региональными интеграционными объединениями развивающихся стран может стать основой для формирования общей платформы сотрудничества всех стран глобального Юга. Данная расширенная платформа могла бы способствовать росту инклюзивности развития и открытости стран глобального Юга, их большему динамизму, структурированию интеграционных объединений, заполнению вакуума и «белых пятен» на карте интеграционных процессов развивающегося мира. Пока что приходится констатировать, что развитые страны в намного большей степени обеспечены динамичными и структурированными интеграционными объединениями по сравнению со странами глобального Юга.

В условиях беспрецедентного роста геополитических рисков в мире растет осознание того, что на смену старой архитектуре миропорядка приходит новая конфигурация международных отношений и региональных блоков. Одной из важнейших движущих сил такого рода трансформации мирового хозяйства становятся страны глобального Юга, которые создают свои институты, региональные интеграционные объединения и системы финансовых расчетов. В числе лидеров этих процессов — крупнейшие развивающиеся рынки, прежде всего страны БРИКС. Так, в марте 2022 г. заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявил: «Страны БРИКС, которые составляют почти половину населения мира и значительную часть мирового ВВП, будут одним из костяков нового формирующегося миропорядка».

Для того, чтобы БРИКС стал основой для нового миропорядка, этот блок должен предложить другим странам мировой экономики новые парадигмы развития глобального масштаба. В число таких направлений в новой мировой экономической архитектуре могут входить перезапуск глобализации на основе новой платформы стран и регионов, создание новой институциональной системы для модернизации стран мировой экономики, создание нового пула резервных валют из развивающихся рынков, создание альтернативного трека западному формату развития мировой экономики, создание новых региональных блоков и платформ для их координации и развития.

Практически все эти возможные парадигмы глобального масштаба могут быть реализованы в рамках широкого формата БРИКС+, который открывает странам БРИКС различные варианты взаимодействия с остальными странами мировой экономики. Инициированный Китаем в 2017 г. формат БРИКС+ пока во многом еще должен получить свои осязаемые контуры развития, хотя некоторые возможные модели для сотрудничества в его рамках уже были анонсированы представителями стран БРИКС. Председательство Китая в 2022 г. в БРИКС создает благоприятную основу для развития формата БРИКС+, при этом китайские представители уже заявляли, что рассматривают развитие концепции БРИКС+ в контексте взаимодействия в том числе региональных интеграционных объединений стран глобального Юга.

С точки зрения практической реализации одним из наиболее доступных форматов для БРИКС+ представляется объединение трех общеконтинентальных региональных объединений, включающее в себя Африканский Союз, СЕЛАК (объединение латиноамериканских стран), а также ШОС/ШОС+ в Евразии. Такого рода альянс дает максимальный охват стран глобального Юга, который не требует глубокой и сложной экономической интеграции или гармонизации форматов экономического взаимодействия на всех трех континентах. Расширенный формат дает возможность координации взаимодействия для развивающихся стран на международной арене в сфере продвижения приоритетов повестки глобального Юга в области устойчивого развития.

В текущем году складываются относительно благоприятные условиях для формирования такого расширенного круга взаимодействия развивающихся стран: в Латинской Америке в рамках объединения СЕЛАК председательствует Аргентина, которая в последнее время активизировала шаги по налаживанию взаимодействия с БРИКС. Сдерживающим фактором на латиноамериканском направлении представляется приостановка участия Бразилии в СЕЛАК в 2020 г., однако этот фактор, скорее всего, будет носить временный характер. В ШОС в 2022 г. председательствует Узбекистан — страна, которая активно включается в интеграционные процессы в Евразии после периода закрытости. В Африканском союзе председательство в 2022 г. перешло к Сенегалу, который продвигает вопросы координации и сотрудничества региональных интеграционных объединений, а также значительно наращивает взаимодействие со странами БРИКС, прежде всего с Китаем.

Вторым треком в рамках БРИКС+ может стать платформа взаимодействия региональных интеграционных блоков, в которых участвуют страны БРИКС. Такого рода платформа может включать в себя приоритетные региональные интеграционные проекты стран БРИКС — МЕРКОСУР, Южноафриканский таможенный союз, БИМСТЕК, ЕАЭС, а также ВРЭП или Зона свободной торговли Китая и АСЕАН. Все эти региональные блоки могут скоординированно вести сотрудничество в направлении гармонизации стандартов и более открытого экономического пространства для торговли и инвестиций стран БРИКС и их региональных партнеров. Важно отметить, что на данном этапе большинство стран объединения формируют свою внешнеторговую политику именно в формате региональных интеграционных блоков (РФ-ЕАЭС, Бразилия-МЕРКОСУР, Южная Африка — ЮАТС), в связи с чем фактически единственно возможным форматом экономической интеграции и открытия рынков между странами БРИКС может стать региональный формат БРИКС+ на основе «интеграции интеграций».

При создании такого рода платформ важен дух мультилатерализма и конструирования новой архитектуры в интересах всего расширенного формата глобального Юга. Попытки формирования БРИКС+ на основе исключительно узконациональных интересов могут негативно сказаться на перспективах развития самой инициативы БРИКС+ и других многосторонних инициатив стран БРИКС. Для БРИКС+ как для нового формата взаимодействия стран БРИКС залог успеха кроется в мультимодальности различных форматов взаимодействия в рамках БРИКС+, которые могут учитывать весь спектр национальных интересов и приоритетов стран БРИКС и их региональных партнеров.

Таким образом, в рамках формата БРИКС+ можно сформировать два трека взаимодействия стран глобального Юга:

  1. Формат «ШОС+ АС+ СЕЛАК» — наиболее инклюзивный и ориентированный на широкое взаимодействие развивающихся стран в международных организациях. Такого рода формат в большей степени может отражать видение Китая, анонсированное еще в 2017 г. министром иностранных дел КНР Ван И, который заявлял о БРИКС+ как о наиболее масштабной платформе взаимодействия для развивающихся стран.
  2. Платформа для «интеграции интеграций» региональных экономических группировок, в которых лидеры — страны БРИКС. Данный формат в большей степени отражает российскую концепцию развития БРИКС+, анонсированную Сергеем Рябковым в начале 2018 г.: «Мы предлагаем нашим партнерам рассматривать формат БРИКС+ как платформу развития того, что можно было бы назвать "интеграцией интеграций"».

Если китайский формат БРИКС+ — это своего рода максимальный охват глобального Юга вширь, то для российского формата БРИКС+ более важной становится глубина и гармонизация интеграции приоритетных региональных проектов стран БРИКС.

В целом количество треков и форматов взаимодействия между развивающимися странами может быть намного большим и отражать глобализационное видение каждого из членов блока БРИКС. Другими словами, платформа БРИКС+ может быть основой для дивергенции моделей и платформ развития и экономической интеграции, в отличие от униполярного/ «мономодельного» подхода интеграционных процессов развитых стран. В этом отношении для развития формата БРИКС+ в рамках такого рода дивергенции моделей развития важно, чтобы Индия, Бразилия и Южная Африка также представили свое видение концепции БРИКС+, а также глобализации в рамках глобального Юга и вне его. Возможно, что для Индии, Бразилии и Южной Африки более притягательной платформой для развития БРИКС+ может стать расширение членства Нового банка развития БРИКС за счет включения их региональных партнеров — собственно такая парадигма уже реализуется после вступления в Банк Египта (партнер ЮАР по Африканскому союзу), Уругвая (партнер Бразилии по МЕРКОСУР) и Бангладеш (партнер Индии по БИМСТЕК и Южно-азиатской зоне свободной торговли).

Активизация роли БРИКС на международной арене может также произойти через совершенствование механизма функционирования Пула условных валютных резервов (ПУВР) БРИКС. В последние несколько лет ПУВР БРИКС активизировал координацию с другими региональными финансовыми организациями (РФО) в рамках регулярных консультаций, проводимых МВФ с региональными финансовыми механизмами. В то же время активность ПУВР БРИКС была значительно ниже в реагировании на кризисные явления в странах БРИКС в последние годы по сравнению с НБР БРИКС. В рамках механизма БРИКС+ можно было бы рассмотреть возможность усиления мандата ПУВР БРИКС по мониторингу макроэкономической ситуации в странах БРИКС, в разработке скоординированных антикризисных мер, а также по взаимодействию ПУВР БРИКС с другими РФО развивающихся стран и региональных партнеров стран БРИКС. В частности, можно было бы сформировать регулярный механизм координации ПУВР БРИКС с Евразийским фондом стабилизации и развития (ЕФСР), Чиангмайской инициативой стран АСЕАН и их региональных партнеров (CMIM), а также латиноамериканской РФО FLAR. Еще одним направлением может стать расширение членства в ПУВР БРИКС за счет включения в него региональных партнеров стран БРИКС, в том числе ряда стран, получивших членство в НБР БРИКС.

Перспективы трансформации мирового хозяйства во многом связаны с координацией действий между крупнейшими странами глобального Юга, прежде всего между странами БРИКС. Однако для подлинно глобального перезапуска развития мировой экономики необходим более расширенный формат взаимодействия БРИКС+, который позволит вовлечь в данный процесс другие страны развивающегося мира. В таком случае переформатирование мировой экономики станет по-настоящему инклюзивным и устойчивым. Важным инструментом масштабирования трансформации мировой экономики может стать формат «интеграции интеграций» в рамках сотрудничества между региональными интеграционными блоками стран глобального Юга. Председательство Китая в БРИКС в 2022 г. может придать дополнительный импульс процессам построения платформ для взаимодействия между региональными группировками развивающихся стран.

Такого рода продвижение БРИКС к созданию платформ для сотрудничества между региональными интеграционными объединениями развивающихся стран может стать основой для формирования общей платформы сотрудничества всех стран глобального Юга. Данная расширенная платформа могла бы способствовать росту инклюзивности развития и открытости стран глобального Юга, их большему динамизму, структурированию интеграционных объединений, заполнению вакуума и «белых пятен» на карте интеграционных процессов развивающегося мира. Пока что приходится констатировать, что развитые страны в намного большей степени обеспечены динамичными и структурированными интеграционными объединениями по сравнению со странами глобального Юга.


Оценить статью
(Голосов: 97, Рейтинг: 4.41)
 (97 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся