Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.33)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Селин Пажон

Руководитель Отдела японских исследований Центра изучения стран Азии Французского института международных отношений (IFRI), Париж

Создание нового военного союза AUKUS между Австралией, Великобританией и США стало настоящим шоком для Франции. Несмотря на историческое значение сделки и серьезные негативные последствия для интересов Франции, включая разрыв контракта на поставку 12 подводных лодок Канберре, с Парижем не проводилось никаких консультаций, и французское руководство не было заблаговременно поставлено об этом в известность. Вот почему столь резкая реакция и бурное негодование министра иностранных дел Франции Ле Дриана, охарактеризовавшего произошедшее как «удар в спину», вполне объяснимы. Новый альянс действительно изменит правила геополитической игры в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) и за его пределами. Франции придется адаптироваться к этой новой реальности, но ее индо-тихоокеанская стратегия и фокус на регионе не претерпят изменений, хотя AUKUS и может осложнить усилия Парижа на этом направлении.

У Франции имеются все основания быть в ярости, о чем она открыто заявляет. Французская дипломатия выражает глубокое разочарование и расценивает случившееся как предательство по отношению к союзникам и партнерам. Столь демонстративное негодование призвано, среди прочего, усилить позиции Франции при обсуждении надлежащей компенсации за ее экономические потери и потерю лица. Однако Парижу следует проявить осмотрительность и воздержаться от опрометчивых действий. Вряд ли имеет смысл препятствовать обсуждению Соглашения об экономическом партнерстве между ЕС и Австралией, которое в целом взаимовыгодно и может послужить укреплению позиций ЕС (а значит, и Франции) в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами.

После создания AUKUS Франция активизирует свои усилия по созданию сети средних держав. Япония и Индия, выражая поддержку новому альянсу, будут стремиться сохранить участие Парижа в региональных делах в полном объеме, а Нью-Дели может быть заинтересован в заключении нового оборонного соглашения. Париж готов продать Индонезии 36 истребителей «Рафаль» и работает над укреплением партнерских отношений с Малайзией, Филиппинами и АСЕАН, с которой в марте было подписано соглашение о партнерстве в области развития. Инклюзивные взгляды Франции и Европы на Индо-Тихоокеанский регион совпадают с подходом АСЕАН, что объясняет, почему ЕС стал одним из самых надежных партнеров для стран-членов Ассоциации.

Еще более важным является то, что отныне подход Парижа к Индо-Тихоокеанскому региону найдет полную поддержку в новой стратегии ЕС для этого региона. Эти два подхода эффективно взаимодействуют и дополняют друг друга. Стратегия ЕС нацелена на построение устойчивых производственно-сбытовых цепочек — в первую очередь это относится к полупроводникам, — в том числе путем заключения соглашения с Тайванем. Установление стандартов в торговле, цифровых доменах и новых технологиях «в соответствии с демократическими принципами» является одной из приоритетных задач ЕС. В стратегии даже упоминается «заинтересованность ЕС в сотрудничестве с Четырехсторонним диалогом по безопасности по вопросам, представляющим общий интерес, таким как изменение климата, технологии или вакцины». Это свидетельствует о том, что приоритеты ЕС согласуются с тем, что находится в центре внимания Америки, и что стратегическая автономия не препятствует необходимому и тесному сотрудничеству с Вашингтоном и другими ключевыми партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе. Поскольку ЕС является признанной сверхдержавой и крупным экономическим игроком, США не смогут позволить себе не принимать его во внимание, если они действительно хотят повлиять на Китай. В новом дивном мире, перспектива которого открывается созданием альянса AUKUS, Франция и Европа останутся значимыми и активными игроками.

Создание нового военного союза AUKUS между Австралией, Великобританией и США стало настоящим шоком для Франции. Несмотря на историческое значение сделки и серьезные негативные последствия для интересов Франции, включая разрыв контракта на поставку 12 подводных лодок Канберре, с Парижем не проводилось никаких консультаций, и французское руководство не было заблаговременно поставлено об этом в известность. Вот почему столь резкая реакция и бурное негодование министра иностранных дел Франции Ле Дриана, охарактеризовавшего произошедшее как «удар в спину», вполне объяснимы. Новый альянс действительно изменит правила геополитической игры в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) и за его пределами. Франции придется адаптироваться к этой новой реальности, но ее индо-тихоокеанская стратегия и фокус на регионе не претерпят изменений, хотя AUKUS и может осложнить усилия Парижа на этом направлении.

Переломный момент в Индо-Тихоокеанском регионе

Решение Австралии о приобретении атомных подводных лодок при вступлении в трёхсторонний альянс, предложенный США и Великобританией, открывает новую эру в Индо-Тихоокеанском регионе. Оно отражает резкое изменение позиции Канберры по отношению к Пекину за последние годы. Новая оценка Австралией угрозы привела к принятию крайне чувствительного с политической точки зрения решения: усилить свою вовлеченность и перейти в эксклюзивный клуб обладателей атомных подводных лодок (наряду с Китаем, Францией, Индией, Россией, Великобританией и США), тем самым повышая статус средней державы до статуса почти великой державы. В долгосрочной перспективе такой выбор, помимо прочего, усугубляет зависимость обороноспособности Австралии от Вашингтона. При этом Канберре придется ждать получения своей первой атомной подводной лодки по меньшей мере до 2040 года, в то время как от Франции она получила бы обычные субмарины уже в 2030 году. В то же время решение США о продаже подобных стратегических вооружений создаёт прецедент с потенциальными последствиями в плане ядерного распространения, поскольку такие страны, как Китай, могут посчитать себя вправе продавать аналогичную технику, скажем, Пакистану или Северной Корее. Вот почему подобный шаг чреват дестабилизирующими последствиями и подстёгивает гонку вооружений, уже подпитываемую внушительным наращиванием Китаем своей военной мощи.

Кроме того, AUKUS знаменует собой поворотный момент в расстановке сил в Индо-Тихоокеанском регионе. Создание США альянсов и партнерств в противовес Китаю происходило и раньше, но новое трехстороннее образование — это явление совершенно иного порядка: союз должен быть сильным, близким и долговечным. Передача вооружений стратегического назначения и, возможно, не менее значимое сотрудничество в таких критически важных областях, как новые технологии, искусственный интеллект, квантовые технологии и т.п., призваны связать трех партнёров «на поколения». Таким образом, AUKUS становится новым механизмом, на котором США планируют основывать свою стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе в противовес Китаю.

Состав QUAD отличает слишком большая неоднородность — у Японии и Индии имеются свои ограничения в плане сотрудничества в оборонной области. Однако посредством AUKUS Вашингтон нашел способ сплотить ключевую группу союзников, чтобы они твердо придерживались одной линии, а США оказались бы хозяином положения в отношениях с Китаем. Привлечение в альянс Великобритании, которая не является индо-тихоокеанской державой, может показаться не самым удачным выбором, однако он вполне оправдан, если принимать во внимание, что США ставят во главу угла близость, оперативную совместимость и согласованность действий. Три страны имеют действительно долгую историю тесного сотрудничества, не в последнюю очередь благодаря соглашению о взаимодействии специальных служб пяти англоговорящих государств «Пять глаз» (Five Eyes). Таким образом, AUKUS станет новым ядром партнеров США, которое Вашингтон сможет использовать для сдерживания Китая. Для Пекина это, безусловно, плохая новость. При этом Пекин воспользуется созданием AUKUS для оправдания своих действий военного характера, что наверняка приведет к повышению рисков безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.

Удар по Франции и Европе

Создание альянса AUKUS резко изменяет обстановку в неспокойном Индо-Тихоокеанском регионе и, в частности, бьет по Франции.

Во-первых, новый блок серьезно подрывает её отношения с Австралией. Еще в 2018 году на базе Гарден-Айленд в Сиднее президент Макрон обнародовал стратегию Франции в ИТР. Тогда он дал понять, что считает Австралию одним из ключевых партнеров Франции в предпринимаемых ею усилиях. Контракт на строительство подводных лодок был ключевым элементом, прочно связывающим обе страны. Для его заключения были приложены немалые усилия, и Париж прекрасно сознавал трудности, с которыми неизбежно столкнется при его выполнении. При этом из Канберры никогда не поступало никаких сигналов о смене приоритетов и желании оснастить подводные лодки атомными силовыми установками, в чем заинтересованы ее военно-морские силы (согласился бы Париж поделиться своими технологиями — уже совсем другая история). В поисках альтернативы Австралия, проигнорировав Париж, обратилась к США и Великобритании, тем самым унизив Францию, которая теперь считает себя жертвой обмана и двуличия. Мало того, для Франции создание AUKUS означает значительные экономические потери, которые лишат работы тысячи людей.

Еще большее возмущение вызывает у Парижа его американский союзник. Заключение партнерства AUKUS и согласие на продажу Австралии атомных подводных лодок является проявлением realpolitik в чистом виде. Администрация Байдена неизменно показывает, что системное соперничество с Китаем задает тон во всей её внешней политике. Крушение планов и надежд исторического союзника представляется вполне допустимым, если речь заходит о принципиальных интересах США, а опережение Китая и его сдерживание теперь явно входит в их число.

Негодование Франции усиливает и непоследовательность риторики администрации Байдена в отношении своих союзников. В январе 2021 г. советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан призвал страны мира присоединиться к «хору голосов» против Китая, причем роль ключевых партнеров отводилась европейцам. Однако приглашения вступить в альянс удостоилась лишь Великобритания. Франция, ведущая европейская держава в Индо-Тихоокеанском регионе и наиболее активный поборник развития индо-тихоокеанского направления в ЕС, оказалась за бортом событий.

Кроме того, создание AUKUS именно в тот день, когда ЕС опубликовал свою стратегию сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе, отражает неуважение к европейцам. Между тем, нахождение политического консенсуса между 27 государствами при всех различиях их интересов в Индо-Тихоокеанском регионе и отношений с Китаем, представляет собой исключительное достижение, потребовавшее огромных усилий.

В этом плане решение США, судя по всему, усложнит координацию действий с администрацией Байдена по Китаю и ИТР и скорее ослабит, нежели чем укрепит демократический фронт, который США стремятся развернуть против Пекина. Есть мнение, что стратегическая автономия Франции осложнила инициативу создать такую группировку. Однако в действительности стратегии Франции и США в Индо-Тихоокеанском регионе взаимодополняли друг друга, причем Париж выступал в качестве весьма эффективной объединяющей силы, способной координировать действия с участниками Четырехстороннего диалога по безопасности, а также государствами АСЕАН, не желающими проявлять конфронтацию по отношению к Китаю. Такие державы Юго-Восточной Азии, как Индонезия и Малайзия, уже выражают озабоченность по поводу новой гонки вооружений в регионе, спровоцированной AUKUS.

Вот почему в деле укрепления солидарности между партнерами-единомышленниками в отношении Китая неуклюжее объявление о создании AUKUS представляется более разрушительным, нежели стратегическая автономия Франции. Пекин будет только счастлив использовать представившуюся возможность с тем, чтобы вбить между ними клин. После ухода США из Афганистана разрыв между заверениями Америки о важности союзников и партнеров с одной стороны и отсутствием консультаций и обсуждения с ними важных вопросов с другой стороны лишь побуждает европейцев ускорить продвижение к расширению стратегической автономии.

В конечном счете, AUKUS ставит под сомнение саму природу сегодняшних союзов. Как союзникам надлежит относиться друг к другу? Где должны проходить красные линии? Крайне переменчивая геостратегическая среда в Индо-Тихоокеанском регионе вынуждает всех игроков постоянно пересматривать и корректировать свою позицию с тем, чтобы извлечь максимальные выгоды, обезопасить себя от рисков и защитить свои интересы. Таким образом, ИТР представляет собой плодородную почву для достижения гибких договоренностей, образования стратегических партнерств, мини-альянсов, а также коалиций для решения конкретных задач. Судя по всему, новый альянс AUKUS не вписывается в рамки этой тенденции. Осмысление подобных стратегических партнерств и их разграничение от альянсов старого образца требуют глубокого изучения. Кроме того, особая привлекательность Индо-Тихоокеанского региона как геополитического конструкта заключается в его полиморфной, гибкой природе, которая позволяет создавать коалиции заинтересованных сторон и координировать их действия, не вызывая при этом антагонизма. AUKUS должен бы быть структурой, которая усилит координацию действий единомышленников в регионе, а не тормозом на её пути.

Приверженность Франции Индо-Тихоокеанскому региону сохранится

У Франции имеются все основания быть в ярости, о чем она открыто заявляет. Французская дипломатия выражает глубокое разочарование и расценивает случившееся как предательство по отношению к союзникам и партнерам. Столь демонстративное негодование призвано, среди прочего, усилить позиции Франции при обсуждении надлежащей компенсации за ее экономические потери и потерю лица. Однако Парижу следует проявить осмотрительность и воздержаться от опрометчивых действий. Вряд ли имеет смысл препятствовать обсуждению Соглашения об экономическом партнерстве между ЕС и Австралией, которое в целом взаимовыгодно и может послужить укреплению позиций ЕС (а значит, и Франции) в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами.

Со временем пыль уляжется, и партнерства восстановятся. Австралия является важным соседом заморских территорий Франции в южной части Тихого океана, поскольку обе страны, наряду с Новой Зеландией, связаны соглашениями о безопасности по координации гуманитарной помощи/ликвидации последствий стихийных бедствий в этом районе (FRANZ) и мониторингу незаконного, несообщаемого и нерегулируемого рыбного промысла. В отношении США столь крупный кризис в трансатлантическом альянсе наблюдался в 2003 году из-за войны в Ираке, а затем в 2013 году в Сирии, что теперь уже стало делом прошлым. Для залечивания французских ран СШААвстралии) придется немало потрудиться, поскольку они заинтересованы в том, чтобы заручиться поддержкой Франции и Европы в Индо-Тихоокеанском регионе.

AUKUS, безусловно, осложнит жизнь как атлантистам, так и сторонникам амбициозных французских устремлений в Индо-Тихоокеанском регионе. Создание альянса усиливает лагерь скептиков, которые с самого начала подвергали сомнению стратегию Франции в Индо-Тихоокеанском регионе, опасаясь чрезмерного перенапряжения сил и попадания в ловушку конфронтационной политики США в отношении Китая.

Тем не менее приверженность Франции вовлеченности в Индо-Тихоокеанский регион не ослабеет, не в последнюю очередь потому, что у страны имеются в нем значительные суверенные интересы. На территориях как в Индийском океане (острова Майотта и Реюньон), так и в Тихом океане (Новая Каледония, Французская Полинезия…) проживает около полутора миллионов французских граждан и находится более 90% ее обширной исключительной экономической зоны (9 млн. км²). Военное присутствие Франции там насчитывает 8 тысяч человек, которые занимаются обеспечением безопасности этой огромной территории. Таким образом, вовлеченность Франции в Индо-Тихоокеанский регион обусловлена не пустой риторикой, а постоянной приверженностью. Кроме того, в этом регионе расположены некоторые ведущие партнеры Франции по торговле и в сфере безопасности, а защищенность морских маршрутов, связывающих Европу и Восточную Азию, является ключом к её экономической безопасности.

Наконец, Индо-Тихоокеанский регион является основным театром стратегического соперничества КНР и США, которое (с большой вероятностью) будет определять будущий мировой порядок. Франция как постоянный член Совета Безопасности ООН является действенным и ответственным участником мировых процессов, уже подтвердившим свою приверженность поддержанию порядка и стабильности в регионе на основе верховенства права. Только в этом году Париж направил в феврале атомную подводную лодку в Южно-Китайское море, в мае провел на отдаленном японском острове четырехсторонние военно-морские учения с участием Франции, США, Японии и Австралии, возглавил военно-морские маневры Ла-Перуз в Индийском океане с участниками Четырехстороннего диалога по безопасности, а этим летом отправил истребители «Рафаль» в Полинезию и Гавайи.

После создания AUKUS Франция активизирует свои усилия по созданию сети средних держав. Япония и Индия, выражая поддержку новому альянсу, будут стремиться сохранить участие Парижа в региональных делах в полном объеме, а Нью-Дели может быть заинтересован в заключении нового оборонного соглашения. Париж готов продать Индонезии 36 истребителей «Рафаль» и работает над укреплением партнерских отношений с Малайзией, Филиппинами и АСЕАН, с которой в марте было подписано соглашение о партнерстве в области развития. Инклюзивные взгляды Франции и Европы на Индо-Тихоокеанский регион совпадают с подходом АСЕАН, что объясняет, почему ЕС стал одним из самых надежных партнеров для стран-членов Ассоциации.

Еще более важным является то, что отныне подход Парижа к Индо-Тихоокеанскому региону найдет полную поддержку в новой стратегии ЕС для этого региона. Эти два подхода эффективно взаимодействуют и дополняют друг друга. Стратегия ЕС нацелена на построение устойчивых производственно-сбытовых цепочек — в первую очередь это относится к полупроводникам, — в том числе путем заключения соглашения с Тайванем. Установление стандартов в торговле, цифровых доменах и новых технологиях «в соответствии с демократическими принципами» является одной из приоритетных задач ЕС. В стратегии даже упоминается «заинтересованность ЕС в сотрудничестве с Четырехсторонним диалогом по безопасности по вопросам, представляющим общий интерес, таким как изменение климата, технологии или вакцины». Это свидетельствует о том, что приоритеты ЕС согласуются с тем, что находится в центре внимания Америки, и что стратегическая автономия не препятствует необходимому и тесному сотрудничеству с Вашингтоном и другими ключевыми партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе. Поскольку ЕС является признанной сверхдержавой и крупным экономическим игроком, США не смогут позволить себе не принимать его во внимание, если они действительно хотят повлиять на Китай. В новом дивном мире, перспектива которого открывается созданием альянса AUKUS, Франция и Европа останутся значимыми и активными игроками.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.33)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся