Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

Венгрия оказалась в осадном положении — границу ежедневно нелегально пересекают тысячи беженцев из стран Азии и Африки, столица страны каждый день фигурирует в новостных сводках на фоне все более усугубляющегося положения мигрантов, а население в напряжении ожидает развязки.

Венгрия оказалась в осадном положении — границу ежедневно нелегально пересекают тысячи беженцев из стран Азии и Африки, столица страны каждый день фигурирует в новостных сводках на фоне все более усугубляющегося положения мигрантов, а население в напряжении ожидает развязки.

Сегодня на площади папы Иоанна Павла II нашли себе пристанище несколько сотен мигрантов, не уместившихся на нижнем этаже Восточного вокзала (Keleti pályaudvar) или отказавшихся от перспективы спать на холодном полу железнодорожного центра. В основном это молодые мужчины лет 20–30, порой встречаются и семьи с детьми, однако пожилых людей практически нет. На сегодняшний день беженцы в парках Будапешта — уже явление повсеместное.

Беженцы из Сирии, Ирака, Афганистана появились в Будапеште несколько месяцев назад, хотя настоящий исход населения начался только в июле–августе 2015 года. Предполагается, что на сегодняшний день нелегальным образом в Венгрию проникли 156 000 мигрантов. Беженцы, оказавшись на территории Венгрии, поспешили обосноваться в столице страны, чтобы оттуда организовать дальнейшее продвижение вглубь континента.

Транзитные зоны в Будапеште были созданы на трех вокзалах — Восточном, Западном и Южном, так как городские власти отказались предоставлять жилье беженцам из-за их количества. Согласно постановлениям городских властей, беженцы должны были постоянно находиться исключительно на территории транзитных зон, где им предоставлялись элементарные санитарные условия. В итоге, однако, ни контроля над перемещением лиц, ни соблюдения санитарных норм не было.

Ни контроля над перемещением лиц, ни соблюдения санитарных норм не было.

Органы безопасности Венгрии допустили ряд ошибок, особенно в период наибольшей напряженности — сначала разрешив нескольким сотням мигрантов доехать до Мюнхена, а затем, вероятно, испугавшись числа желающих продолжить свой путь в сторону Германии, запретили беженцам без действующих виз и надлежащего оформления (то есть практически всем) садиться в поезда. Они также не справились со спекулянтами, плотно окружившими беженцев на протяжении всего их пребывания на территории Венгрии — железнодорожные билеты в Вену продавались за 200 евро (цена в кассах вокзала в десять раз ниже, однако там при оформлении билета потребуют документы, визу), контрабандисты не встречали никакого серьезного сопротивления полиции.

Мигрантам, которые прибудут в Венгрию после 15 сентября 2015 г., придется действовать в более ограниченных условиях.

В итоге основная часть первой волны мигрантов, застрявшей в Венгрии, была перевезена к австрийской границе в ночь с 4 на 5 сентября 2015 г. Когда внимание жителей страны было приковано к футбольному матчу Венгрия —Румыния, полиция организовала транспортировку беженцев до города Хедьешхалом, находящегося в непосредственной близости от Австрии. К тому времени часть беженцев, демонстративно выражая недовольство невозможностью достигнуть желанного места назначения железнодорожным путем, решила пешком дойти до Вены, парализовав транспорт в Будапеште.

Мигрантам, которые прибудут в Венгрию после 15 сентября 2015 г., придется действовать в более ограниченных условиях. Именно тогда вступают в силу те законодательные поправки, которые в ходе чрезвычайной сессии принял парламент Венгрии. В юридическую практику страны вводится понятие «кризис, вызванный массовой миграцией», которое правительство может объявить в случае необходимости. Также как преступления будут трактоваться следующие действия, за которые доселе не применяли никаких санкций: нелегальное пересечение границы, повреждение ограждения или препятствование его строительству, вследствие чего беспрепятственное движение в сторону Германии будет существенно затруднено и замедлено. Венгрия также создаст закрытые транзитные зоны на границе с Сербией, где будет проходить регистрация и необходимое делопроизводство.

Радикализация общества

Радикальная партия «Йоббик» не могла не использовать создавшийся кризис в свою пользу. Выступая за герметическое закрытие границы, лидеры партии говорят о неизбежной гуманитарной катастрофе — однако в отношении не самих беженцев, а населения Венгрии. Во многом именно партия «Йоббик» играет одну из ключевых ролей в плане выработки правительственной реакции по отношению к кризису беженцев — они предложили наказывать мигрантов за незаконное пересечение границы, внедрить силы армии и организовать пограничный контроль в нынешнем его виде. Принимая во внимание точку зрения среднестатистического жителя Венгрии (а она будет не в пользу мигрантов), «Йоббик» заставляет правительство прибегать ко все более радикальным мерам, заодно закрепляя свои позиции на политической сцене.

Для жителей Венгрии термин миграция в течение последнего десятилетия прочно ассоциировался с обратными процессами — оттоком венгерского населения за рубеж.

Ряд венгерских политических деятелей, включая главу кабинета премьер-министра Я. Лазара, обвинили Европейский союз в происходящем, объясняя это неспособностью ЕС защитить свои собственные границы. Премьер-министр Венгрии В. Орбан также заявил, что беженцы являются проблемой Германии, а не его страны. В. Орбан придерживается очень прагматичной политической линии, указывая на то, что его метод решения наплыва беженцев учитывает мнение населения, в отличие от действий европейских структур. Несмотря на популистский характер высказываний, данная риторика позволила премьер-министру остановить падение популярности правящей партии Фидес (Fidesz) после ряда скандалов, в частности, после банкротства приближенных к правящим кругам брокерских компаний.

Reuters
Мигранты рядом с Восточным вокзалом в
Будапеште, сентябрь 2015 г.

Ряд венгерских деятелей культуры, склоняющихся к левому спектру политической жизни, стали напоминать о том, что в Венгрии в 1956 г. тоже был кризис беженцев. Тогда Венгрию покинули порядка 200 000 человек, и нынешним властям указывается в качестве примера реакция австрийских властей, распределивших и способствовавших переселению 180 000 венгров в 37 стран мира в течение двух месяцев. Открытый вопрос — до какой степени можно провести параллель между 1956 и 2015 годами, венграми и сирийцами или афганцами, учитывая религиозные и социо-экономические отличия.

Миграция в Венгрии — обратная тенденция

Для жителей Венгрии термин миграция в течение последнего десятилетия прочно ассоциировался с обратными процессами — оттоком венгерского населения за рубеж. Ввиду отсутствия хорошо оплачиваемой работы молодежь уезжает в развитые страны Запада — только в Великобритании живет около 300 000 венгров, в Германии — 135 000, в Австрии — 65 000. Тот факт, что миграция венгров имеет в первую очередь экономический характер, подтверждает и статистика — 84% выезжающих едут за работой, и лишь 3% — с целью получить образование, 4% –домохозяйки [1].

Строительство ограждения не спасет Венгрию от наплыва беженцев, лишь сделает их движение в сторону Германии более предсказуемым и последовательным.

До кризиса 2014–2015 гг. в страну нелегально въезжали порядка 4–10 тысяч мигрантов в год, в основном из Румынии, хотя и они чаще всего использовали Венгрию лишь как перевалочный пункт на пути к более привлекательным местам назначения, например, Германию. В 2014 году все началось с массового исхода косовар, которых к эмиграции подтолкнули, помимо прочего, 40% уровень безработицы в стране и полное отсутствие перспектив самореализации. Именно в этом контексте среди венгерской политической элиты впервые возникла идея строительства ограждения на границе с Сербией, что вызвало резкую обеспокоенность Белграда, сравнившего венгерскую затею с нацистскими концентрационными лагерями. Европейская комиссия и Европейский парламент также раскритиковали строительство забора с колючей проволокой. В. Орбан, в ходе встречи с главами панъевропейских ведомств 3 сентября 2015 г. спросил у Д. Туска, Ж-К. Юнкера и М. Шульца, есть ли у них вариант лучше, чем строительство ограждения — они сказали «нет, но мы этому не рады» [2].

Строительство ограждения не спасет Венгрию от наплыва беженцев, лишь сделает их движение в сторону Германии более предсказуемым и последовательным. Каждые десять–двадцать метров вдоль ограждения встречаются матрасы и спальные мешки, которые беженцы используют для преодоления колючей проволоки. Мигранты уже знают, когда следует пересекать границу (под покровом ночи, с 2 до 5 часов утра), с какими интервалами патрулируют конкретное место на границе полицейские (каждые 10 минут), сколько стоит «такси» — то есть перевозчики, ожидающие их на венгерской территории — от южной границы до Будапешта (100–200 евро). Более 90% беженцев достигли венгерской границы с помощью контрабандистов. В целом услуги контрабандистов на пути из Турции в Венгрию обходятся мигрантам в сумму от 10 000 до 12 000 долларов, что доказывает, что нахлынувшие летом 2015 г. в Европу мигранты представляют далеко не самые бедные слои.

Услуги контрабандистов на пути из Турции в Венгрию обходятся мигрантам в сумму от 10 000 до 12 000 долларов, что доказывает, что нахлынувшие летом 2015 г. в Европу мигранты представляют далеко не самые бедные слои.

Германия пообещала предоставить убежище 800 000 сирийским беженцам, однако помимо граждан Сирии в общем потоке множество людей из Ирака, Афганистана, Пакистана, Эритреи и других стран — какова их судьба? Канцлер Германии ничего не говорила про готовность Берлина принять мигрантов, например, из Пакистана, многие из которых бежали не из-за войны, а вследствие нищеты.

Как бы там ни было, условия для сирийских или афганских беженцев в Венгрии хуже, чем в странах Западной Европы. Еще до начала массового наплыва мигрантов Венгрия была страной с самым низким показателем принятых ходатайств о предоставлении убежища (9,4%). В Швеции, принявшей в 2014 году более 300 000 беженцев, показатель одобренных заявок достиг 76,6%.

Миграция — удар по идентичности ЦВЕ

Sandor Ujvari/MTI via AP
Каждый день с южного направления в
Венгрию прибывает более 1000 человек


Европейский союз рискует еще более отдалиться от настроений и мнения жителей Европы, что в будущем может создать благодатную почву для укрепления правых и крайне правых политических партий.

Первый серьезный кризис идентичности для жителей Центрально-Восточной Европы выявляет недостатки европейской интеграции. Несмотря на прочное внедрение стран ЦВЕ в механизмы и институты Европейского союза и существенно возросшее сознание себя в качестве европейского субъекта, не все аспекты интеграции приемлемы для Венгрии, Словакии или Чехии. Так, главы стран-членов Вишеградской четверки выступили против принудительных квот Европейского союза по распределению беженцев. При этом предлагаемая странами ЦВЕ система добровольных квот обречена на провал в еще большей степени, чем принудительных, ведь страны будут обязательно использовать любые средства, чтобы число мигрантов было минимальным. Словакия, например, намерена предоставлять убежище лишь нескольким сотням христиан, а мусульманам — нет.

Хотя порой может казаться, что миграционный кризис скоро закончится, факты свидетельствуют об обратном — каждый день с южного направления в Венгрию прибывает более 1000 человек. Страны Балканского полуострова, на который приходится основная доля мигрантов из Африки и Азии (в 2014 г. преобладал центрально-средиземноморский маршрут в сторону Италии), уже устали от нескончаемого потока беженцев и способствуют их передвижению в сторону стран-членов ЕС. Европейский союз рискует еще более отдалиться от настроений и мнения жителей Европы, что в будущем может создать благодатную почву для укрепления правых и крайне правых политических партий — особенно, если на фоне появления мигрантов в той или иной стране будут возникать конфликты. Даже сейчас, настаивая на обсуждении квот вместо ужесточения контроля над границами, ЕС рискует вызвать кризис доверия со стороны тех, кто в силу своей бедности или радикальной точки зрения категорически не согласен с общеевропейским курсом политики. Тем более что панъевропейские власти, кажется, недооценивают масштаб проблемы — Брюссель не в состоянии расселить 160 000 беженцев по странам Европы, при том, что реальное количество беженцев на десятки, если не на сотни, тысяч выше.

Первый серьезный кризис идентичности для жителей Центрально-Восточной Европы выявляет недостатки европейской интеграции.

Маловероятно, что Венгрия станет инициатором политического кризиса на фоне наплыва мигрантов, однако риторика В. Орбана — «карманного Путина», «Дональда Трампа Европы», вставшего на защиту христианских ценностей Европы, будет незаметно, шаг за шагом распространяться на другие страны Европы, усиливая критику ЕС и ориентируясь во все большей мере на местного национального избирателя.

1. Magyarok migrációja. // HVG. 2015. Szeptember 5. P.12.

2. Orbán Viktor: Schengen forog kockán. // Magyar Nemzet. 04.09.2015


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся