Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.58)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Стратиевский

Политолог, историк (Свободный университет Берлина), заместитель директора Берлинского Центра изучения Восточной Европы

14 октября 2018 г. в Баварии прошли очередные выборы в земельный парламент. Их предварительные результаты в целом соответствуют предвыборным прогнозам — партии, формирующие коалицию на общефедеральном уровне, потерпели ощутимое поражение. ХСС, который определяет политический ландшафт земли все послевоенные десятилетия, в сравнении с предыдущими выборами потерял треть голосов. Социал-демократы и вовсе утратили поддержку половины своих избирателей. Одна из ведущих немецких газет, «Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг», назвала результаты ХСС и СДПГ «историческими потерями», а журнал «Цицеро» заговорил о «землетрясении в Баварии». Партия АдГ ожидаемо вошла в Ландтаг, а политические силы, заявившие о себе как об альтернативе крупным партиям в рамках существующей политической системы (Зеленые и баварские «Свободные избиратели») смогли заметно улучшить свои результаты.

Во внутренней политике Германии продолжаются кризисные явления. Будущее правящей коалиции находится под угрозой. Важным этапом станут выборы в Гессене — регионе, в котором борьба между СДПГ и ХДС всегда была особенно ожесточенной.

14 октября 2018 г. в Баварии прошли очередные выборы в земельный парламент. Их предварительные результаты в целом соответствуют предвыборным прогнозам — партии, формирующие коалицию на общефедеральном уровне, потерпели ощутимое поражение. ХСС, который определяет политический ландшафт земли все послевоенные десятилетия, в сравнении с предыдущими выборами потерял треть голосов. Социал-демократы и вовсе утратили поддержку половины своих избирателей. Одна из ведущих немецких газет, «Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг», назвала результаты ХСС и СДПГ «историческими потерями», а журнал «Цицеро» заговорил о «землетрясении в Баварии». Партия АдГ ожидаемо вошла в Ландтаг, а политические силы, заявившие о себе как об альтернативе крупным партиям в рамках существующей политической системы (Зеленые и баварские «Свободные избиратели») смогли заметно улучшить свои результаты. В какой степени итог баварских выборов является отражением отношения избирателей к «широкой» коалиции в Берлине? Ослабятся ли позиции Ангелы Меркель? Можно ли говорить о политическом кризисе в стране?

«Баварский фактор»

Если подходить к оценке предвыборной ситуации в Баварии с точки зрения классической политологии, то ХСС и СДПГ не должны были получить столь ощутимый удар от избирателей. Бавария является одной из наиболее экономически и политически значимых федеральных земель Германии. В баварской политике доминирование Христианско-социального союза было всеобъемлющим — все премьер-министры земли, начиная с 1957 г., имели партбилет ХСС. До прошедших выборов эта партия обладала абсолютным большинством мест в Ландтаге, и сегодня ее представляют 40% муниципальных депутатов и 52 из 77 мэров баварских городов. СДПГ не столь успешна в Баварии, но и эта партия имела устойчивые позиции в ряде округов. Бургомистрами двух крупнейших городов земли, Мюнхена и Нюрнберга, традиционно становятся социал-демократы. Экономическая ситуация не давала подвода для недовольства. В 2017 г. Бавария, один из самых богатых регионов Европы, обеспечивала более 18% ВВП ФРГ, что в абсолютных цифрах превышает показатели целых европейских стран, например, Швеции или Польши. Статистика фиксирует экономический рост (2,8%) и рекордно низкий уровень безработицы (3,8%). Лидеры двух крупнейших партий земли также, казалось бы, соответствовали баварскому менталитету и политическому моменту. Премьер Баварии Маркус Зедер находится в своей должности всего полгода. Он не участвовал в серьезных скандалах и обладал скорее позитивным имиджем защитника «баварских интересов», в том числе в конфликте со своим предшественником Хорстом Зеехофером, получившим министерское кресло в Берлине. Наташа Коен, номер один предвыборного списка социал-демократов, стала председателем земельной парторганизации в 2017 г. Н. Коен считается харизматичным политиком нового поколения. Ее избрание главой баварских социал-демократов, а также в правление СДПГ было воспринято как один из символов давно назревшего обновления старейшей партии страны.

В коридорах немецкой политики называют трех представителей ХДС, которые могли бы претендовать на пост главы кабинета, — это генеральный секретарь Аннегрет Крамп-Карренбауэр, министр здравоохранения Йенс Шпан и министр обороны Урсула фон дер Лейен.

Тем не менее ХСС получила худший результат на выборах с 1950 г., а СДПГ — самый низкий результат на земельных выборах в целом, заняв лишь пятое место. Политический ландшафт Баварии претерпел значительные изменения. Социал-демократы проиграли выборы даже в своих политических «бастионах», таких как Мюнхен, «отдав» их Зеленым, а популярность консерваторов заметно упала в сельской местности. С уверенностью можно утверждать, что стратеги двух партий просчитались. ХСС в последние месяцы перед днем выборов частично переняла риторику «Альтернативы для Германии». В итоге, от партии отвернулись сторонники традиционных консервативно-христианских ценностей, а убежденные противники миграционной политики кабинета Ангелы Меркель предпочли «оригинал» (АдГ) или же вариант «лайт» в виде «Свободных избирателей», баварской политсилы, предлагающей неоднородную популистскую программу, смесь консерватизма и социал-либерализма. Именно с целью минимизации дальнейших электоральных потерь ХСС предпочел как можно скорее (через три дня после выборов) начать предварительное «зондирование» со «Свободными избирателями» и с Зелеными. В тактическом плане М. Зедеру не удалось максимально сплотить вокруг себя однопартийцев — Х. Зеехофер ушел с поста премьер-министра Баварии, но остался председателем ХСС, что создало эффект двоевластия. Социал-демократы в свою очередь сосредоточились на противостоянии консерваторам и правым, представляя себя в качестве защитника ценностей левоцентризма и мультикультурализма. Им не удалось распознать главного своего конкурента в Баварии — Зеленых. Избиратель и в этом случае отдал предпочтение «оригиналу», причем Зеленые, пребывающие в Бундестаге в оппозиции и провозглашавшие лозунги, практически идентичные лозунгам СДПГ, выглядели более убедительно.

«Берлинский фактор»

Еще одной серьезной ошибкой политтехнологов ХСС и СДПГ стало преувеличение значимости баварских «особенностей». Безусловно, жители Баварии обладают собственным региональным менталитетом, выраженным в традициях, жизненном укладе, народных праздниках, примечательном диалекте немецкого языка, малопонятном в других регионах ФРГ, а также в религии (единственная земля Германии, в которой в абсолютном большинстве не протестанты, а католики), что отличает их от остальных жителей страны. Нет сомнений, что эти факты необходимо учитывать в ходе планирования кампаний. Однако в этот раз федеральный тренд был не менее значим, чем местные мотивации и баварский колорит. Федеральное правительство, с таким трудом созданное в марте 2018 г., продолжает терять популярность у немцев. За прошедший год процент опрошенных, поддерживающих А. Меркель в роли канцлера, упал с 55% до 48%. Рейтинг «широкой» коалиции еще ниже — в октябре 2018 г. лишь 24% немцев были довольны ее работой, что на 7% меньше, чем в сентябре. Более того, респонденты негативно оценили результаты деятельности кабинета по большинству внутриполитических направлений (социальная политика, пенсионное обеспечение, рынок жилья, экология). ХСС и СДПГ были восприняты избирателями в Баварии как участники коалиции, ответственные за ее политику, а не как «независимые» от Берлина игроки. К тому же Христианско-социальный союз очутился в электоральной ловушке, утратив как доверие критиков федерального правительства А. Меркель, так и тех, кто, наоборот, считает стратегию ХСС деструктивной, нарушающей единство консерваторов и правоцентристов ФРГ. Несколько отличным от «берлинского» оказалось лишь восприятие в Баварии либералов СвДП и «Левых» — малых партий, традиционно имеющих слабые позиции и ограниченные мобилизационные ресурсы на юге Германии.

Во внутренней политике Германии продолжаются кризисные явления. Будущее правящей коалиции находится под угрозой. Важным этапом станут выборы в Гессене — регионе, в котором борьба между СДПГ и ХДС всегда была особенно ожесточенной.

Долгое время Германия считалась островком стабильности в Евросоюзе. Затянувшийся процесс формирования коалиции по итогам парламентских выборов 2017 г. стал серьезным испытанием для политической системы ФРГ. К лету 2018 г. вновь обозначились острые противоречия между коалиционерами — новый этап противостояния между А. Меркель и Х. Зеехофером, чуть было не завершившийся отставкой главы МИДа, конфликт ХСС и СДПГ, вынужденный уход в отставку руководителя внутренней контрразведки Германии, который первоначально должен был получить пост статс-секретаря в министерстве Х. Зеехофера. В конце сентября произошло событие, которое нанесло еще более чувствительный удар по позициям А. Меркель. Неожиданно потерял свой пост Фолькер Каудер, близкий соратник А. Меркель, 13 лет возглавлявший фракцию ХДС/ХСС в Бундестаге. Во главе парламентских консерваторов стал малоизвестный депутат Ральф Бринкхауз, которого причисляют к правому крылу христианских демократов, недовольных политикой канцлера. Вице-президент Бундестага Томас Оперманн (СДПГ) кратко охарактеризовал происшедшее: «Это восстание против Меркель». Итоги голосования в Баварии стали еще одним ощутимым ударом по федеральному правительству и по канцлеру. Следующим испытанием для А. Меркель станут выборы в крупной земле Гессен, которые состоятся 28 октября. Опросы показывают, что рейтинг ХДС в этом регионе, в котором расположена в том числе финансовая столица страны — Франкфурт-на-Майне, продолжает падать. Поражение консерваторов в Гессене может стать еще одним фактом, подтверждающим ослабление позиций канцлера. Однако нельзя утверждать, что А. Меркель находится на грани отставки. Ключевой вопрос состоит в том, кто мог бы ее заменить. В коридорах немецкой политики называют трех представителей ХДС, которые могли бы претендовать на пост главы кабинета, — это генеральный секретарь Аннегрет Крамп-Карренбауэр, министр здравоохранения Йенс Шпан и министр обороны Урсула фон дер Лейен. Но все трое не представляют для А. Меркель непосредственной угрозы — двое из перечисленных политиков являются ее близкими соратниками, а Й. Шпан, входящий в оппозиционное по отношению к А. Меркель крыло христианских демократов, не имеет достаточных ресурсов, чтобы бросить вызов действующему канцлеру. Угроза для дальнейшего существования коалиции исходит скорее из рядов социал-демократов. В коалиционном договоре зафиксирована возможность проверки нахождения СДПГ в составе правительства по итогам первой половины избирательного периода, то есть в 2019 г. Союз с ХДС и ранее не пользовался поддержкой многих социал-демократов. На внутрипартийном референдуме в марте 2018 г. более трети членов партии высказались против создания «широкой» коалиции, а целые объединения в составе СДПГ (например, молодежная организация) открыто призывали отказаться от такого формата правительства. Поражение социал-демократов на выборах в Баварии и продолжающееся падение рейтинга по Германии в целом способствуют усилению критики нынешнего правительства со стороны левоцентристов и дискуссии о целесообразности пребывания в составе коалиции. Хильде Маттайс, депутат Бундестага и руководитель левоориентированной внутрипартийной группы DL-21, говорит о «шаге, который нужно когда-то сделать, чтобы не пойти ко дну». Ральф Штегнер, заместитель председателя СДПГ, напоминает о возможности ревизии соглашения в 2019 г.: «Если не произойдет заметных изменений в Берлине, то правительственная коалиция долго не продержится». Молодые социал-демократы высказываются еще более решительно, считая «широкую» коалицию основным источником бед партии. Лидер молодежной организации СДПГ Кевин Кюнарт заявил: «Или мы еще раз попытаемся призвать наших партнеров к разуму, или мы уйдем». А отделение «Юных социалистов» в СДПГ Баварии высказалось предельно радикально после объявления результатов экзит-пулов 14 октября: «Коалиция с ХДС/ХСС была ошибкой, и это еще сильнее проявилось этим вечером. Единственным логичным выводом из происшедшего может стать завершение этой коалиции».

Продолжение политического кризиса?

Во внутренней политике Германии продолжаются кризисные явления. Будущее правящей коалиции находится под угрозой. Важным этапом станут выборы в Гессене — регионе, в котором борьба между СДПГ и ХДС всегда была особенно ожесточенной. Сегодня в Гессене правит коалиция консерваторов и Зеленых, а СДПГ выступает в комфортной для нее оппозиционной роли. На выборах 2013 г. социал-демократам удалось преодолеть существовавший уже тогда негативный для них тренд и улучшить свой результат на 7%. Актуальные опросы симпатий избирателей в этой земле дают основание предполагать возможность самых разных форматов правительства — от «широкой» коалиции или продолжения союза ХДС и Зеленых до пестрого левоцентристского или леволиберального объединения СДПГ, Зеленых, а также Левых или СвДП. Все указанные варианты несут в себе опасность для коалиции в Берлине. Если социал-демократы в очередной раз окажутся за бортом земельного правительства, то курс правления партии на сохранение союза с консерваторами в Берлине станет еще более непопулярным. В случае вхождения СДПГ в гессенское правительство в роли младшего партнера недовольство в рядах социал-демократов не будет столь сильным, но все же останется ощутимым, ибо интуитивно возникнут ассоциации с положением СДПГ в Берлине. Создание же любого союза без ХДС вызовет бурю негодования христианских демократов, причем произойдет это за две недели до федерального съезда партии. В случае реализации этого сценария вполне возможно формирование группы делегатов, которые вынесут на рассмотрение вопрос о дальнейшем нахождении А. Меркель на посту председателя ХДС.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.58)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся